Глава-15-49. Вибрационка

       Предисловие к главе «Вибрационка»        Глава написана по реальным событиям из жизни. Все даты настоящие, названия населённых пунктов – настоящие, но имена изменены.        Карина – это моя подруга из Новосибирска, с которой я общалась на форуме и в Контактах. Всё, что о ней сказано – истинная правда, которую она же мне и описала.       Мариан Небесный и Леонард Солнечный – мои многолетние виртуальные друзья. Герман Алексеевич – знакомый из Подмосковья.
       Глава-15 (49) Вибрационка, Виктория Авосур
       С утра у меня была цель – пообщаться с Кариной на форуме «Познание вечных истин», потому что эта женщина, как и я, чувствует внутри своих тонких тел – таинственные энергетические вибрации, но перед тем, как пойти на форум, я решила ещё раз открыть свой блокнот, и дописать туда ещё немного информации на тему моей родословной.        Занимаясь этим делом вчера, я уже написала о дедушке Федоте, а теперь я вернулась несколькими листами назад, чтобы продолжить описание жизни моей родной бабушки, которая была мамой моей мамы. Где-то в первых днях текущей недели, я только начала этот рассказ, и начала я с информации – в какой семье родилась моя родная бабушка. Теперь, продолжая это интереснейшее занятие, мне захотелось хоть немножко дописать о её детстве.         Настенька, которая стала моей любимой бабушкой, мама моей мамы, родилась 5-го марта 1912-го года, и жила она в Саварке, Богуславского района, в большой и дружной семье.         Начиная с детства, и на протяжении всей своей жизни, Настя была маленькой, худенькой, с большими карими глазами и тёмно-русыми волосами. Такой же была и её мама – Мария Ивановна, а папа, Леонид Афанасьевич, был высоким и мускулистым блондином с плотным телосложением.         Совсем нечаянно мне вспомнилась одна смешинка – как у свои четыре годика, я со всей свей детской силы, ударила Леонида Афанасьевича по лицу. Это я ему сделала за то, что он чем-то обидел Марию Ивановну, а я подслушала – как они с моей бабушкой Настей об этом говорили, и решила его наказать. Я же в четыре годика была не по возрасту умной!        Перед самым порогом их просторного деревянного дома в Саварке, который стоял на самом краю деревни, возле полей, со стороны дороги, идущей от Богуслава, – гладким полукругом, плотно прилегая один к другому, в земле лежали отшлифованные камни, встречая всех, кто входил в дом или выходил из него, открытой стороной своей блестящей поверхности. Леонид Афанасьевич их выложил с такой целью, чтобы никогда не месилась перед порогом грязь, и не липла к ногам или к обуви. Эти камни там лежали всегда.        Однажды, ещё совсем маленькой девочкой, моя бабушка шла по тем камням с ведром воды в руках, а погода была дождливая, и уже начинались заморозки. Всё, что падало с неба – на земле замерзало. Настя поскользнулась и упала на камни, почувствовав резкую боль в ноге. После такого неудачного падения девочке наложили гипс, и ждали, что молодые кости ребёнка быстро срастутся. В то время Настя ходила только в третий класс, и была ещё совсем маленькой. Хотя в те годы в школу брали не в шесть лет, и даже не в семь, а в девять – всё равно, одиннадцать лет – это был ещё совсем юный возраст.        Шло время, а нога всё болела и болела. К сожалению, это был не простой перелом, а раскол кости, который заставлял бедную Настеньку постоянно мучиться от сильной боли, не давая никакого отдыха – ни днём, ни ночью. Кто тогда мог подумать, что этот раскол на ножке ребёнка превратится в болезнь всей её жизни, и в десятилетия страшных мучений?! Никто не мог такого подумать, но именно так оно и случилось. Через раскол кости, на правой ноге, жизнь Анастасии превратилась в бесконечные муки ада.        Позже, на бедре Насти, открылись шесть больших ран, и из них всю жизнь вытекал гной, причиняя страшную боль, и невыносимые страдания.        Первый раскол кости, который случился в двенадцать лет, конечно же, был излечимым, но камни перед порогом так и не убрали, поэтому Настя упала на них ещё несколько раз. Она же, после лечения, была не такой быстрой и шустрой, как остальные члены семьи. Один неосторожный шаг, и опять падение. Опять раскол и опять гипс.        