НАДО ЛИ БОЯТЬСЯ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ?

Я боюсь своих желаний. Точнее, боюсь им следовать, реализовывать… Вот, к примеру, лежит на полке пирожок. И я жутко хочу его цапнуть и съесть.Но в голове вдруг начинает звучать целый хор запретов: «Хорошие девочки не хватают пирожки, как дикие обезьяны», «А вдруг он испорченный — и тебе станет худо?», «А что, если на этот пирожок уже есть другие претенденты, и они обидятся?» — ну и прочее такое…Чем сильнее желание, тем жестче и разнообразнее внутренние контрмеры, примменяемые к этому желанию…И вот я всё-таки решила разобраться: как с этим быть и где из этого выход? (тем более, что это проблема очень многих людей...)Здесь опять вспомню то, о чём писала вчера: чем же люди отличаются от животных, кроме прямохождения?Ничем особенным, кроме способности усложнять себе жизнь, создавая виртуальные — существующие только в голове — психологические проблемы.Ведь способность к абстрактному мышлению, помимо огромных эволюционных преимуществ, стали причиной затруднений, с которыми ни одно животное никогда не сталкивается!Зверю, к примеру, не приходится уговаривать себя не брать пирожок: мол, это некрасиво и не понравится хозяину…У животного все проще — если несколько прошлых попыток схватить пирожок обернулись неприятными ощущениями, желание естественным образом исчезает или блокируется безо всяких самоуговоров…Это ведь абсолютно логично — если удовольствие от действия меньше, чем неудовольствие от последствий, то повторять это действие не стоит. Даже думать тут не о чем…С другой стороны, если удовольствия оказалось больше, то ничто не заставит зверя отказаться от своих намерений получить желаемое. Все просто и естественно...То есть отказ от некоторых желаний — это совершенное нормальное и оправданное поведение для животного…Вот, возьмём для примера собаку, которая друг человека )))Собака хочет стащить котлету со стола, но недовольство хозяина для нее страшнее, поэтому она будет просто смотреть на желанный кусок самым печальным из своих взглядов — ведь манипулировать хозяином ей никто не запрещал...Человек в этом смысле устроен точно так же: если попытка исполнения какого-то желания неоднократно приводила к неприятным последствиям, то после нескольких таких «уроков», в противовес желанию, возникает мотив для его блокировки.А поскольку мы обладаем каким-никаким самосознанием, этот процесс самоблокировки мы вполне можем пронаблюдать — как раз в форме всех этих контраргументов, которые в момент принятия решения навязчиво прокручиваются в голове у большинства из нас...Любопытно здесь то, что человек очень редко осознает самый главный контраргумент — «Прошлая попытка исполнить это желание причинила мне боль, физическую или душевную».Вместо этого мы часто обнаруживаем у себя тенденцию доказать, что желание не стоит исполнения — виноград, мол, зеленый, поэтому мы его не хотим)))…С этого момента как раз и начинается психология.Обесценивание желания снижает болевые ощущения от неспособности его реализовать.То есть на уровне внутреннего диалога мы наблюдаем не только процесс естественной самоблокировки, но и работу дополнительной психологической программы, цель которой в снижении душевных страданий по поводу неисполненного желания...И ведь это еще относительно здоровое и разумное функционирование психики!Некоторые желания мы свободно исполняем, некоторые желания блокируем, слегка сожалея об этом; — но есть более сложная и тонкая проблема, когда нежелательными для нас оказываются не последствия, а сам факт наличия определенного желания.Опять же, напрашивается сравнение… У зверя ведь нет никакого самомнения.Даже самый воспитанный пес вряд ли способен переживать о том, считают ли его «хорошим»…Мнение хозяина его интересует только в том смысле, продолжает ли тот накладывать в миску еду…Если хозяину что-то явно не нравится, собака прекратит это делать, но никогда она не поселит у себя в голове маленького внутреннего хозяина, который будет следить за ее поведением в отсутствие хозяина настоящего...У собаки нет внутренней потребности нравиться себе или кому-то еще — либо она всегда собой довольна (мечта любого человека!), либо, вероятнее, у нее просто нет в голове такого вопроса (ах, как же они счастливы, эти звери!)))Не имея личностного сознания, зверь избавлен от любых проблем самооценки — его интересуют еда и комфорт, а не образ, который при этом возникает в глазах хозяина.Представьте, какими виноватыми должны бы чувствовать себя домашние зверушки, проживая всю жизнь за счет хозяина и не отдавая ничего взамен! Но ведь не чувствуют…Всё потому что у них нет внутри механизма, который мог бы породить подобные сомнения.А у человека — есть… Такова цена эволюции сознания...И мы, озабоченные своей самопрезентацией, вынуждены контролировать не только свое фактическое поведение, но и само возникновение желаний.Первое позволяет нам скрывать свою природу от других, второе — есть попытка скрыть свою природу от самих себя…И мы действительно боимся своих желаний, как сказано в том известном афоризме, авторство которого приписывают Ходже Насреддину.Но не потому, что они обязательно ведут к поступкам, которые вызовут чужое осуждение, а потому что само их наличие вызывает у нас свое собственное, автономное самоосуждение...В итоге все это приводит к тому, что большинство внутренних блокировок срабатывают из-за чисто психологического, а не физического дискомфорта.Никто ведь не бил нас ремнем по заднице(!!!))), нам просто недвусмысленно дали понять, что хотеть «цапнуть пирожок» — это плохо, и нас за это перестанут любить.