Глава-11-45. Молитва

       Предисловие к главе «Молитва»        Вся информация о моём папе написана по историческим фактам, взятым из реальной жизни. Даты, в данной главе, я даю исключительно только настоящие, никаких других, и выписаны они из документов, имена героев изменены. Название моего посёлка Цветущая – изменено. Саварка, Богуславского района, и все места передвижения моего папы по стране – названия настоящие.        Дальше идёт молитва, которая была, и есть у меня, на самом деле. Одно только написание текста молитвы в данную главу – это уже молитва. Друг на берегу моря – это Леонард Солнечный из Краснодара. Друг на берегу реки – это Саша-Лесовичок из Саратова. С Марианом Небесным, в момент написания этой главы, я ещё мало была знакома, поэтому и не вспоминаю о нём.        Соседи, которые через огород живут, всю жизнь вмешиваются в жизнь моей семьи, и силой навязывают нам свои порядки и своё мировоззрение. Хочу, чтобы Господь благословил их большим счастьем и выигрышем, пусть даже и в лотерею, недвижимости где-то в Киеве. Пусть их жизнь станет счастливой и богатой, а моя свободной.
       Глава-11 (45). Молитва
       Виктория Авосур        Следующим июньским утром я опять взялась за подборку исторических материалов на тему моей родословной. Мне захотелось сначала немного пописать о жизни родственников, а потом уже идти и варить кашу. На этот раз я поставила цель – написание своей исторической книги продолжить рассказом о жизни моего папы, которого в нашем селе называли Либтасом.        Создание биографии моего родного папочки я начала с описания его привлекательной внешности. Моя мама влюблялась только в таких – в красивых. Папа был высокого роста, худенький, как и мой муж Ярослав, с чёрными волосами, с очень красивым лицом и с горбатым носиком. Кожа тела была у него немножко смуглая, и как говорила моя мама – не совсем ровные ноги, но в штанах не видно.        Говорил он на русском языке, был артистом, играл на любых музыкальных инструментах и пел песни. Одежду он носил постоянно одинаковую. Все знакомые люди характеризовали его немного забавной фразой «зимой и летом одним цветом». На нём был обыкновенный костюм и чёрная кожаная кепка, сильно «блатной», частенько с сигаретой в зубах. Все годы своей жизни он ценил и любил группу «Битлз», был фанатом этой группы, перепел все их песни того времени. Группа «Битлз» в 60-х и 70-х годах считалась очень популярной, и папа мой принял решение – стать её поклонником. Слово «Битлз», английскими буквами, было написано на его личной и любимой гитаре.        По характеру мой папа бандитом совсем не был. Наоборот, все его знали – как человека с мягким и добрым характером, ни разу в жизни он не ударил ни меня, ни мою маму. Всех агрессивных людей папа Либтас обходил стороной.        Как я уже говорила, у нас в Цветущей проживают дальние родственники моей мамы. Это Лена и муж Валентин. У них ещё есть два сына – Андрей и Серёжа. Лена, в нашем селе, Цветущенского района, имела сводного брата – Анатолия, который был ей родным по отцовской линии. Он умер от пневмонии. Папа моей мамы Нади (Антон Григорьевич) и папа этого Анатолия были двоюродными братьями. Моя мама и бабушка поддерживали общительные отношения – и с Леной, и с Анатолием. Имея несдержанный характер, Анатолий был драчливым. Он то мою бабушку Настю было побил, то папу моего, Либтаса, однажды ударил. В ответ на это – мой папа не желал потом жить в нашем доме. Он уехал и где-то прятался, избегал повторных конфликтов.        Гунзыря мой папа тоже почему-то избегал. Либтас мог железным прутом дверь примкнуть, скрутив его в бублик, и сбежать, но он никогда не имел смелости – пойти на прямой конфликт, как мужчина с мужчиной, и не мог защитить свою семью. Часто бывало так, что я с бабушкой и с папой Либтасом находилась в спальне. Папа сидел или лежал на кровати, и я была с ним, мы играли в детские игры, а мама с Гунзырем жили своей жизнью – за стенкой, в комнате, потому что Гунзырь был всегда наглый, в семью пролез насильно, против воли моей мамы, и дальше – что хотел, то и делал. Папа был слабаком, не мог постоять за себя, и не мог защитить свою любимую.        