Простая мысль

Бывает так, что в голове вертится, не дает покоя некая мысль. Чувствуется, что мысль эта уже не нова, да и слышал ты ее уже. Однако ж хочется самому домыслить, понять, пропустить через себя. Так случилось и с моей мыслью о человеке. Она ускользала, уходила от меня, и я вроде понимала, но сформулировать, подытожить не могла. Читая "Прощание с Матёрой", на одной из страниц, из уст одного из героев я услышала прямо (именно услышала) эту мысль, простую и понятную. И как-то все стало на свои места. Приведу отрывок, уж очень хорошо написано, лучше, по-моему, сказать и нельзя...
" Путаник он несусветный, человек твой. Других путает - ладно, с его спросится. Дак ить он и себя до того запутал, не видит, где право, где лево. Как нарошно, все наоборот творит. Че не хочет, то и делает. Это не я одна вижу, что мне такие глаза дадены, и ты, ежли посмотришь, увидишь. Приглядись, приглядись хорошенько. Ему смеяться совсем неохота, ему, может, плакать надо, а он смеется, смеется... И говорит... он хитрит на каждом слове, он не то хотел сказать. А че сказать просится - не скажет, промолчит. Надо идти в одну сторону - он поворотит в другую. Опосле опомнится - стыдно станет, обозлится на себя... а раз на себя, то и на весь белый свет. И тошней того поперек, хужей того наперекосяк. Это ж надо так не держать себя, под угон пустить. Живешь-то всего ничего, пошто бы ладом не прожить, не подумать, какая об тебе останется память. А память, она все-о помнит, все держит, ни одной крупинки не обронит. Опосле хошь кажин день на могилке цветочки сади, все одно колюча попрет.<...>Человек сотворен, жить пущен, а ему, ишь, другого себя подавай. Запутался, ох, запутался, вконец заигрался.<...>Ты говоришь: пошто жалко его[человека]? А как не жалко? Ежли на гонор не смотреть - родился ребятенком и во всю жисть ребятенком же и остался. И бесится, дурит - ребятенок, и плачет - ребятенок. Я завсегда вижу, кто втихомолку плачет. Ни власти над собой, ни холеры. А сколь на его всякого направлено - страшно смотреть. И вот он мечется, мечется... По-пустому же боле того и мечется. Где можно шагом продти, он бежит. А ишо смерть... Как он ее, христовенький, боится! За одно за это его надо пожалеть. Никто в свете так не боится смерти, как он. Хужей всякого зайца. А от страху чего не наделаешь... "
Перейти на страницу автора