Глава-16-50. Здесь и Сейчас, создающее тонкие тела

       Предисловие к главе «Здесь и Сейчас, создающее тонкие тела»        Эта глава создавалась по реальным событиям из жизни. Все описанные в ней сны – действительно у меня были. Мой сон с отсутствием вкуса – заставил меня задуматься, а сон об убийце и его жертве – удивил меня.        Всю информацию о Карине я тоже взяла из реальной жизни. Это моя бывшая прекрасная подруга из Новосибирска. Мы с ней не виделись в реале, а общались только по интернету, но всё равно она моя подруга.        Даты из жизни двоюродного дедушки Семёна и других родственников я писала по рассказам бабушки Лиды из Киевской области, и бабушки Гали из Днепропетровска. Так как говорили они одинаковое, то информацию можно считать истинной, но имена изменены. Не все мои родные хотели бы выставить свою жизнь на всеобщее обозрение, поэтому имена изменены.        Все названия населённых пунктов Богуславского района – настоящие, и город Богуслав – в том числе. Там уже из наших никого не осталось, поэтому нет причины что-то скрывать.    
       Глава-16 (50). Здесь и Сейчас, создающее тонкие тела
       Виктория Авосур        Посещая в Осознанных Снах другие миры, которые можно назвать более тонкими, чем физический, я продолжала бывать на планете Камрегдана, и там у меня возникла одна проблема. Я в физическом мире не познала вкус, и поэтому, пребывая в тонкоматериальных вибрациях, именно в области восприятия вкуса, мне было не очень комфортно. Все камрегданцы чувствуют вкус – и воды, и чая и другой материализованной ими пищи, а я не имела такого восприятия, и вместо воды у меня во рту ощущалось – непонятно что, возможно воздух.        Однажды я была во сне, и сразу же осозналась за тарелкой супа. Я вспомнила также и другие сны, после чего очень быстро поняла, что в астрале все жидкости, в моём восприятии, какие-то безвкусные, и пища тоже. Знаю, что у других людей совсем не так, но у меня было именно так. Потом я вышла с комнаты и начала исследовать окружающий астральный мир. Я уже была уверена полностью, что я в астрале, никаких сомнений, а дальше давай исследовать.         Я опять и опять убеждалась, что разницы между физическим и астральным миром нет никакой. Я вспомнила, как один эзотерик написал, что в астрале нет – ни запахов, ни гладкости или шероховатости, ни холода или тепла, ни даже ярко выраженной поверхности астральных предметов в их цвете или чёткости форм. Я оглядывалась вокруг, изучая астральный мир, и думала про себя: «Тот эзотерик не прав! Всё очень чётко, ярко выражено, и в цвете. Вот трогаю кору дерева. Есть шероховатость. Теперь глажу машину, которая стоит рядом. Она гладкая и холодная. Дальше я смотрю на руки своего собственного тела. Они такие же, как и в физическом мире. Вижу цвет тела, вены, пульсацию крови по венам. Трогаю одной рукой другую – тёплая!»        Дальше я решила исследовать астральную боль, и я кусала себе пальцы. Укусила себя за палец, и чувствую боль, но какую-то притупленную, не острую. Вдруг, как молния, на меня сошло одно понимание!        Мы рождаемся в грубом физическом мире, со всеми его ограничениями, для того, чтобы осознание такого – как вкус, цвет, запах, ощущение тёплого или холодного, гладкость, шероховатость и т.д. перенести из материальной реальности в тонкие миры, которые более приятные и неограниченные. Если мы делаем что-то такое, что называется злом, то учим себя и других людей – тех чувств и ощущений, которые в тонких мирах не нужны. Потом мы рождаемся опять и опять, чтобы познать, и забрать с собой в вечность нужное, и чтобы своих друзей, и родных, тоже научить нужного. Всё ненужное отбрасывается, как мусор, а осознания нужного надо нам научиться и записать в банк данных души, чтобы пронести всё это в более тонкие миры. Только так, через познание в грубом материальном мире, мы сможем забрать всё, приобретённое опытом, туда – в тонкоматериальные реальности. Это могут быть наилучшие осознания цвета, формы, запаха, вкуса и т.