Пугать людей мой папа, конечно же, умел. Например, демонстративно, перед окном, он зажигал спички и подбрасывал под крышу, если его не пускали в дом. Пока спичка долетит – она уже не горела, но всем было страшно, и старались ему открыть, если просится, потому что на чердаке у нас сено лежало. Вдруг от его выдумок хата загорится?!        Ещё он мог включить электродрель и в кровати дырку прокрутить, чтобы показать, что он очень сильно обиделся. Также мог по пол дня стучать в окно и проситься в дом. Ещё он мог даже и меня напугать до слёз. Для этого он музыкальную пластинку, которая на 78 оборотов, ставил на 33 оборота, или наоборот. Песня искажалась до страшного голоса, и я плакала, а он утешал, что никакого «бабайки» нет, и что физику надо учить, и знать, а не бояться её. Только знания избавляют человека от страха, ничто другое. Вот зачем было пугать ребёнка? Этот вопрос остаётся без ответа.        Папа Либтас любил чистоту и кулинарию. В своей комнате он постоянно так убирал, что прямо до идеальной чистоты: мыл полы, вытирал пыль, застилал кровать – как будто это не личный дом, а номер в гостинице и т. д. По кулинарии папа сам лично много всего готовил: делал картошку, борщ, или вареники. Он очень любил вареники и сам их варил, потом танцевал возле моей бабушки и уговаривал её съесть хоть немножечко своего кулинарного искусства,- хоть одного вареника. Ну или с картошкой, наколотой на вилку, он делал то же самое. Моя бабушка Настя болела, поэтом она долго ничего не хотела, отказывалась, но потом сдавалась и ела предложенное ей блюдо.        Мне почему-то на всю жизнь запомнилась одна весёлая сценка из жизни моего папы. Так ярко помню, как будто это было – прямо вот сейчас. Я помню стул посреди спальни и как папа сидел на стуле с гитарой в руках. Он немного поговорил со мной на русском языке, а потом сидел на стуле и пел под гитару: «Мой адрес не дом, и не улица, мой адрес – Советский Союз…». При этом он весь из себя был – такой луганский парень, что в стиле молодёжи того времени. Мою бабушку это очень сильно раздражало. Она его если и недолюбливала, то в первую очередь, вот за этот молодёжный стиль, и называла его украинским народным словом «босяк».        Любые материальные ценности папа Либтас ценить не умел. Он мог за двадцать рублей продать золото, пару раз пообедать за полученные деньги и нет золота. Мог любую вещь продать или обменять совсем не выгодно, но зато деньги для первой необходимости у него всегда были. Если проголодался, то телевизор или радиолу кому-то отремонтирует, и есть деньги. Ещё и маме моей остатки приносил. Отношение к жизни у него постоянно было какое-то цыганское. Он даже и ездил по стране – как цыган. Нигде на одном месте мой папа долго не задерживался.        По стилю общения папа Либтас был очень общительный: много говорил, улыбался, что-то всем рассказывал, песни пел, и всегда у него было – наверное тысяча друзей. Где бы он ни был – везде со всеми знакомился, всем что-то ремонтировал, и его знали все люди той местности, на которой он хотя бы временно появлялся.        Моя бабушка Катя родила себе четверо детей: сына и троих дочерей. Сыном был мой папа, а три дочки – это его родные сёстры. С одной дочкой, с Лидой, бабушка Катя жила в Луганской области. В основном это был Лутугинский район, но бывали и другие районы, потому что мои родные часто переезжали. В самые последние годы, о которых я знала, они проживали в городе Лутугино, потом потерялись следы.        