Мы все клоуны...

Мы все клоуны.
Клоуны. Печальные клоуны.
Понимаете? Клоуны. К-Л-О-У-Н-Ы!
Каждый новый концерт. Представление. Мы в гримёрке наносим грим на свои лица. Рисуем яркие, широкие улыбки. Подводим глаза. Чтобы быть заметными.
Мы клоуны. Печальные, унылые клоуны. Своею болью смешащие толпу. Слезами вызывая аплодисменты. Падением – восторг.
Мы клоуны.
И после представления смываем маски. И рыдаем глядя в отражение. Клоуны. Печальные, унылые клоуны.
Возвращаемся домой стараясь ни о чём не думать. Не подпускать мысль оступится под проезжающий мимо автомобиль. Чтобы всё было несчастным случаем и только.
Мы клоуны.
Возвращаясь домой, стараемся не думать о том, чтобы отпустить педаль тормоза. И тогда это будет несчастный случай.
Мы клоуны.
Клоуны, когда плюём на всё и оставляем грим на месте. Завтра ведь опять его наносить. Мы клоуны с огромными улыбками на лице. И по утрам уже только подправляем въевшийся макияж.
Клоуны.
Мы размещаем две трубочки за ушами. И только нажатием пальца разрешаем плакать, когда нам это нужно. Мы клоуны. И мы привлекаем к себе внимание толпы на арене. Своей болью.
Мы встречаем таких же. И у кого совпадают цвета с нашими, остаются с нами. И мы уже смешим друг друга.
Клоун. Самая жестокая и печальная профессия в мире. Клоун с настоящими слезами, самый жалкий и печальный образ в мире.
В мире, который был назван театром, но являющийся цирком.
Мы клоуны. Все мы. И зрители меняются с выступающими. И мы уже сами хохочем над болью клоуна. Смеёмся потому, что в цирке всегда смешно.
Мы плачем нажатием пальца. Чтобы, когда пришло время идти домой, настоящие слёзы не смыли так долго и тщательно рисовавшееся лицо.
Мы клоуны. Все мы.
 
Перейти на страницу автора