винигрет

Отрыли календарь, и значит так выходит,
Что кто-то там, вверху, на небе ходит.
Сам, добровольно, и ничьей вины
- Грозит ненастьем для матушки Земли.
И как такое нам понять?
Сие не бабки, а ученые мычат…
Булыжник грозный, как большой аул,
Возможно, кто-то с места ковырнул.
Уже летит фигня та, весом с гору,-
Менять штаны, пожалуй, будет в пору.
С испугу может, аль в бреду -
Я до сортира точно не дойду…
Братуха Майя явно был торчок
- Прикол затеять, пыхнуть косячок,
Тот календарь и место, где нашли,-
Густые заросли ядреной конапли.
В заду подходит, и в уме кручина
- Боюсь я пукнуть, - в этом вся причина!
Вдруг камень этот звуком сотрясет,
Слетит с катушек, и сортир снесет?
Прикол понятен, знать ему с руки…
А что наука? курит косяки?
Я сам наверное с этим разберусь
Обидно будет, если обосрусь. …..
- о Боже, она обдолбана, быстро вызовите скорую!
....накануне – несколько днейназад…
«Ich weiß nicht, was soll es bedeuten,
Dass ich so traurg bin;
Ein Märchen aus alten Zeiten,
Das kommt mir nicht aus dem Sinn…»
…что это я? На лирику потянуло?...
Помниться как я терпеть не могла уроки немецкого в школе – толи за его беспардонное произношение, которое близилось в моей голове к порнографии, толи за учителя, которая вроде была неплохим человеком, но потом от нее разило, как от тракториста в сезон. Правда это стихотворение – то немногое, что я помню на память с тех школьных времен. Я рассказывала тебе эту дурацкую поэзию… зачем? - не знаю. Я часто не знаю что я делаю, а тем более, - почему.
День близился к концу, мою реальность кромсают орды нежити, не покидает ощущение потерянного куска пазла. С этим надо что-то делать и ничего не приходит лучше в голову, чем собрать манатки и двинуть в направлении столичных пейзажей, дабы вернуть утерянный пазл. Вокзал встретил привычной серостью и запахом вчерашней ночёвки бомжей. Уставшие лица в ожидании своей металлической кареты на громадных тяжелых колесах, бутерброды с колбасой, запах водки, клетчатые сумки и чемоданчики… всё это нагоняет какую-то скуку, потому не теряя времени, покидаю столь мрачное место. Какая-то скверна на душе и я знаю способ ее преодоления на какое-то время, такое ж никакое.
-Привет, я в Киеве. Гнусно - мне бы раздуплиться.
-Привет. Заезжай, я дома.
Коварная подземка поглощает людей, как большое чудовище с массивными челюстями. Вход охраняют как правило старые амазонки. Когда проходишь сквозь их ловушки - железные зубы отправляют твою тушу прямо вниз, в самый центр котелка, где на холодном каменном языке ты будешь ждать своей секунды, дабы сесть к тем, кто уже переваривается в этом желудке, едет весь такой кислый, недовольный, с застывшим отвращением на фейсе. Когда вырываешься на свежий воздух, тебя не покидает желание умыться, но впереди ещё один адский механизм мегаполиса – троллейбус, где лица еще кислее, хоть они и нежатся в лучах утреннего солнца, но у каждого свой таракан в голове, и никто даже не попытается улыбнуться новому дню. Наконец-то нужная остановка, всё позади. Прохладно тут однако…
-С приездом
-спасибо
-Чай будешь?
-буду
-жрать чего?
-нет
-на,держи.завтрак
Люблю своего барыгу. Он никогда не задает лишних вопросов,
Полосы полосы полосы…эти полосы. Нету от них спасения – и на том свете меня найдут. Включаем пылесос. АЙ!МОЙ ЗАТЫЛОК! Как будто фашист прикладом оглушил. Страшная штука амфетамин. Не так страшная, как коварная. Когда попадаешь в его паутину, чувствуешь себя беспомощной мухой, которую оставили на десерт. Настроение улучшается с каждым провалившимся миллиграммом, пожар скоро потухнет, и будет совсем чудно. Пока надо попить чайку. Раньше это все выглядело как кадры из фильма, в котором я чувствовала себя «героиней на героине», только вместо геры амф…мне просто очень нравится эта аллитерация, или как там ее назвать. А сейчас ты можешь просто зайти, взять целый пакован, в котором реально то, за что ты платишь, и веселиться, пока не закончиться… как-то скучновато стало, то же, что игры из детства, когда халабуда выглядела как штаб-квартира чиновника А.