Вторая дочка бабушки, и сестра моего папы – Ника, жила в России, в Тюменской области, она туда вышла замуж. Я о ней ничего не знала. Третья – Люся, жила в моём селе, моего Цветущенского района. Знаю, что у неё есть два сына, но я их никогда так и не видела. Один из них – кажется Саша.        С тётей Люсей я иногда общалась, она мне помогала с организацией похорон моей мамы. Обещала приехать ко мне в Цветущую и рассказать всю информацию о папе и его родственниках, но потом она забыла. Хотя может и передумала, этого я точно сказать не могу.        Родственники моего папы между собой не общительные, и часто они друг друга не знают, но по характеру – все хорошие. Я была у них в гостях на Луганщине, и была у папиной сестры, которая жила со мной в одном селе, тоже в гостях. Все они были приятными со мной в общении, были добрыми, и бабушка Катя (мама моего папы) – тоже была хорошая. Прожила она долгую и красивую жизнь – до глубокой старости, и когда уже была совсем старенькой, то я потеряла следы, которые хоть как-то вели меня к этим родственникам. С тех пор я не знаю – где они, и что с ними.        Моего папу в нашем селе хорошо знали, и не только в той местности, где я жила, а и на Луганщине в том числе. Он был очень гениальным, а гениев многие люди знают.        Имея образование всего лишь начальной школы (четыре класса), он мог повторить любую услышанную мелодию на любом музыкальном инструменте. Играл на гитаре, на аккордеоне, на баяне, на ударных инструментах, на фортепиано и на чём угодно. Кроме того, он пел и танцевал. Как мог человек, который нигде и никогда не учился музыке, и которому родная мама запрещала играть и петь, вот так передавать любую мелодию?! Это уже говорит о способностях гения, не иначе. Если папе были нужны деньги, то он сыграет было на свадьбе какой-нибудь, споёт там, потанцует, и есть деньги. Он был артистом.        Если бы только артист, то не был бы он гением, но в жизни он был не только артистом. Не имея никакого образования, он мог отремонтировать любую технику и всем людям, которые просили, он делал антенны для приёма сигналов телевидения. По всей Луганщине и Киевщине стояли его антенны.        Ремонтировал он радиоприёмники, телевизоры, часы, холодильники и разные электроприборы. К счастью, у него всегда было хорошее зрение, которое сильно ему помогало в ремонте часов, там же очень мелкие детальки, и были у него крепкие зубы. Мама говорила, что зубами он кусал проволоку. Папа это делал просто так, ради развлечения. Ему, без никакой на то причины, нравилось показывать свои необычные способности. Например, он фонтаном пускал слюну из-под языка. Я тоже у него научилась этому умению.        Со мной он часто играл в самые разные игры. Имея феноменальную силу, он не только однажды оторвал толстую, как железный прут, защёлку от двери, и скрутил её, как пластилин, просунув в кольца для висячего замка, потому что Гунзырь его обидел, и потом эту работу разрезали сварочным аппаратом, но и держал меня на руках, чтобы я делала разную гимнастику. Его руки были сильные и ему это нравилось, мне тоже. Я доверяла его сильным рукам, и если я сидела, например, на шкафу, то я хотела, чтобы снимал меня оттуда именно папа, а не кто-то другой, потому что он был реально сильным, и я это чувствовала.        Бывало, что я закрывала глаза, он к чему-то приклеивал пластилин, потом отрывал и я угадывала – на каком предмете побывал пластилин.        Не зависимо от моего возраста, папа Либтас любил меня носить на руках. Это мне тоже нравилось. Иногда мы ходили в гости к дедушке Скомороху на греблю, по которой можно было идти в направлении на «кабановую гору», но не доходя до неё. Дедушка там жил. Его дом стоял на холме перед озёрами, которые очень далеко тянулись через всё село – как речка. Там у деда Скомороха, во дворе, был красивый вишнёвый сад. Хотя там росли и не только вишни, были и другие деревья, но вишни росли в наибольшем количестве, поэтому сад можно назвать вишнёвым.        