Забегая вперёд, хочу сказать, что уже замужем, Анастасия несколько раз упала с лестницы, когда поднималась на чердак дома. Ну никак не получалось укрепить повреждённую кость, поэтому она продолжала портиться, и через шесть открытых ран так же само вытекал гной.         Если подсчитать все дни, сколько Настя пролежала в разных больницах, то получается четыре года. Бабушка назвала эту цифру мне лично, поэтому я знаю точно.        Долго она лечилась, но вылечиться так и не смогла. Всю жизнь, по причине сильных болей, почти не спала ночами, и много денег уходило на марлю, вату, мази, повязки, спирт, и другие приспособления для больной ноги.        Шли годы, кость правой ноги постепенно сгнивала, и стала на много короче левой. С палочки, когда работала в школе учительницей, Настя перешла на костыли. На более ранней стадии болезни – это был один костыль, а потом уже и два.        Когда я была ребёнком – я очень сочувствовала своей бабушке. У меня было доброе сердце, и поэтому, уже в четыре годика, я каждый день растирала руками её больную ногу. Мне помнится аж до сих пор, как будучи ещё совсем маленькой, дошкольного возраста, я просыпалась среди ночи от стонов бабушки, и со словами – «Баб, болит? Да?»,- я садилась на краешек её кровати и, по очереди, то одной, то другой рукой, растирала ей ногу. Глаз я не открывала, потому что они слипались от сильного желания спать. Я сидела с закрытыми глазами, и растирала, растирала, и растирала больную ногу. Бабушка меня жалела и говорила: «Хватит, уже легче, иди спатки, ты сегодня почти совсем не спала»,- но я знала, как ей «легче», и продолжала трудиться, чтобы облегчать боль.        Мне ещё не было и семи лет, но в моём детском сердце проявлялись любовь и сострадание, поэтому я ради больной бабушки не спала ночами, и ещё вечером и днём делала то же самое. Через несколько десятков лет мудрые эзотерики мне скажут, что я в прошлых жизнях резала и убивала людей, что я зверь, Гитлер, поэтому моя жизнь не очень хорошая, но они так и не смогут объяснить – где взялась во мне любовь и доброта в моём детском возрасте. Эти качества души родились вместе со мной, со скоростью выстрела в момент прохождения через родовые пути матери? Эволюции с такими скоростями не бывает, поэтому в своё «гитлеровство» прошлых жизней – я не верила, не верю, и никогда не поверю. Но вернёмся к первому десятилетию жизни моей бабушки.        Детство Насти было очень и очень трудным. Дома всегда находилось для неё много изнурительных работ, которые отдали под её ответственность, и поэтому все ранние годы жизни маленькой девочки прошли в тяжёлых работах.         В те времена, без помощи детей по хозяйству, семья физически не смогла бы выжить, потому что – и ткать, и прясть, и шить, надо было своими руками. Простые крестьяне не имели механизации на огородах, и не имели её на полях. Ну и мало что тогда можно было купить в магазинах своей деревни.         Днём девочка занималась домашним хозяйством, после школы – огромным количеством домашней работы, а на уроки у неё никогда не хватало времени, и плюс ещё и то, что родители были категорически против, чтобы Настя интересовалась наукой.         Родители уже создали себе мечту, что самая старшая их дочка - Настя, будет ткать, шить и прясть, обеспечивая всю их большую семью, в которой кроме папы и мамы было ещё восемь детей, одеждой. Особенно они хотели, чтобы девочка стала швеей. Наука, как считали они,- это для богатых и обеспеченных, а бедняки всегда должны думать только о том, как выжить, и больше ни о чём другом.        У родителей было своё на уме, а дочка Анастасия задумала себе своё, и заявила, что она обязательно станет учительницей. Такие идеи родителям очень не понравились. Что, кроме маленькой зарплаты, может дать для обеспечения семьи учительница? Ничего. В школу ходить они то ей разрешали, но серьёзно вникать в учёбу было запрещено. За желание хорошо учиться, и за разговоры об учительстве, Настю постоянно били. У неё и так болела расколотая нога, а её ещё и били, чтобы не занималась науками, и запрещали вечерами использовать свечки, чтобы учить уроки.         