ДРУГ

 
 
Он сидел на корточках перед небольшим холмиком из свежей земли. Подперев лицо кулаком и, устремив, ничего не видящий, взгляд, куда-то вдаль, прямо перед собой.
Рядом… с распахнутой водительской дверью, стоял его автомобиль, а, тут же растущая, молоденькая березка старалась нежно и не навязчиво уберечь его от прямых попаданий солнечных лучей.
Воздух был наполнен веселым пением птиц, а июньское солнце ласкало все на своем пути, также и, не успевший зарасти луговыми травами, холмик. Аккуратно просачивалось через тоненькие ветви еще совсем молодого, пока не окрепшего деревца.
Неподалеку же проходила автомагистраль, о близости которой оповещали, с шумом по ней проносящиеся, автомобили…
 
Он сидел и смотрел куда-то вперед. Смотрел и ничего не видел, а, может, и видеть не хотел. Виски отливали серебром седины, а по щекам катились скудные мужские слезы.  
Да, он плакал… тихо, не в силах произнести ни слова. В ушах стоял звон, а в груди что-то покалывало…
Плакал скудно… по-мужски, сжав до боли зубы. Никого не боясь и не стесняясь. Лишь, с трудом, как бы про себя, выговаривая:
 
- Не уберег я тебя, дружок… Не смог… Прости…
 
В голове же крутился ролик, в котором он со своим преданным другом: немецкой овчаркой, играет, бросая подальше пластиковую бутылку с водой. А тот, не скрывая удовольствия, подпрыгивая повыше, бежит в сторону, откуда донесся звук её падения. Отыскивает и, весь извиваясь от радости, быстро доставляет её хозяину. Пытается не отдавать… и тянут они эту бутылку, каждый к себе… Вот она вырывается из рук хозяина и тот, со всего маху, крякнув, падает на спину. Пес послушно, как бы чувствуя вину, подносит эту бутылку и покорно кладет её рядом… Лижет руки, нос и уши… поскуливает, как бы, извиняясь.
 
Каждый раз, учуяв звук хозяйского автомобиля, а слышал он его издалека… даже при всей шумности обыденного дня, наш четвероногий друг впадал в радостный истериоз, предчувствуя скорую встречу с хозяином. Сопровождаемую, как правило, почесыванием грудки и за ухом... Что он, в общем-то, и любил, наверное, больше всего на свете.
 
Вспоминались бессонные ночи, когда тот, будучи щенком, заболел собачьей «чумой». Как он страдал и плакал по-собачьи, цепляясь за каждую секунду жизни, за каждое её мгновение. Как приходилось дежурить возле него круглосуточно, без сна и отдыха, делая инъекции и другие процедуры…
Перед глазами светился пытливый взгляд, с которым тот каждый раз встречал его во дворе. И вот… его нет! И больше уже никогда не будет!
 
- Даже не притормозил! – сквозь спазмы, снова вырвалось из груди, при воспоминании об автомобиле, оборвавшем эту, никому не мешавшую, полную позитивной энергии,  жизнь.
- Прости, родной. Не смог.
 
Он плакал от обиды и своей беспомощности перед неизбежностью. Плакал, осознавая, что, через каких-то пару часов, он должен будет снова стать сильным и бескомпромиссным. Через пару часов его жизнь, полная стрессов и противоречий, достижений и противостояний снова войдет в свой привычный уклад. И никто не имеет права знать о том, что он, такой респектабельный, морально непоколебимый и уверенный в себе человек, тоже имеет слабости. Тоже умеет чувствовать и осознавать свою беспомощность перед волей Господней.
Но сейчас ему ничего не хотелось. Перед глазами, еще раз и еще, воскресали эпизоды с любимцем.
 
Как, вдруг: совсем рядом он услышал учащенное дыхание. Осторожно обернулся в пол оборота и замер…
 
В двух шагах от него стоял и смотрел ему в глаза огромный подросток «кавказской» овчарки. Весь грязный. Шерсть была сбита в комки с запутавшимися колосьями и элементами сухих полевых трав. Сквозь черную, сбившуюся густую шерсть четко вырисовывались рельефы от выделяющихся ребер.
Когда-то красивый, пушистый хвост, слипшийся от высохшей грязи, чуть заметно махнул, как бы, здороваясь. А влажные глаза замерли в ожидании реакции на визит.
 
- Ты кто? – вырвалось, - откуда ты взялся?
 
В ответ только взмах тем самым, грязным хвостом и… снова пытливый и недвижимый взгляд.
 
- Как ты сюда попал? Завезли… наверное? Кому-то стал не нужным? Есть хочешь? – и снова: реакция хвостом.
 