Описываю всё по памяти, которая у меня сохранилась с детства. Если бы тётя Люся тогда приехала, то я расспросила бы – кем бабе Кате был этот дед Скоморох. Он ей какой-то родственник, но я не знаю – какой именно, поэтому я не буду угадывать.        Дома, в хате у деда Скомороха, мой папа вёл себя очень смело. Он там пел и танцевал для меня. Ещё мы с ним гуляли по саду или он рвал вишни, а я ему помогала. Именно в гостях у деда папа Либтас рассказывал мне, что когда ему было столько лет, как мне, то он уже мог отремонтировать радиоприёмник. Предлагал тот приёмник, который он мне подарил раньше, поменять на другой. Моя бабушка тогда не согласилась, а зря. У меня был на средних и длинных волнах, а папа предлагал тот, у которого были ещё и короткие волны. Это выгодный вариант.        Ремонтировал он, конечно же, всё – что угодно, и при том с точно указанной гарантией. Оплата зависела от гарантии. Люди моего села, с большим удивлением, рассказывали моей маме, что он делал, например, ремонт телевизора – на год, и когда проходил год, то чётко и точно, именно в этот день, у них опять ломался телевизор. Я думаю, что это были просто совпадения, но забавные.        Если у кого-то не было денег, и тот человек хотел просто фильм посмотреть, то за какую-то мелочь – мой папа быстренько, за пять минут, ремонтировал телевизор на один вечер. Когда мама спрашивала его – как он это делал, то он говорил, что слюной вместо паяльника. Не знаю, может шутил, мы же с мамой не работники теле-мастерской, чтобы оценить правдивость сказанного, но то, что он мог отремонтировать телевизор на один вечер – это факт.        Однажды он сделал какой-то летательный аппарат. Дальше, чем до соседа в огород, он не полетел, но такое конструирование было. Его неудачный полёт подтвердили – и его мама, и моя мама.        Папа Либтас имел красивый почерк. Бабушка Катя (его мама) тоже умела писать каллиграфически. Писал он и левой, и правой рукой, иногда рисовал для меня рисуночки и присылал в конверте. Они у него тоже были профессиональные.        Работать на огородах мой папа не просто не хотел, но и не мог. По генах – он степной человек, и ему не подходил климат Киевской области. Иногда он даже в обморок падал, по причине проблем с сердцем, но когда его забирала скорая помощь, то убегал с больницы через окно. Он боялся больниц и не переносил врачей. Наш влажный местный климат плохо на него влиял – и на его сердце, и на дыхательные пути. Папа постоянно кашлял, часто ему было тяжело дышать.        Родители его жены Нади, а моей мамы, не понимали, что он не может работать. Как это зависимость от погоды и климата? Они этого не понимали. Ругали его, что он не хозяин, не идёт на огород и всё такое. Он часто уезжал на Луганщину, потому что там ему было лучше. Звал к себе и мою маму, но она не могла бросить родителей-инвалидов. Моя бабушка была на двух костылях и дедушка на протезе. Плюс то, что своими руками построили дом, хлев и гараж. Сад вырастили, пасеку создали, дедушка всю мебель сам сделал своими руками, выкопали колодец, обзавелись хозяйством. Ну какая ещё Луганщина? Ехать к зятю, в другую область, без веры, что там будет лучше, в какую-то неизвестность, бросив всё таким тяжким трудом нажитое? Нет, они так уехать не могли, это понятно. Получалось, что папе климат не подходил, он здесь болел и плохо себя чувствовал, а родители мамы не могли кинуть годами нажитое и ехать в неизвестность – ради какой-то цыганской жизни. Всё складывалось совсем некомфортно.        Как и стоило ожидать, в Луганской области, без семьи, которую сильно любил, папа мой тоже долго не задерживался. У меня сохранился его военный билет, в котором вижу все его перемещения по стране. Его армейская служба была в двух воинских частях: 11869 и 63308, должность и звание – рядовой строитель. После женитьбы у него началась езда туда – сюда. 11.12.1967 года – прибыл в посёлок Таловое, Станично-Луганского района Луганской (Ворошиловградской) области. 