Сколько бы не били Анастасию, и сколько бы не запрещали ей учиться, а девочка знала себе своё – она выучится и станет учительницей.         Когда вся домашняя работа была сделана и члены семьи ложились спать – она ждала, когда все заснут, а потом брала свечку, книги, тетради, и лезла под стол с длинной скатертью. В те времена ткани были толстыми, и поэтому не просвечивались, и свечка из-под стола на комнату не светила.         Сидела Настя под столом и старательно учила уроки. Как только мама или папа поворачивались на другой бок – девочка тушила свечку и ждала. Через какое-то время зажигала опять, и так почти до самого утра. Иногда она не успевала вовремя разобраться со свечкой, и родители, заметив свет под столом, вытаскивали её ночью оттуда и очень били.         Настя не каялась, и продолжала вынашивать в своём сердце непреодолимую мечту – стать учительницей. Именно эта мечта давала ей энергию и физические силы, чтобы после бессонных ночей идти в школу, после школы делать домашнюю работу, и снова под стол, чтобы изо всех сил стремиться к своей поставленной жизненной цели.        Вот это была мечта! Сильная, страстная, и непреодолимая. Не то, что у некоторых детей сегодня. Телевизоры, мультики, социальные сети… а родители постоянно делают всё наоборот – заставляют учиться.        То, что я рассказываю о своей бабушке – это не художественный вымысел. Это реальная жизнь реального человека из истории моей родословной.        Поразмышляв над физической и душевной болью Анастасии, почувствовав её страдания и эту непреодолимую страсть к своей мечте, я решила приостановить исследования, иначе мне станет совсем тяжело на душе. Знания о прошлом, для мысленной и чувственной обработки, надо брать определёнными порциями и на какой-то отдельный промежуток времени. Иначе, в стремлении помочь другим, можно совсем упасть в отчаяние.         Приостановив написание родословной, я закрыла свой блокнот и открыла форум «Познание вечных истин». Там я уже несколько месяцев подряд общалась с интересной женщиной – Кариной, у которой было много сверхъестественных способностей. Диалог с ней у меня был запланирован ещё до погружения в историю родословной.        И я, и Карина, рано познали ощущение вибраций во всём теле, включая и внутренние органы, а также почувствовали удивительные вспышки в чакрах, с разливами энергии по всему телу. К этому можно добавить ещё и видения Света, со странными и непонятные потоками информации, которые быстро забывались.        Я хотела найти общую для нас двоих причину, пробудившую все эти приятные чудеса. Мне хотелось поразмышлять – что между нами такого общего, что и у неё, и у меня «вибрацинка», и всю жизнь очень похожие чувства и ощущения внутри. Я, когда молча перечитывала сообщения Карины на форуме,- поняла, что общего у нас с ней много чего, и мы, по какой-то причине, были очень похожи. И я, и она, пытались докопаться до истины и понять – что это такое «вибрационка», поэтому поискать наши похожие места и совсем не похожие места, лично для меня – до сих пор оставалось очень интересным занятием.         До девяти лет настоящих друзей у Карины не было,- разве что только сын маминой подруги, с которым она нянчилась. Ещё сестра и самые отпетые хулиганы-пацаны. В девять лет Карина подружилась с Агнессой. Позже появилось очень много приятельниц по работе, не близких. В куклы она не играла совсем. Из подвижных игр любила «казаки-разбойники», войнушки, футбол, рыбалку, жечь костры, ловить крыс и змей, ходить на стройки. Ни с одним из одноклассников Карина не дружила, и они с ней тоже не дружили. В школе она не соответствовала мозгами их возрасту. Ей с ними было скучно, а одноклассники считали её странной. В классе Карина была отличницей, иногда даже и старостой.       