Но душевная боль от этого была такой сильной, что теперь мы, прежде всего, защищаем выживание своей личности, и только потом — выживание и комфорт своего организма.Ведь для человека, по-преимуществу, лучше быть голодным, но хорошим, чем сытым, но плохим.Как зверь защищает свой живот — самое слабое свое место, так человек защищает сердцевину своего существа — свою личность и самооценку.Такой вот своеобразный терновый венец творения...Есть этому еще одна причина.Что бы ни говорили нам философские и духовные учения об отсутствии контроля над желаниями, в своем субъективном мире мы все живем с непрошибаемой убежденностью, что наши желания принадлежат нам и нами контролируются.Например, в случае казуса неких своих телесных функций, мы довольно легко можем от них дистанцироваться — если у нас в животе что-то громко булькнуло, мы испытаем неловкость за свой организм, и лишь чуть-чуть за «себя», но в целом останемся психологически невредимы — это ведь всего лишь организм, это не «Я»...А в отношении своих желаний мы такого фокуса проделать не способны — уж если «булькнуло» внутри какое-то желание, то мы не можем от него так просто отвертеться, сославшись по аналогии на то, что это всего лишь психика, а «Я» тут не при чем...Мы не можем отделить себя от своих желаний.В нашем внутреннем мире, каких бы философских позиций мы не придерживались, «Я» и «мои желания» — это неразделимые явления. У «меня» не может быть «не моего» желания.Желание, оно всегда «мое», даже если мне это в корне не нравится…И никакие отговорки здесь не срабатывают, любое желание всегда остается «моим собственным» и определенным образом меня характеризует.И поэтому, когда человек обнаруживает у себя внутри какое-то неприглядное с его точки зрения желание, у него нет ни единого шанса отвертеться от соответствующего вывода: «Я — тот человек, у которого есть плохие, неправильные желания».Будет ли реализовано в дальнейшем это желание, уже не важно…Для самооценки важен сам факт того, что оно возникло. Раз возникло, значит, уже с тобой всё ясно...И вот отсюда начинается невротическое состояние: попытка человека вывернуться в ситуации, когда внутренние факты говорят об одном, а думать о себе хочется совершенно другое…Можно даже сказать, что наше вечное недовольство собой, наш неизлечимый внутренний конфликт — это конфликт именно со своими желаниями.Мы обнаруживаем в себе такие мотивы и хотения, которые никак не вписываются в тот образ, который мы пытаемся на себя надеть. Быть может, у нас получается свои темные желания скрыть от других, но мы никак не можем скрыть их от самих себя — мы знаем, чего мы хотим, но изо всех сил пытаемся сделать вид, что это не так…Цивилизованный, социально адаптированный человек — это не тот, у кого нет неправильных желаний, а тот, кто научился врать, что их нет… и что хуже всего — врет он самому себе...В порядке продвижения от ложного понимания себя — к истинному, можно сказать, что поступки характеризуют человека точнее, чем его слова, а желания — еще точнее, чем поступки.И в глубине души мы это прекрасно осознаем, и именно поэтому в самом буквальном смысле до чертиков боимся своих желаний…Наши желания — это правда о нас самих, подчас очень горькая и неприглядная, но правда.Поэтому внутренний диалог, который мы наблюдаем в себе в спорных ситуациях, это не просто попытка заблокировать нежелательное поведение, — это попытка выгородить себя, защититься от своего желания и от того, что для нас значит его наличие.Весь этот поток внутренних контраргументов — это попытка подавить и заблокировать возникшее желание или, на худой конец, доказать, что его возникновение — это ошибка, глюк системы, временное помешательство — а на самом деле я совсем другой человек!Наши желания — это сокровенная правда о нашей истинной сущности, правда настолько сокровенная, что мы прячем ее даже от самих себя.И чем сильнее желание, тем сильнее оно нас обнажает…Наши желания срывают с нас всякие маски, и поэтому мы чувствуем себя так уязвимо, когда приходится открываться в близких отношениях.И от другого человека мы, в сущности, хотим именно этого — принятия наших желаний, которые мы сами в себе принять не можем.Мне недавно одна клиентка рассказала о себе нечто, что меня поразило…Когда она знакомится с мужчиной, то всегда наговаривает ему о себе всякой напраслины, представляется не такой, какая она на самом деле есть, причём делает это совершенно осознанно.А когда мужчина реагирует соответственно, она обижается: «Что же он, не понял, что всё это ахинея? Значит, не любит!!!»То есть что же получаетя?Полюби и почувствуй мои настоящие желания, и я почувствую, что ты любишь МЕНЯ.Полюби мою лживую сказку о себе, и… я буду благодарна, но почувствую себя преданной и одинокой…Увы, такова горькая ирония большинства отношений, основанных на флирте или на обычном выпендрёже...Страх перед своими желаниями, перед своими чувствами, враньё о себе — это в сущности, страх самого себя, это острое недоверие, а часто и отвращение именно к себе, а не к партнёру.А партнёром, который, якобы, нас «не понял», мы только прикрываем свой стыд и срам.Перед собой же, что самое досадное...И очень «в тему» всплыло из памяти стихотворение Зинаиды Гиппиус, написанное ею еще в 1901 году:ПРЕДЕЛ«Сердце исполнено счастьем желанья,Счастьем возможности и ожиданья,-Но и трепещет оно и боится,Что ожидание — может свершиться...Полностью жизни принять мы не смеем,Тяжести счастья поднять не умеем,Звуков хотим,- но созвучий боимся,Праздным желаньем пределов томимся,Вечно их любим, вечно страдая,-И умираем, не достигая...»Собственно говоря, к этому уже нечего добавить...
Перейти на страницу автора