15.03.1968 года – прибыл в наше село, Киевской области, где жили – я, и моя мама, названия которого я не могу сказать. 03.07.1973 года – прибыл в село Великая Черниговка, Станично-Луганского района, Луганской (Ворошиловградской) области. 16.01.1974 года принят в село Жёлтое, Славяносербского района, Луганской (Ворошиловградской) области. 23.05.1974 года – принят в наше село, которое я не называю. 15.07.1974 года – прибыл в село Жёлтое, Славяносербского района, Луганской (Ворошиловградской) области. 12.08.1974 года – принят в Дебальцево, Донецкой области. 30.02.1975 года – принят в село Жёлтое, Славяносербского района, Луганской (Ворошиловградской) области. 02.04.1976 года – принят в город Находка, Приморского края. 02.07.1976 года – принят в село Первозвановка, Лутугинского района, Луганской (Ворошиловградской) области. 30.06.1977 года – принят в наше село, Киевской области.        Во всех перечисленных местах он жил и работал. Кроме этих, названных мест, у него ещё были и неофициальные подработки. Для того, чтобы подружиться с моей мамой, он какое-то время жил, и подрабатывал на подсобном хозяйстве в Саварке, Богуславского района. Мои мама и бабушка там какое-то время жили. Папа Либтас приходил в гости к моей прабабушке Марии Ивановне (маме бабы Насти) пообедать. Сестра моей бабушки Насти – Лида помогала ему поддерживать связь с Надей, потому что родители моей мамы были против того, чтобы Либтас ходил к их дочке Наде. Он же никогда и нигде – долго и постоянно не работал, и не имел никакого образования, кроме своих талантов, поэтому они были против. Либтас покупал конфеты, шоколадки и разные подарочки, которые передавал Наде через тётю Лиду.        Осталось дописать его годы жизни. Родился мой папа Либтас 03.09.1945 года, умер 30.11.1980 года в Луганской больнице от осложнения пневмонии. Там было что-то непонятное и загадочное, но с тех пор считается, что умер от осложнений пневмонии.        Интересными событиями этих суток можно ещё назвать посещение в осознанном сне открывшейся мне таинственной реальности.        После того, как я уже почти выучила обычаи и язык Камрегданы, у меня появилось больше свободного времени, и теперь я могла его использовать для уединения в специальной комнатке дома, чтобы удовлетворять потребности своей души. Иногда она удовлетворялась именно молитвой, потому что если бы не было нашего любимого Господа Бога, который каждому даёт свободу выбора и возможность исполнить свои сокровенные желания сердца, то не было бы у меня ни моей жизни, ни планет Земля и Камрегдана, ни любимых друзей, ни моей неограниченной свободы после вознесения… пока что – только во сне, и вообще ничего-ничего. Я очень хорошо понимала, что причиной моего счастья и моей радости был и есть Господь Бог Всемогущий, и поэтому в минутки уединения мне просто нравилось Ему молиться.         После путешествия на Землю к любимому мужчине, я закрылась в такую комнатку и, с огромным наслаждением, от всего сердца, я помолилась Богу.        Дорогой и любимый Отец Вечности! Наш Чудесный, Вечный, Святой, Великий и Всемогущий Боже! Спасибо Тебе за то, что Ты так сильно возлюбил мир, что подарил каждому живому Существу свободу выбора, и если настрой и поведение любого Существа соответствуют его собственному выбору, то Ты помогаешь все прекрасные желания сделать реальностью.        Спасибо Тебе, наш Творец, и наш Утешитель, в том числе и за подаренную мне свободу выбрать такое место жительства, где постоянно видимы и ощутимы лишь доброта, мир, взаимопомощь друг другу, здоровье, творчество и жизнь без смертей, а также спасибо Тебе за то, что учитывая мою способность так жить, Ты разрешил всему этому в моей жизни проявиться.         