У меня очень похожая история. До двадцати лет у меня не было настоящих друзей, а только хулиганы-пацаны. В 20 (двадцать) лет я подружилась с Ирой из Ставищ, по-настоящему, дружим и сейчас. В куклы я не играла совсем. Только в стрельбу из самодельного лука, рогаток, самострелов. С двоюродными братьями я играла ножиками на земле, и ещё домики из веток мы строили. Из подвижных игр я играла с мальчиками в войнушки и футбол, ходили на рыбалку, палили костры, ловили воробьёв, лазили по подвалам заброшенных домов. Ни с кем из одноклассников я никогда почти не дружила, и они со мной тоже не дружили. Я не соответствовала возрасту мозгами. В год я чётко говорила, в три – читала книги, в четыре – писала, и рассуждала – как взрослая. Одноклассникам со мной было совсем скучно, они считали меня странной. В школе я сначала была отличницей, потом хорошисткой.       Если говорить о родителях и родственниках, то мама Карины была разведённой. Второй раз она вышла замуж – когда девочке было девять лет. Родной брат, на десять лет младше неё. Есть также и сводная сестра, которая на полтора года старше неё. Мама плакала о своем первом браке аж до шести лет Карины, и почти что не бывала дома. Она юрист. Девочку воспитывал дедушка-физик. Училась Карина в мединституте, её туда отдали родители, но не доучилась, потому что она хотела быть или радиомехаником, или программистом, но её не пускали на эти специальности. Работала Карина много где: в рекламе, в журналистике, курьером, обрабатывала фотографии, и работала в полиграфии.        У меня мама тоже была разведённая. Второй раз она вышла замуж, когда мне было 7 (семь) лет. Родных братьев и сестёр у меня не было. Моя мама тоже плакала о первом браке, потому что второй муж пил и сильно её избивал. Она тоже почти не бывала дома, и случались даже такие периоды жизни, когда она в одном районе жила и работала, начальником почты (в Богуславском), а я в это время, с бабушкой, находилась совсем в другом.        Моя мама почти всю жизнь была заведующей сбербанком. Имела также и диплом зоотехника, но зоотехником она почти не работала, только чуть-чуть. Меня воспитывали бабушка и дедушка, которые были учителями. Училась я на бухгалтера, техникум закончила. После рождения детей – сердце прихватило, и работать я уже не могла.  Тоже потянуло на творчество, но сама я не могла, поэтому через дочку. Она занималась «Петрикивской росписью» (сувениры), а я помогала. Позже она училась в институте на художника-дизайнера и стала дизайнером.        Детство и ранняя юность Карины были горем от ума. Она анализировала всё, что происходит вокруг, и у неё была жуткая депрессия. По этой причине она сочиняла депрессивные песни. Она не верила, что смысл жизни в том, чтобы тупо родиться, а потом умереть.         Мои детство и юность тоже были горем от ума. Я тоже анализировала весь мир, и была в депрессии. Карина сочиняла песни, а я сочиняла много стихов. Я тоже не верила, что в нашей жизни – так мало смысла, как можно увидеть вокруг себя, и что мы нужны Вселенной всего лишь для того, чтобы родиться, есть, пить и умереть.         Единение со всей Вселенной она почувствовала раньше четырёх лет, а я – после долгих размышлений, дома под виноградом. Помню, что я тогда ходила в школу, а в какой класс – не помню.        Карина очень любила читать книги о научных достижениях, а также на тему астрономии и физики. Была фанаткой киберпанка, ценила русский рок, потом «сорвало крышу», от электронной музыки, и возбуждалась даже от барабанов.        Я читала книги по астрономии, физике, любых видах наук, и о Шерлоке Холмсе. Когда в общежитии видели – как я читаю о шаровой молнии (мне было 15 лет), то говорили, что я совсем ненормальная. Особенно я очень любила физику, и в школе я её знала лучше всех, на самом высоком уровне. Я тоже в своё время влюбилась в электронную музыку, и Жан Мишель Жарре был моим любимым композитором. Не только он, а и другие – в том же стиле. Роком не увлекалась.         Карина писала песни о тантре, рисовала спирали – сзади тетрадок. Это там, где писала стихи.        