Мужчина осторожно поднялся на ноги и, сопровождаемый пристальным взглядом, аккуратно направился к автомобилю, где на заднем сидении лежала буханка хлеба. Отломил половину и протянул гостю.
Тот, недоверчиво понюхал и осторожно взял её передними зубами. Отошел несколько шагов. Положил угощение в траву и, прижав его лапой, начал аккуратно  откусывать маленькие ломти. Откусывая ломоть за ломтем, он с недоверием поглядывал на добродетеля.
 
- Извини, друг. Мяса у меня нет. Разве что – я. Но, раз уж я до сих пор живой… так понимаю, что мяса тебе не хочется. – сказал, сопровождая слова горькой улыбкой, мужчина.
 
Тем временем, первая половина хлеба была съедена и снова – пытливый взгляд.
 
- Нельзя! Ты голоден и поэтому сразу много есть нельзя! А, знаешь: поехали домой? – сказал, через паузу, - Чего пропадать-то? Только давай договоримся: мы иногда будем сюда приезжать. Будем проведывать моего старого и очень хорошего друга. Договорились?
 
Утер салфеткой остатки слез и открыл пассажирскую дверь. Приглашая, похлопал ладонью по сидению.
Пес, недоверчиво посматривая то на сидение, то на хозяина, после недлинной паузы, все-таки осторожно подошел к автомобилю и, оглядываясь по сторонам, занял предложенное место.
 
- Да, ты сообразительный! Ну, вот и: «ладушки».
 
Через несколько минут, оставляя позади километр за километром, автомобиль уносил их в сторону города.
То, набирая скорость, а то, её сбрасывая, они мчались к чьему-то дому - сегодняшнему, а к чьему-то - будущему.
Пес же непоколебимо сидел на сидении, а сквозь его плотно сжатые челюсти обильно выделялась слюна.
 
- Да не волнуйся ты! Не будешь ты обижен. Чего так распереживался? Не на «бойню» ж едем.
Тем временем: вот он и дом.
 
- Посмотри на себя в зеркало! На кого ты похож? Ну-ка, пошли в ванную.
Под струями теплой воды с шампунем пес прикрыл глаза от удовольствия и стойко продолжал стоять, наблюдая за грязными ручьями, стекающими с его густой длинной шерсти.
 
- Туалет закончен! Вылезай! – прозвучало. И «купальщик», стряхнув остатки воды, послушно оставил ванную.
- Да ты, приятель, просто, умница. – новый хозяин похлопал пса по спине ладонью, а тот, в свою очередь, сел у его ног и с благодарностью лизнул ему руку.
 
Тем временем мокрая шерсть стала приобретать совершенно другие оттенки, но, запутавшиеся в ней, высохшие колосья, все же напоминали о нелегкой судьбе животного.  
 
- Нет – это никуда не годится! – и вот, специальная щетка заботливо принялась за чистку «прически». А через час во дворе уже величаво, не спеша, стал расхаживать пушистый большой и красивый пес… будущая гроза непрошенных гостей.
- Как же тебя зовут, приятель? А давай-ка, мы назовем тебя: «Блэк»? Ты не возражаешь?
В ответ: прижались купированные уши и несколько оборотов пушистым, как у белки, хвостом.
- Вот и решили! Значит, ты будешь теперь «Блэком»! – размахнулся и бросил через весь двор пластиковую бутылку с остатками «Лимонада».
 
К радостному удивлению хозяина, пес грозно пролаял ей вслед, затем поднялся, весело взглянул на нового хозяина и, взмахнув красивым хвостом, семимильными прыжками помчался за ней.
Через секунду он уже возвращался с бутылкой в зубах.
 
- Да кто ж тебя такого выбросил!? Молодец! – потрепал пса по загривку хозяин, когда тот положил бутылку у его ног. – Ну, что ж, сейчас покормим тебя и оставляю за старшего здесь. Мне надо смотаться на работу. Я быстро. Лады?
Создалось впечатление, что тот понимает человеческую речь. Настолько адекватной была его реакция на сказанное. Он направился к посудине в вольер, где его ожидало вкусное угощение, а хозяин, тем временем, заперев за собой входные ворота, запустил двигатель и плавно направил автомобиль в сторону, где его ожидали дела повседневные… трудовые.
 
К вечеру предстояло еще представить нового друга семье: жене и дочери.
Но это уже будет другая история, а пока – Блэк внимательно изучал запахи нового жилища, новой территории и настораживал в сторону улицы купированные уши, желая различить среди уличного шума звук того автомобиля, который доставил его сюда. Который положил начало его новой, полной загадок и приятных впечатлений, жизни.
Перейти на страницу автора