Благодарю Тебя, Господи, также и за проживаемую мной земную жизнь, которая продолжается в физической реальности, и я вернусь туда после этого сна, потому что если она у меня есть, то значит я её когда-то выбрала. Благодарю Тебя за моего прекрасного мужа, за наших троих детей, за то, что в моём доме всегда был мир, и мы почти никогда между собой не ссорились, а также и за двоих моих виртуальных дружочков: из города на берегу реки, и из города на берегу моря.         Тот друг, который из города, что стоит на берегу моря, часто мне помогал в трудных ситуациях, уважал, любил, делился со мной интересными новостями, и рассказывал несекретные моменты из своей жизни, от чего мне было неописуемо приятно и сладко на душе. Я тоже отвечала ему взаимностью, и, как умела, старалась и ему дарить радость. Спасибо Тебе, Боже, за этого друга.        Научи меня, Господи, передавать свои чувства людям Земли. На свободной планете все меня понимают, и Учитель Велиарам тоже меня понимает, но мне реально сложно с людьми Земли, и я очень хочу этому научиться. Помоги мне, Боже, научиться так передавать свои чувства людям, чтобы они меня понимали.        Если бы мой друг, который из города на берегу моря, почувствовал, что я не беру ничего чужого, то он бы мне предложил свои тайные знания без никаких условий, но намекнул бы, что ему сложно делиться знаниями, потому что вложено в это много труда, и узнал бы, что я, от одного лишь только его предложения, наполнилась счастьем, радостью, благодарностью… и так мне стало сладко и хорошо, что больше ничего и не надо, а больше всего мне не надо чужих пятилетних трудов, в которых я не принимала никакого участия. Я его поблагодарила бы, отказалась бы, и больше никогда в своей жизни даже и не вспоминала бы о том, что у него имеются какие-то секреты, и какие-то там заслуги в тайных духовных делах, а он, в свою очередь, не почувствовал бы, что ему обидно, потому что я прошу открыть то, что большим и тяжким трудом заработанное.        Хочу иметь этот дар разговора с людьми, потому что он на много ценнее любых тайно-знаний. В нём есть элементы проявленной любви, и научиться так проявлять любовь, чтобы её чувствовали – это на много более ценный дар, чем просто иметь любовь.         Наш Всемогущий Творец Вселенной! Наш Отче небесный, земной, и планетарный! Благослови также и второго моего друга,- из города на берегу реки, который шестого июля в 16:49 мне написал: «Кому бы ты не молилась, часть этой энергии отходит Высшему Я, Духу (значит Богу – Святому Духу)». Исцели его, и пошли ему много-много радости. Он всегда был верным нашей с ним дружбе, и ничего не требовал взамен. Он легко помогал мне с Виндовс, программами, с рендерингом дочке проектов, и в размышлениях над психологическими и эзотерическими вопросами. Его можно было хоть хвалить, хоть критиковать,- он никогда ни на кого не обижался. Он даже верил в то, что у меня есть какая-то Сила, но я не умею Ею пользоваться.        Хотя у меня никакой Силы не было, и я хорошо знала об этом, но от того, что он видит во мне что-то хорошее, я наполнялась сладкими лучами счастья и радости. Его вера так сильно меня поддерживала, что я даже начала ставить себе цель – действительно когда-нибудь добиться какой-то Силы, но без больших трудов, и использовать её на что-то доброе. Мой друг из города на берегу реки всегда был за добрые дела, и мне хотелось хоть чуточку его обрадовать, пробудив немножко какой-то Силы и делая той Силой какие-то добрые дела. Кто-то думает, что без мучительных стараний это невозможно, но я себе точно знаю, что через любовь всё возможно, и мне без разницы, что думают другие.        