Я тоже писала много стихов на разные темы. Рисовала людей. Если говорить о геометрических фигурах, то пирамиды, ромбы, скрещенные треугольники.        Первая любовь Карины, если не считать эмоционального шока от увиденной парочки, которые тантрились в лагере, то это первый и единственный, и божественно-случайно обретённый – тот мужчина, который стал её мужем. К сожалению, или к счастью – ни мальчики, ни девочки, ни в школе ни позже, вообще никогда, ей не нравились. Она очень медленно развивалась. У неё только через многое время, в браке, тело хоть как-то стало понимать – что такое секс. Позже она поняла – как это, когда тело и без «вибрационки» запускается.        Если же говорить не о горячей любви, а только об энергетическом интересе, который не имеет половой принадлежности, то был у Карины один такой интерес к талантливому тантрику, начиная с детства.        Когда ей исполнилось двенадцать лет, то попала она в детский лагерь для отдыха. Там есть вожатые и всё такое, что касается организации детских летних лагерей. Думаю, что понятно – о чем я говорю.        В том лагере был один воспитатель – вожатый, который оказался чрезвычайно необычным человеком. Он пел песни под гитару, и ещё он смотрел на людей и ставил им точные диагнозы, о которых Карина говорит, что все смеялись, но «сердце уходило в пятки», потому что все диагнозы он ставил правильно.        Дальше у них был «костёр и закрытие сезона первой группы». Затем подошла какая-то женщина, которая была худенькой, задумчивой блондинкой, и подружкой вожатого.        Ещё в первом сезоне Карина поспорила в лагере, что вызовет грозу и дождь среди ясного неба, и она действительно это сделала. Тот необычный тантрический вожатый увидел это и сказал, что если она так сильно вышла из системы, то он её кое-чему научит.        Позже вожатый, с блондинкой, зашли к Карине в палату, чтобы показать одно интересное чудо. Вожатый и блондинка сели друг напротив друга, и сказали, что лучший способ доверия и познания – это «слияние энергий». Ещё они сказали, что изучать Вселенную внутри другого человека – это «чертовски приятно». Ну и занимались «со-настройкой».        Таинственная парочка сидели на умеренно большом расстоянии от Карины, выставив ладони параллельно. Карина сидела на некотором расстоянии от них, и участия в тантрическом действии не принимала, но не смотря на этот факт, она погрузилась в экстаз, были пульсации и вибрации. Вожатого видела в фиолетовом свете, а его подружку-блондинку – в оранжевом. Участия не принимала!        Был Свет, оттенки, потоки, и удовольствие. Это было самое сильное блаженство и духовное наслаждение из всех тех, которые она когда-либо имела в своей жизни. В общем – экстаз.        Когда тантрическая парочка закончили свой сеанс единения – у Карины ещё был озноб, она видела небо, звёзды... происходило что-то необычное. Потом вожатый сказал: «Хочешь попробовать? Если хочешь – я научу».        Ну, Карина была ребёнком двенадцати лет, очень испугалась, сказала, что он шизофреник и наркоман, ему надо в психушку. Парочка вышла из палаты и ушли. Больше они никогда к ней не заходили.        Дальше было так, что Карина заочно привязалась к этому вожатому – мысленно. Как только она его вспоминала, и думала о нём, то тут же погружалась в экстаз. Это всё продолжалось очень долго, более десяти лет, но однажды Карина не смогла соединиться со своим бывшим вожатым. Какая была причина этого – оставалось большой загадкой.        Когда Карина не смогла энергетически соединиться с вожатым, которого помнила с детства, то она подумала, что он умер, но не имела этому подтверждения. Потом она нашла его подругу-блондинку и спросила – что произошло, начиная с такого-то числа. Блондинка ответила, что он умер. То есть, подтвердила предположение Карины.        Описанный случай говорит о том, что настройка работает и в одну сторону тоже. Карина много лет настраивалась тайно, и вожатый не знал об этом. Значит, когда я настраивалась на Германа Алексеевича и Мариан Небесный к нам подключился, то это было что-то похожее на контакты Карины и её вожатого, только в роли Карины – Мариан. Как это работает – я не знаю, но оно работает.        