. …Прошло три дня с той дорожки. Тело устало, а мозг плавит паранойя. Уснуть никак, поесть никак. Сидишь, мнешь сухую кожу на руках, в судорогах задавая себе один вопрос : «И что дальше?» Всё вокруг начинает напоминать плохо смонтированные кадры, всё это становится похожим на кучу свеклы, рубленной кубиками, а потом – ощущение, будто ты - не ты, и тело не твое, как маринованный огурец. Воспоминания прям накатывают, добавляя лука, а радует, что ты пока жив, тепло, оранжевый цвет, – морковь. Попил водички, съел йогурт – стало всё помягче, картошка. Это все приправлено паранойями, перцем и безысходностью вместо масла. Вот такой винегрет ты готовишь из себя любимого, когда связываешься с подобными властелинами душ. Время идет, а ты все так же никчемно болтыхешься где-то в говне, отчаянно пытаясь не погрязнуть еще больше.
. В голову не приходило ничего лучшего, чем пару банок шишла дабы ослабить хватку и сделать существование немного приятней. Прототип этого чувака абсолютно реален, без домыслов… это один из самых мерзких людей, которых я когда либо знала, но больше не знаю, ибо я ничего не помню и никого не помню. И мерзкий он не после того, что произошло, а потому, что он всегда был мне ненавистен своей хамоватостью, навязчивостью, бестактностью, алчностью, твердолобием, ограниченностью, которой даже блондинка Маша не могла похвастаться, в общем, этот список бесконечен, пока есть гнусные слова. Сейчас не могу не удивляться тому персонажу, которым я являлась. Насколько надо было страдать безнадегой, чтобы обращаться постоянно за помощью к такому человеку, но что-то держало мой мозг в зоне постоянного радиоактивного облучения, и он деградировал до таких показателей. В общем, мерзкий рептилоид М любезно согласился помочь, похвастав отличным стафом.
. Так-сяк, собрав свою разваленную раму, я преодолеваю все круги ада и впервые попадаю в логово рептилоида. Ну что я могу сказать… Тошнотные пастельные цвета, бабский диванчик, самоуверенный чувак, с прической-кисточкой на голове вызывало у меня чувство отвращения, но мне было слишком страшно одной в комнате и слишком уж хотелось дунуть. Хап-хап, 1 солидный водный… и я, как кот, расплылась в улыбке, залипнув, так и сидеть на мягком диване. Прошло пару минут и я подорвалась на ноги с решительным желанием уйти, но у меня подкосило ноги. Это вызвало жуткое раздражение, а рептилоид М сидел и тешился, что превратил меня в кусок талого масла. Звонок в дверь.
-Кто это?
-Друг.
-Эй, я не подписывалась на такое, я ухожу.
-как ты пойдешь такая разваленная? Он прикол принес. Сейчас поюзаем и пойдешь
. -А что это?
-Раздуплит тебя, что-то интересное.
Странная чёрная бумажка, на которой красовались прозрачные гранулы непонятного вещества. Каннабинол превратил мой мозг в бесполезную кашу, как раз к винегрету, заблокировал чувство страха или подозрительность… Беру, юзаю, ничего не чувствую, кроме онемения. Клацанье мышки стало невыносимо громким, музыка начала проникать в меня, как ножик в масло. Поначалу мне это нравилось, круто было чувствовать на вкус басы, ощущать цвет музыки, она так сладко трахала барабанную перепонку, что невольно щурились глаза, и весь мир вокруг не имел значения. Не хотелось говорить ни слова, лишь переключать песни и понимать, что звуки – это самое божество из всех божеств. Продолжался этот бред час или больше, а потом начало становиться не по себе… тошнота, сильное головокружение заставили вернутся в реальность.
-М, что происходит? Что ты мне дал?
С его ухмылки было понятно, что это только начало и меня ждет тотальный разнос. Только вот какой? Время перестало существовать. Все было как на режиме таймофф -то плыло, то ползло, то как будто кто-то прокручивал пленку пультом обратно и опять все на повторе. Звуки, цвета, движения слились воедино и уже не было понятно толи я коснулась подушки, толи эта подушка залезла мне в живот. Подняв зановеску, не поверила своим глазам – весь мир был 3D, сиял миллионами лампочек-огоньков, это было так незабываемо красиво....