Боже пошли ему моральную поддержку, крепкое здоровье, успехов в личных делах, материального достатка, всего самого-самого лучшего в жизни его жены, дочки, брата, папы и мамы, а также хоть немножко больше свободного времени на общение со мной. Он для меня – большое сокровище, и он очень нужен.        Ещё положи, Боже, на сердце моему другу из города на берегу реки, желание рассказывать мне о событиях своей жизни. Чувствовать его теплоту души мне будет очень-очень приятно.         Отче Небесный! Творец неба, Земли, всех планет, всего видимого и невидимого! Царь царей и Господь господствующих! Боже нашей праведности и освящающий нас! Всегда любимый Советчик и Утешитель! Альфа и Омега! Начало и Конец, а также вечное Продолжение! Тот, Кто есть, Кто был, и Кто всегда будет! Вечный и Всемогущий Боже Вседержитель! Отец Вечности! Я пришла в Твоё присутствие с молитвой за исцеление моего друга из города на берегу реки, который шестого июля в 16:49 мне написал: «Кому бы ты не молилась, часть этой энергии отходит Высшему Я, Духу (значит Богу – Святому Духу)».         Я верю, что Ты, Господи, проявляешь Свою милость, и прямо сейчас прикасаешься к моему другу, из города на берегу реки, Своей исцеляющей рукой. Ты пришёл к нему, как Господь-Целитель, как Всемогущий Лекарь.         Только Ты, наш любимый Отец, даёшь настоящее исцеление и настоящее здоровье. Нигде нет подобного Тебе, наш Добрый, Славный и Всепривлекающий Боже!        Во имя Господа Бога Всемогущего, я запрещаю всем духам слабости физического тела действовать в жизни моего хорошего дружочка из города на берегу реки.         Духи слабости тела! Я запрещаю вам. Я имею власть над вами, данную мне в Луки 10:19. «Иисус Христос дал мне власть наступать на змей и скорпионов, и на всю силу вражескую, и ничто не может мне навредить». Духи слабости тела! Этой властью, данной мне Иисусом Христом и Отцом Вечности я связываю вас. Я связываю вас в жизни моего друга из города на берегу реки, именем Иисуса Христа и Силой Святого Духа! Убирайтесь вон из тела моего братишки на крест, во имя Господа! Вы больше не имеете абсолютно никакого права на тело моего друга и брата из города на берегу реки, потому что имя Бога святое, и перед ним преклоняется каждое колено небесных, земных и подземных.         Как израильтяне в пустыне созерцали медного змея сарафа, чтобы каждый, кого вкусит змея, не умер, а получил исцеление, так и мы с братом созерцаем своим внутренним зрением образ Иисуса Христа на Голгофе, и никакие змеиные яды зла, никакие духи слабости физического тела не имеют права действовать в жизни моего друга из города на берегу реки, который шестого июля в 16:49 мне написал: «Кому бы ты не молилась, часть этой энергии отходит Высшему Я, Духу (значит Богу – Святому Духу)». Я провозглашаю своими устами его полное исцеление и крепкое здоровье на много десятков лет его жизни вперёд.         Дорогой Боже! Я верю, что мой друг и брат из города на берегу реки уже чувствует исцеление Твоей чудесной Силой, и этим Ты, Боже, подтвердил Своё святое и вечное Слово. Ты прикоснулся к нему Своим Всемогуществом, и Сила Твоя исцеляющая пронизывающими лучами прошла сквозь всё его тело.         Боже! Ты сказал, что даёшь исцеление по вере каждому, кто попросит. Вера от слушания, и слушание от Слова Божьего. Я прочитала Слово Божье, поверила, и передала эту веру своему другу и брату из города на берегу реки, потому что сказано: «Он послал Своё Слово и исцелил их».         Зёрна Слова Божьего про исцеление поселились в моём сердце и всё больше и больше насеваются в сердце моего друга и брата, и даже появился уже прочувствованный урожай здоровья.         Всё сильнее и реальнее, мой друг и брат из города на берегу реки, наполняется Твоим, Боже, Святым Духом, а Дух Святой привёл в порядок свой храм – физическое тело, и поэтому исцеляющая Сила обновила этот храм, и теперь Она пребывает в моём друге всегда.        