Замри и умри

Ты воображаешь, как жёсткое лезвие рассекает ткани, и он захлёбывается собственной густой кровью. Он, она, не имеет значения. Ты видишь человека, может, единожды, но так страстно жаждешь его смерти.
Ты груб и колок на язык, ты нихрена не нуждаешься ни в ком.
Ты хмуришься и проклинаешь Богов. 
Не себя. Себя ты любишь. Себя ты превозносишь. Не противно?
Интересно, а где расположена та самая точка, после которой и хуже, думается, быть не может, а ты просто так дёргаешь крылами, дёргаешь — предсмертная агония?..
 
«Это вино из одуванчиков становится всё более мерзким.»
Перейти на страницу автора