д.         Известный эзотерик написал, что в астрале нет – ни гладкости, ни шероховатости, ни холода, ни тепла, ни вкуса, ни многого другого, потому что он ещё не осознал, и не записал в свою душу того, что должно быть сначала познано в физическом, а потом уже и ярко проявиться в тонких мирах.        Если обдумать – что осознавала я сама в день такого открытия, то осознавала я всё, кроме вкуса воды, жидкостей и любой другой пищи. Но на разных форумах, в темах сновидений, пишут, что вкус они в себе развили, притом очень и очень хорошо – чётко и ярко. Однажды я читала и удивлялась, что люди, в своих сновидениях, любят вкусное мороженое и многие другие продукты.         Всю свою жизнь я поглощала пищу, не замечая её, и так, наверное, из жизни в жизнь. Чтобы хоть как-то приобщить себя к кухне, и взять этот опыт – я родилась женщиной, но признаюсь честно, что у меня это не пошло. Я варила обеды на автомате, никогда не старалась приготовить вкусно, и того, что я ела – просто не замечала. Во время употребления пищи я обдумывала – что угодно, но только не то, что с ней связано. Еда у меня была лишь для поддержания жизни, но совсем не для опыта.        Теперь вот я имею свой грустный результат, потому что в тонких мирах другие сновидцы наслаждаются вкусным мороженым, а я терплю ужасные неудобства. От того, что я пробую на вкус, в более тонком теле, мне неприятно, и такое ощущение, что я набираю в рот просто воздух, и страдаю от него. Другим приятно, а мне невыносимо. Я не взяла этот опыт из материального мира, и чтобы его взять – я должна теперь вернуться утром в физический мир и развивать свои вкусовые рецепторы некоторых тонких тел, потому что без вкуса во рту – моя жизнь в тонких мирах несовершенная, и очень отстаёт от жизни тех, кто понимает всё, включая и вкус.         Всё, что называется злом – отвергается Богом по той причине, что злом мы лишаем себя и других людей положительного опыта, который можно забрать с собой. Невыполнение долга – сюда же. Я родилась женщиной, и кухня была моим долгом, но я недобросовестно выполняла свой долг, и вот теперь, когда я в своих снах попадаю в те миры, которые с более высокими вибрациями – многие здесь имеют вкус, а у меня – вместо супа воздух. От таких обедов тошнит и неприятно.        Опишу свой Осознанный Сон той ночи, о которой я уже начала говорить. Погрустив над вечным недостающим, что проявляется во всех моих снах, без исключения (отсутствие вкуса), я решила пойти, и какой-то добрый поступок совершить. Дальше я нашла мужчину, связанного с политикой, которого хотят убить. Он купил билет на самолёт, через два часа улетает к семье, которая уже за пределами этой страны, но вижу, что он не успеет. Всех, кто были с ним, уже убили, и я перебираю в уме имена и фамилии погибших. Откуда они мне известны – понятия не имею. Мужчина идёт в отдел кадров, чтобы забрать свою трудовую книжку, а убийца с пистолетом идёт за ним. Я сначала хотела сопровождать эту будущую жертву. Он хороший человек, добрый семьянин, отец двоих детей, но потом я поняла, что это глупо. Убийца будет стрелять в нас обоих.        Дальше я подхожу к убийце. Вижу, что он лысоватый, сверху головы, а где есть волосы – немножко седые. Вижу, что он коренастого телосложения, низкорослый, сексуальный и знаю, что он неженатый. Откуда знаю – тоже понятия не имею. Я подхожу к нему и направляю поток сексуальной энергии ему во вторую чакру. Он стоял под деревом и ждал свою жертву, чтобы выстрелить, поэтому расслабился. Вот я вижу, что ему уже хорошо, у него возбуждение полового органа. Я кладу руку ему на плечо, чтобы сексуальная энергия наполнила всё его тело, и начинаю рассказывать, что он мне нравится, что он такой крутой мужчина, аж я его хочу, и предлагаю отойти в сторонку.        