Мы с моим братишкой славим Тебя, Боже, и благословляем Твоё святое Имя, как и сказано в псалме сто втором: «Благослови, душа моя, Господа, и не забывай всех благодеяний Его. Он все твои ошибки прощает, и исцеляет все недуги твои».         Слава Тебе, Всемогущий Господь! Слава Тебе, Царь царей и Господь господствующих! Слава Тебе, Творец неба, Земли, всех планет, и всего видимого и невидимого! Слава Тебе, Отец Вечности! Слава Тебе, Вездесущий Господь! Наш Целитель, наш Советчик, и наш Утешитель! Во славу Тебе исцелился мой друг и брат из города на берегу реки который шестого июля в 16:49 мне написал: «Кому бы ты не молилась, часть этой энергии отходит Высшему Я, Духу (значит Богу – Святому Духу)». Я благодарю Тебя за его исцеление. Он исцелился по Слову Твоему, потому что у Бога не остаётся бессильным никакое Слово (Луки 1:37). Ты, Боже, наблюдаешь за Словом Своим, чтобы оно исполнилось. Ты не обесчестишь Своего Завета, и то, что было из уст Твоих вышло – того не изменишь. Навеки, о Господи, Слово Твоё в небесах пребывает! И слова Твои – жизнь они тому, кто их найдёт, а для тела всего его – исцеление. Спасибо, Боже, Тебе за твоё слово, и за исцеление моего друга и брата из города на берегу реки.         Я верю, что он уже здоровый. Ты, Боже, дал ему силу и мощь, потому что мы на Тебя надеемся. Ты силу ему обновил. Он крылья свои поднимет, как тот орёл. Будет бегать и не знать усталости, будет ходить и не замучится. Он может всё, в Том, Кто его укрепляет, - в Духе Твоём, Всемогущий Боже! Слава Тебе навеки!        Хотя и в этом вопросе, об исцелении моего друга и брата, из города на берегу реки, который шестого июля в 16:49 мне написал: «Кому бы ты не молилась, часть этой энергии отходит Высшему Я, Духу (значит Богу – Святому Духу), тоже пусть будет воля Твоя, мой любимый Боже. Пошли ему только то, что действительно для него лучше, и если ему нужна какая-то лёгкая болезнь, чтобы не взяли в армию и не убили на войне, то я хорошо понимаю, что жизнь и спокойствие его души дороже! Я не знаю будущего его страны, но ты, Боже, знаешь. Поэтому сделай именно так, как будет для моего дружочка лучше и более безопасно.        Мой любимый Отец Вечности! Пошли также материальный достаток, крепкое здоровье, успехи в личных делах, и всё, что желанное и приятное, в жизнь моего мужа на Земле, в жизнь моих троих детей, и в жизнь моего друга из города на берегу моря, с которым я тринадцатого июля до 16:14 общалась в Контактах. Мой друг из города на берегу моря был очень яркой и восхитительной страницей моей жизни, сделал мне много добра, а также показал, какими интересными умеют быть мужчины. Я очень прошу для него счастья и радости. За то, что он дарил радость мне, пошли Всемогущий Господи, много-много радости и ему.        Пошли, мой любимый Боже, красивый и богатый дом в Киеве моим соседям, которые живут со мной рядом – через огород, чтобы они уехали в свою красивую жизнь огромного счастья и не ругались, что на моём огороде всё не так, растёт не то, а я плохой человек. Пусть они уедут в Киев и станет им так хорошо, что про наш городок больше никогда даже и вспоминать не захочется.         Дорогой Отче! Освободи также моего сына от армии и от войны. Пошли ему спокойной счастливой жизни и долголетия. Пошли здоровья и долголетия моему мужу на Земле. Благослови всех и каждого, кого я вспомнила в этой молитве. Любовь, благодарность и слава Тебе, во веки веков. Аминь.        ******* Выдели, любимый Дух Святой,- Для моих соседей – тех, что рядышком,- В Киеве красивый дом большой. Сделай жизнь их настоящим праздником. Пусть они забудут обо мне,- Пусть мой двор им ни на миг не вспомнится. Путь ни на секунду, даже в сне,- Им поговорить со мной не хочется. Подари им, Боже, жизнь свою,- Подари со мной разлуку вечную. Искренне, от всей души молю! Шлю Тебе свою любовь сердечную.
Перейти на страницу автора