У меня лично первая любовь была – это Андрей в Киеве, и я о ней уже говорила. Я тоже медленно развивалась, но сексуальные чувства испытывала круто, и оргазмы уже с пяти лет у меня были. Здесь не сходится у меня с Кариной. «Вибрационка» у меня почему-то не совпадала с сексуальными чувствами. Здесь или одно, или другое.        Если была «вибрационка», то я тоже во второй чакре ничего не чувствовала, и думать о сексе мне было очень и очень неприятно. Если же включались сексуальные чувства, то отключалась «вибрационка». Первое со вторым у меня не совмещалось, и одновременно первого и второго не бывало. Герман Алексеевич когда-то писал мне, что интересно было бы совместить. Я согласна, что это интересно, но я не знаю – как, потому что секс требует от человека движений, а «вибрационка» – полного покоя. Мне кажется, что это несовместимо.        Значит выводы такие, что «вибрационку» не те чакры дают, и войдя во вторую, добиться её уже практически невозможно. Было и у меня такое время, когда «вибрационку», от соединения с одним человеком, я чувствовала на расстоянии. Сексуального влечения у нас не было. Этот мужчина – духовный фанатик, и мы с ним – в основном, о Боге говорили. Результат был потрясающий. Такого сильного экстаза, как от настройки на него, раньше я никогда в жизни не чувствовала.        Потом появился другой кандидат в со-настройки. Им был мой виртуальный друг – Мариан Небесный, и у нас с ним тоже очень сильно горели огни экстаза, но сильней – у него, а у меня – в меньшей степени.        Сколько я себя помню, то «вибрационка» и сексуальные чувства всегда чередовались, и одно на другое никогда не накладывалось. Леонард Солнечный – когда узнал, то очень рассердился, что у меня с Марианом Небесным были со-настройки, но это тонкоматериальные ощущения. Там нет ничего сексуального, и нет ни единого повода для ревности. Он этого не понимает, и на форуме «Познание вечных истин» меня тоже никто не понимал, но это так, и я говорю правду. Тантрические энергии и сексуальные чувства – не совместимы между собой.        Карина мне сказала: «Ты пишешь: «Значит выводы такие, что «вибрационку» не те чакры дают, и войдя во вторую добиться её практически невозможно.». Тогда у меня вообще перекос какой-то. То есть, до встречи с мужем, работало всё выше второй. Теперь – именно через «вибрационку» разогнала и первые две. Так разве бывает? Правильно – импульс со второй дает результат во второй. У меня импульс из четвертой, но с осознанным пониманием, что хотеть мужа мне тоже надо, а не только любить. Вот и получилось, что две тональности совместились. Возбудить меня просто по телу раньше было вообще невозможно, но сейчас учусь и из тела черпать «покайфушки».».        Так то оно так, но даже Мариан Небесный, вступив с одной женщиной в тантрические отношения, не смог продолжить сексуально. Сейчас тема не о нём, но добавить эту вставка – важно.        Я ей тогда ответила так: «Даже если ты и тысячу раз права, то проверить я никак не смогу, потому что более десяти лет подряд я физическим сексом не занимаюсь.».       Духовными вопросами Карина заинтересовалась тогда, когда решила выяснить, что у неё с мужем. У всех вокруг секс, а у них «вибрационка».        Исследовать и анализировать мир Карина начала месяцев с восьми, когда говорить научилась. Уже позже, когда в четыре года научилась читать, то читала всё подряд – от «Большой советской энциклопедии» до «Розы мира» Андреева, и сравнивала прочитанное с реальным.        Если говорить про мою жизнь, то ровно в год я продемонстрировала своим родным – как чётко я говорю (по словам мамы). Это было ровно в год, а Карина в восемь месяцев. Я в три научилась читать, и в четыре писать. У нас с Кариной так всё сходится, что я в шоке! Анализировала и исследовала мир я тоже с детства. Всю жизнь искала духовную и эзотерическую литературу. Я тоже «Большую советскую энциклопедию» себе купила (вишнёвого цвета). Вот это да!        Если осознанно «циклить», то у Карины штормит все чакры.        