Я беру его под руку, и мы идём по какому-то парку. Дальше я вижу здание, и понимаю, что в таком-то кабинете тётенька загулялась у подруги из соседнего кабинета. Тоже не знаю – как именно вижу и откуда мне известно. Я предложила ему войти, представляясь – как здесь работающая, хотя я там, конечно же, не работала, обманула его, и мы вошли. Вижу стулья, рабочий шкаф, всё очень чётко и в ярких цветах.        Дальше он лежит, я расстегнула его одежду и глажу ему грудь своими руками. Сначала голову, лицо, потом грудь. Глажу и думаю о том, что астральные помощники, разных эзотерических групп, этого не допустили бы. Они же святые! Обманывать никого нельзя, даже убийцу, эзотерики супер-чеснейшие. Но у меня, бессовестной грешницы, нет сообщников. Я работаю в одиночку, для Духа, и не вхожу ни в одну организацию. У меня путешественницы-одиночки свои методы. Я поглаживаю убийцу, чтобы тот, кого собираются убить, успел забрать документы из отдела кадров, чтобы он успел это сделать, и улетел из страны.        Убийца волосатый. Я глажу его волосатую грудь, и размышляю над тем, что известный эзотерик не прав. Вот я чувствую в астрале каждый волосок на груди этого, неприятного мне мужчины. Чувствую тепло его тела и его мужскую страсть (неженатый мужчина). Он что-то мне говорит, что не побрил грудь, а я ему отвечаю, что не надо ничего брить, мне и так очень нравится.        Потом мои руки опускаются ниже, и я поглаживаю живот убийцы. Вижу глазами и чувствую ладоней руки волосы на его животе, а также славно-известную дорожку от пупа и до переднего места, чувствую тепло его живота. Запомнила, что тепло есть. Я запускаю пальцы в волосы на животе мужчины. Ощущения ничем не отличаются от ощущений физического мира, и в этот момент я понимаю, что уже пора убегать, потому что секса, с этим неприятным мне убийцей, я точно не хочу. Я подбегаю к двери, он за мной... Дальше я захлопываю дверь у него перед носом и растворяюсь. Конец Осознанного Сна.        Все думают, что мы рождаемся в физическом мире научиться выбирать добро вместо зла, а мы, скорее всего, приходим за вкусом, цветом, запахом, теплом, ощущением гладкости или шероховатости, за светом, формами и краской предметов. Без этого в более тонких мирах мы все – как инвалиды. Если чего-то нет, то надо срочно познавать. Как? А жизнью в здесь и сейчас, когда наблюдаешь за своим опытом, чтобы забрать его в вечность.        Летая мыслями в прошлом и будущем – опыта не возьмёшь. Опыт берётся вниманием! Вот для чего нужно «здесь и сейчас»! А я то годами думала: Зачем? Даже Тамара – администратор форума «Познание вечных истин» не понимала, и спрашивала на форуме: «Если я в воспоминании прошлого, то почему я не в здесь и сейчас?»  А потому, Тамарочка, что если ты не осознала, например, вкус, то его нет в твоём прошлом, а в здесь и сейчас – можно всё это добыть.        Да, это так. Я это много-много раз поняла в Осознанных Снах, когда мои вкусовые рецепторы астрала не воспринимали вкус. Я поняла, что другим хорошо в таком деле, а я, в области вкуса – инвалид, и мне захотелось опять вернуться в физический мир, чтобы научиться познавать вкус.        Я всегда, когда ела, то была где угодно, кроме здесь и сейчас, и так всю жизнь, но теперь мне ничто уже не мешает, в момент приёма пищи – осознаться, чтобы в следующий раз, когда я буду отправляться в тонкие миры моих Осознанных Снов, то и эти навыки тоже я могла забрать с собой в другие реальности.        Утром я проснулась в физическую реальность и ещё раз поговорила с Кариной, которая, оказывается, очень похожа на меня. Мы с ней с пелёнок понимали язык, на котором говорили взрослые. Она заговорила в восемь месяцев, а я чётко, как взрослая, говорила ровно в год, и в месяц моего рождения. Если только для себя, то примерно тогда, когда и Карина.        