Вдруг я почувствовала чужеродное тело на моей коже, это была рука рептилоида, точно отличила, что это щека. Он наклонился к моим губам, за что получил мощнейшую подачу справа, жаль, что со второго раза. Стало страшно, я сорвалась на ноги и попробовала бежать, но квартира вокруг была фракталами, трапециями, воздух рассекали странные лучики. Я выбежала из этого логова монстра босяком, с ботинками в руках, направившись на балкончик. Но рептилоид меня не оставил, на этот раз он больше не делал попыток встрянуть в мое личное пространство, просто видимо решил отомстить. все сияло, ползало, шевелилось, под ногами плелись нереальные нигде не существующие растения, хотя на самом деле это было не что иное, как пятна грязи на полу и стенах. Целые тропики под ногами выбели меня из колеи. Я боялась наступать на них, потому лишь могу представить свою походку в тот момент. Цапля- шизофреник. я себя ощутила героем фильма Страх и ненависть в Лас-Вегасе, регистрация в отеле Минт, где на рисепшене тетка превратилась в мурену и обрушилась на несчастного Деппа...
Я ужасался рептилоида М, он вгонял меня в невыносимую апатию, что и превратило меня в сумасшедшего шизофреника с мощными галлюцинациями. Я сидела на лавке, подкурив сигарету – она была моим проводником, связью с реальным миром (я себе так решила, и она казалась мне посохом), опустив голову, но вдруг услышала странный звук, как хлопанье крыльев, громадных крыльев. Начала медленно поднимать голову. Шок. Перед моими глазами лениво пролетал огромный дракон малинового цвета, с невероятной чешуей, которая переливалась драгоценными камнями, он был на фоне неба, невероятного неба, которое напоминало собой паутинку из мелких салютов, цвета были нереальные, хотелось дотянуться до них и сожрать, как пончики с глазурью. В этот момент я не осознавала ни одним органом, что чуть не вышла с 16 этажа на асфальт к своему дракону, а не в сказочную страну Рапунцель… За то, что остановил меня рептилоиду спасибо, но дальше начался экшн. После того, как М швирнул меня на лавку, с каким-то жутким воплем, я на какой-то миг выпала из всего, попала в пустоту. Там было жутко тихо, жутко серо, а прямо перед глазами был пирс, такой же монохромный, деревянный. Возле него стоял М. Я с ужасом начала кричать на него не знаю на яву или в своей голове…
-Где я?Что ты сделал?Верни мне меня!Верни мне мою жизнь!
-Смирись, ты тут со мною теперь навсегда.
-АААааааа, выпусти меня отсюда, где я? Что это за место?
-Это ты. Твое подсознание. Ты теперь тут так и останешься. Хах.
Ничего страшнее тех чувств я не видела, не ощущала и представить не могла такого рода ад. Руки сами замахнулись, дабы убить проклятую рептилию за то, что он сделал со мной. Била со всей силой, которая была. Так-сяк, убежав от этого говночеловека, я попала в другую такую же комнату, тоже серую. Там в углу была непонятная зеленая жижа, слизь, мертвые животные, я кричала и плакала, провалилась еще в одну комнату, это был подвал, там трахались какие-то бомжи-наркоманы, мне было так противно, я бежала дальше, какой-то коридор, как кишка какая-то, он был бесконечным и тут бамп….я опять оказалась на этой проклятой лавочке на балкончике. Ощущая бессилие и стараясь смириться с судьбой, я не заметила как тонкая шея склонилась под весом тяжелой головы. Было такое чувство, что мое тело подвешеногде-то в вакууме, потому что там не ощущалось ни тепла, ни холода, ни ветра, ничего… только странное напряжение в районе копчика и шеи. Было жутко от чувства, что ты – не что-то иное, как безжизненное тело, которое подсоеденили к огромному механзму, где все были соиденены странными трубками. Все мы были чем-то вроде сосудов, которыехранили определенные чувства, эмоции, опыт, который был связан с конкретным человеком… все это было для того, чтобы с помощью импульсов питать нынешний мир на земле. Не совсем понятно? – та я такой бред если прочла бы, посоветовала бы обратиться автору к психиатру с повинной, но я реально там была, все это видела, все это чувствовала. Это оправдывает во многом все мои странности. В общем, из специального портала выходил импульс, сразу начинало чувствоваться напряжение и все ждали этот момент неистовой боли и страданий. Когда этот импульс доходил до меня –все резко пропало и все началось с воспоминания как меня шлепнул врач в роддоме, я закричала, я кричала, как СИдоровая коза, дальше первая боль от колик в животе, первый зуб, первые боли от выпадения зубов, первая любовь, первые менструации, первая серьезная любовь, первый секс, вся боль, все эмоции страха, боли, ненависти все прочувствовалось каждой клеточкой тело, будто из меня извлекали спинной мозг, и все это сопровождалось жуткими кадрами от младенца до зрелой девушки со словами «От рождения, зуба, любушечка, пелюсточка, кожен коханчик, кожного вздоху, до самих глибин, відчуваю»… всё закончилось тем, что девушка, склонив голову, выдыхала последний глоток воздуха, договаривая последнее слово шепотом. И так до следующего импульса, который вытягивал бы новые эмоции и переживания, с новыми словами… и он вытягивал… мне казалось что вот она, смерть, что мне так и висеть до конца жизни в нибытие, а что дальше?такой конец… но мне оставалось висеть и ждать очереди на новую порцию кащунства. Я очнулась на той же лавке, мир вокруг был уже не механизмом, а чем-то вроде Нирваны, толи замка со страны фей. Я безнадежно посмотрела вправо – там уже сидел рептилоид.