У меня осознанно такое не получалось, всегда само. Бывало оно в любых чакрах, никогда нельзя угадать – в какой начнётся.        В минуты «вибрационки» мыслей у Карины вообще не было, толчков тоже она не замечала, но в те моменты, когда это было – Карина плохо ориентировалась. Запоминался лишь только вкус токов.        Лично мне очень был нужен этот ответ. Мой духовный друг Леонард Солнечный постоянно мне доказывал, что мысли – причина чувств, а я вот заметила, что самые яркие чувства – «вибрационку» даёт именно отсутствие мыслей. Я тоже без мыслей плохо ориентировалась, но запомнилось, что мысли отключаются и включаются «третьим глазом», и включение или отключение я назвала «толчками».        У Карины, если включается, то во всём теле могут быть мурашки. Ладошки и стопы становятся горячими, иногда она видит энергетические поля, а когда сознание выключается – яркие геометрические узоры и всякое, что очень быстро забывается.        У меня тоже, при включении, бывали мурашки во всём теле, и даже на внутренних органах, не говоря уже о ладонях рук. Горячими становились и ладони, и всё тело, иногда кидало в жар. Часто я видела голубое пространство, даже ночью, без доступа света, и белую точку – звезду вдали. Пространство начиналось с левого нижнего угла, а потом увеличивалось, застилая всё, или, наоборот, уменьшалось. Чем сильнее энергия – тем больше голубого пространства. Геометрических узоров я не видела, но воспринимала потоки очень сложной информации, которую невозможно передать, и тоже быстро всё забывалось.       У Карины есть любимая книга. Это фантастика, и называется она «Восход чёрного солнца», К.С. Фридман. Говорит, что в ней об одном человеке, который так хотел познать «вибрационку», что очень много «дров наломал». Еще одна её любимая книга из области фантастики – это «Лабиринт отражений», С. Лукъяненко. Там о человеке, который показывает, что от себя не убежишь даже и в виртуальную реальность. Любимые фильмы – «Близкие контакты третьей степени», «Кокон», «Матрица», «Экзистенция», «Куда приводят мечты».        У меня немножко не так, и мои любимые книги – это все книги Рамты, но сейчас начинают и с других Учений появляться. Рамта тоже пишет о «вибрационке», и очень много, просто надо уметь читать. С области кинематографа, как ни странно, я люблю индийские мелодрамы. В них меня привлекает разнообразие чувств.       Музыку она любит для ума – интеллектуальный рок, а для наслаждения – «dnb» и много всякого электронного – от транса и до «этники».      Я люблю электронную, трансовую, медитативную, релакс, инструменталку, гитару, пианино, и песни с сильными голосами, которыми певец или певица могли бы петь в опере, но пошли в эстраду. Такие голоса проникают до глубины души.       Пранаямами Карина не занималась, но в детстве они с мамой делали дыхание по Бутейко. Я тоже когда-то пробовала заниматься по Бутейко. Ничего хорошего, кроме боли в сердце, это не дало, а вот «Бодифлекс», наоборот, вытащил меня из многомесячной болезни того же сердца. В этом есть какой-то секрет. Задержка дыхания на полном выдохе лечит, а при задержке на вдохе, или на неполном выдохе, весь тот воздух, что остаётся в лёгких, превращает в яд, от которого болит сердце. Даже в книгах Вивекананды написано, что опасной считается задержка именно на вдохе. Позже я прочитала о научных исследованиях, что недостаток кислорода вызывает рак. Там очень сильные доводы, информация не с потолка, но сейчас не об этом.       В общем, у нас с Кариной так много общего, что с треском провалилась моя идея найти то единственное, что меня с ней объединяет, и запускает «вибрационку». Мне было жаль осознавать такой провал. Я себе задумала, что мы с Кариной проанализируем нашу жизнь, окажется что там ничего общего нет, кроме одного, и что это «одно» – ключ к разгадке «вибрационки», но у меня ничего не получилось, и я в то время была разочарована. Она мне подсказывала, что похожие жизни – это следствие. Причина где-то в детстве, и, скорее всего, в ранней осознанности.        