-М, зачем ты так со мной? Что я тебе сделала?
-Ничего. Просто хотел тебя приколоть, чтобы ты побывала в других мирах.
-Верни мне мой. Я мертва?
-Не знаю. Может быть. Прикинь каждый день ты будешь падать на эту лавку и задавать мне этот вопрос…так продолжалось уже неделю.
-Как неделю? Мы правда мертвы?
-не знаю. Смотри
Жуть, море светлячков, провал, провал, опять лавка, рассвет…
-Привет М. Опять ты.
-Смирись, так будет теперь всегда.
-Нет уж, я это остановлю.
Не знаю сколько попыток сегануть с балкона я сделала, но… каждый раз все начиналось одинаково – опять лавка, рассвет, М поворачиватся ко мне лицом, а его кожа, как у хамелеона…
Сижу, не двигаясь, смотрю в одну точку и тут вижу перед собой яркое поле подсолнухов, голубое небо, солнце светит, а в центре висит гипсовый бюст… я узнаю в его лице своего отца. Слезы катятся ручьем, но у меня нет рта – на этом поле я не могу больше разговаривать. Папа смотрел на меня глазами, полными тоски. Я хотела просить прощения, но рта не было… И он начал пропадать, а вместо него появляться бюст моего первого парня – было такое чувство, будто кто-то специально рисует все морщинки, я видела как менялись глаза, губы, и так дошло до того, кто есть тем пазлом, который я так отчаянно хотела вернуть… в этот момент я поняла, что этолицо идеально – в нем все, что я искала, но поле погрузилось в тьму, и я очнулась на лестнице в подьезде.Опустив глаза, я увидела что на мне разодранные колготки и персиковое платье, будто меня оставили в яме с землей и забыли закопать такой был вид… я шагнула ступеньку – и почувствовала твердость бетона, я была маленьким ребенком, ползла по ступенькам, постепенно росла с каждой ступенькой на месяц, в голове всплывали такие воспоминание, что мне в голове не укладывается, что мы можем помнить столь давние события… я плакала и молила вернуть мне папу, представив его голограмму перед собой и Д, которого я люблю больше всего на свете.
Так я оказалась внизу, на 1 этаже. Я сидела в углу, ну а тело мое лежало возле лифта – маленькое, тощее, сухое, оно периодически дёргалось, но не издавало ни единого звука. Попытки «влезть» в себя не давали результата, зато все кошмары были позади, и я просто смотрела в широко раскрытые глаза меня, они не двигались, зрачки занимали почти весь глаз, мне было жаль эту девочку. Умереть от передозняка в грязном подъезде мало кто мечтает…
. Вдруг за пластиковой дверью появилась консъержка, она закричала:
- о Боже, она обдолбана, быстро вызовите скорую!
Она не видела меня в углу, только меня возле лифта, я смотрела на нее глазами щенка, которому дадут косточку, появилась надежда, что меня еще вытащят. Но не тут то было. Она замерла, как на паузе и задом пошла обратно, будто кто-то кассету в видике промотал на 2 минуты назад. Опять за дверью появилась эта тетка, опять сказала
-о Боже, она обдолбана, быстро вызовите скорую!
опять замерла и все перекрутилось обратно…этот кошмар повторялся от 20 раз и больше. Я кричала, вырывая клочья волос, но меня никто не слышал, тут карусель закрутилась. Я открыла глаза и увидела выход из подьезда.
-Можешь вспомнить как тебя зовут и номер телефона родителей?
-настя…0505346262.
Но я не шла…я висела… это какие-то крепкие мужички меня тащили в скорую, стараясь узнать кто такое сделал со мной, - я без доли сомнений ответила М, 16 этаж, квартира направо первая.
Кушетка, какие-то уколы, капельница… открываю глаза, а надо мною рохкает врач со свиной головой, вместо лица… что же такое?когда это закончится… сзади – медсестра на ломаном суржике что-то рассказывала, веселилась, а вместо лица –голова цапли… Катетер в вене стал змеей, я испугалась, что она желает отравить мои вены, и я начала выдирать его, выскакивать в люк, лишь бы не видеть этих людей, меня привязали…
чем больше раствора в меня вливалось, тем больше мир обретал очертания реальности… В приемном всем врачам было весело, когда я дралась с невидимыми врагами и разговаривала с кем-то, смеялась и рассказывала им как тут вокруг много светлячков и как они им не мешают работать.
Очнулась утром. Глаза открыть очень страшно. Лежу. Слышу дыхание и стоны сбоку. Открываю один глаз – дядя - передозник дезоморфином с лучшим парфюмом – разлагающейся ногой. В тот момент мне было насрать. Хоть пусть срет под себя. Оба глаза открыть боюсь пока. Но радует, что когда они закрытии я вижу только темноту. Никаких тварей и светлячков. Подымаюсь с кушетки. ОООоой все стены пошли в пляс. Смотрю в потолок в палате. Ремонт не мешало бы сделать. Боюсь, что начнет работать память и я вспомню весь тот кошмар, который был вчера. Пока провал. Будто ничего и не було. В дверях появилась врачь- психиатр. Все с алкогольным передозом валяются, одна хлоркой траванулась, ну и дошлаочередь до самого пикантного персонажа
– а кто тут настя?
-Я, это я
-помните что произошло?
-амфетамин,3 суток без  сна, шишки, потом накормили и нанюхали чем-то и я пока не хочу всппоминать что произошло. Судя по синякам что-то не очень хорошее.
Вся палата сконцентрировала глазные яблоки на меня.
-Занятно. Как себя чувствуете?
-спасибо, намного лучше.
-Вы знаете, что труднее всего лечится женский алкоголизм и женская наркомания?
-Не новость. Давайте без нотаций. Итак кисло.
-хорошо. Будем считать я её провела. Попьете нейролептики Алазептол вот, чтобы вы были в постоянном покое, побольше спать. Какой у вас был вес?
-60кг где-то. Рост 176см
-уже 50. Кушайте, поправляйтесь.
Что я тогда чувствовала? -А ничего… Потерянный пазл не давал мне покоя. Было ощущение будто вырвали кусок чего-то. Не больно, но как-то воняло бездной. Но папа купил мне таблетки, и меня превратили в дачного огородного жителя – огурца, который лежит и всё. Никаких снов, где закроешь глаза – там и уснул. Проснулась однажды ,и увидела самую важную деталь моего механизма, у моей кровати, все ещё обиженную… Мне так жаль, но время – не кассета в проигрывателе. Его нельзя прокрутить и сделать все иначе в реальной жизни. А жаль, ведь стольких ошибок можно было бы избежать. Хотя какой смысл? -без ошибок нет опыта, нет взгляда на жизнь… Если бы все научились воспринимать их как дань мудрости, как необходимый элемент взросления и созревания индивидуума – многие психотерапевты остались бы без работы. Но пока что в нашем мире всё обстоит вот так. Что называется «обнять и плакать». Все создают себе свою реальность. Каждый индивидуальным методом – толи это соц. сети, где можно быть кем угодно, с какими угодно волосами, с идеальной фигурой, в момент, когда ты – жируха, убиваешь кусок торта и мечтаешь о принце, толи это домик на отшибе, где можно ходить голышом и разговаривать с белками, толи это наркотики, с которыми ты узнаешь о других мирах, мало помалу сжигая мост в этот… Есть много вещей, о которых не хотелось бы знать никогда, но ты у себя навсегда. Смирись. И кушай свой винигрет.
Перейти на страницу автора