Сейчас, в этот момент, я понимала, что причиной наших с Кариной вибраций по всему телу, и вспышек в чакрах, являются всё же повышающиеся энергетические вибрации, которые влияют и на физические. Где они берутся – не понятно.        На эзотерические занятия Карина не ходила. Один раз общалась с девочкой, которая десять лет тантристка, и она пообещала её научить тантры, но потом передумала, и ещё один раз общалась с мужчиной, который ей сказал, что её состояния невозможны. Ходила почти год на йогу «айенгар». Это растяжки, без глубокого эзотерического смысла. Когда у неё стало плохо с деньгами – бросила.         Ещё Карина рассказала мне одну интересную и шокирующую информацию. Это заставило меня очень серьёзно задуматься.        Наима, её двоюродная сестра, по наивности душевной, или в силу каких-то других причин, до 27-ми лет верила, что мир Толкиена – это не фантастика, и что она – эльф. Причиной было то, что внешне она была очень хрупкая – 33 кг, уши острые, и в школе девочка получила золотую медаль, а в ВУЗе – красный диплом. Наима была убеждена, что она эльф, ездила на всякие ролевые игры, и внешне она не менялась, никогда не болела.        Наима была уверена, что не умрёт никогда, поэтому на досуге изучала высшую математику и мёртвые языки, заказывала из библиотек мира – копии редчайших книг.        В душе Наимы горела страсть к жизни. Потом, в злосчастный день её рождения, когда Наиме исполнилось 27 лет, её папа, который был доктором в астрономии и геодезии, устроил ей взбучку, хотя до этого и не замечал её интересов. Сказал, что взрослая уже, пора на сверстников поглядеть, мир Толкиена – вымысел, и всё в этом роде. Дословно уже и не вспомнить – что он ей сказал, но её вера, уверенность, и «заблуждения» – рухнули.        Через месяц она поседела, чуть позже набрала вес – 70 кг, начала ненавидеть толкиенистов, и стала очень сильно болеть. Интересы у Наимы исчезли, жизнь превратилась в доживание.       Потом Карина ещё о себе написала: «Взять меня, например, с моей «вибрационкой», с необычными снами, с верчением бумажки, с ощущениями мужа на расстоянии, с видениями оболочек, с само-исцелением от инвалидности, когда медики были в шоке, с приращиванием за три дня отслоившейся сетчатки глаза – без операции (медики снова были в шоке), с умением силой мысли убирать те или другие ритмы на ЭЭГ, когда я баловалась – проверяла, с заращиванием порезов в считанные минуты и другое. Я была уверена, что за этими умениями стоит касание изначальной реальности. Я была уверена, что есть некая Магическая Сила, в которой я обязательно разберусь и смогу сохранить «осознающего». Эта иллюзия надежды давала хоть какую-то цену всем познаниям, открытиям, стихам и песня, рождённым во мне. Я пришла на форум «Познание вечных истин» и там у них всегда были контрдоводы, что всё это совпадения. Ира с форума логичнее всех донесла мне, что я заблуждаюсь, и в результате –госпитализация с анафилаксией, плюс проблемы с сердцем. Потом появилась невозможность заращивать ранки, и прочие способности снизились, но пока ещё теплятся. Если я развенчаю до последнего всё «мистичное» в моей жизни – я тоже включу матрицу смерти, в считанные дни постарею, заболею и умру. Я это точно знаю. Наима – не единственный пример игравших в бессмертие, их очень много. Если кого переубедили – всё, дальше идут – затухание, апатия, бессмыслие и смерть.».        После этого диалога с Кариной я поняла, что на форумы лучше не ходить, и общаться только с теми людьми, которые поддерживают и являются единомышленниками. Критиканов надо обходить десятой дорогой.        Не знаю – на сколько это правда, но однажды я вычитала что-то подобное в интернете. Диана Гэйзис (Diana Gazes), собирала информацию для телевизионного шоу в Нью-Йорке о чудесных исцелениях. Однажды она узнала о чудесном исцелении одиннадцатилетнего мальчика.        Когда этот малыш был совсем маленький, то много занимался саламандрами, поэтому он видел, что у саламандры можно оторвать лапку или хвост, и она просто отращивает себе другой орган взамен утраченного. Родители забыли ск
Перейти на страницу автора