Мы с ней в три года уже читали книжки, а в четыре писали. У нас осознанность была на высоком уровне с рождения, поэтому я догадывалась, что Карина тоже видит очень яркие и цветные сны, насыщенные всеми видами чувств и ощущений. Написала я ей письмо, и получила подтверждение. Да, Карина точно видит такие сны, как я и думала. Ей даже снятся библиотеки, в которых она читает книги, и если утром поискать через поисковик в интернете, то оказывается, что такие книги точно есть, они существуют в физической реальности.        Книги и я читала в своих снах, но не очень верила в реальность происходящего, поэтому мне ни разу не пришло в голову – попробовать выяснить в поисковике о существовании приснившейся книги, а позже всё это забывалось.        Дальше я спрашивала у многих людей о их снах, и узнала, что сны большинства представителей человечества – чёрно-белые, расплывчатые, как после стакана спиртного, люди не видят своих рук, и вообще мало что видят, потому что каждую ночь – как гончие собаки, куда-то бегут, бегут, бегут... не замечая почти ничего вокруг себя. У меня появилась мысль, что если мы с Кариной в снах осознанные, а другие люди неосознанные, то, наверное, мы с ней сформировали себе какое-то тонкое тело, которое умеет видеть всё то же самое, что и физическое, плюс такие дополнительные ощущения, как «вибрационка». Другие этого не чувствуют, потому что их астральные тела ещё не полностью сформированы, а у нас они уже есть, и «вибрационка» – это, скорее всего, ощущения не физического тела, а более тонкого. Мы создали тело, которое умеет различать тепло, холод, гладкость, шероховатость, упругость, боль, наслаждение, столкновение, «вибрационку», и даже книги читать.        К сожалению, для духовных даров этих успехов мало. У Карины ещё есть разные необычные способности, а у меня их нет. Однажды она мне рассказывала, что информация ей приходит самопроизвольно, прямо посреди полу-светской беседы, оборвав на середине начатую мысль. Так бывает тогда, когда Карина – как бы «вываливается», и видит суть. В этот самый момент, ни секундой позже, случаются чудеса. Она выворачивает вверх тормашками Слепок. Ей даже не обязательно знать все подробности. Ужасающий эффект. Как-будто она всё знает о чьей-либо беде.        В продолжении случайно проявившегося необычного видения – Карина давала людям советы, которые мало кому пригодились, а потом её отпускало. Карина сидела с невозмутимым видом и продолжала доигрывать момент, и ей это нравилось, хотя и трудно было. Всё это воспринималось – как прикосновение к тайне. Она не понимала – как у неё это выходило. Просто говорили и говорила им чётко, не останавливаясь и не сбиваясь на передышки. Бывало даже и такое, что потом она не совсем помнила – что именно… Перечисляла некоторые детали и даты, делала выводы в тех событиях жизни, о которых она не должна была знать. Карина всегда и во всём видела выход. Почти что в каждой подобной ситуации люди на неё обижались, им не нравилось, что каким-то образом она прознала их секреты, да ещё и озвучила тайное. Она говорила мне, что ненавидит это свое качество, но я уверена в обратном – Карина гениальная! У меня нет подобных способностей.        Все мои подозрения о существовании у нас с Кариной сформированных осознанных тонких тел были, конечно же, интересными, но всё это требовало подтверждения. Ради продвижения на пути к новым открытиям я зарегистрировалась на нескольких форумах сновидцев – с целью отыскать себе тех, кто видит самые яркие и осознанные сны, а дальше поспрашивать – как они чувствуют разные энергии, и особенно партнёров по любви на расстоянии.        Я знала, что если мои подозрения подтвердятся, то значит мы рождаемся в этом мире не для того, чтобы научиться бороться со злом, а приходим по формы, вкус, цвет, запах, гладкость или шероховатость, по ощущения тепла, прохлады, света, столкновения и т.д. Познавая все эти опыты, мы создаём себе более тонкие тела, и делается это – исключительно в здесь и сейчас. Если человек за чаем думает о работе, а на работе думает о чае, то он не познает, и не заберёт с собой в вечность, ни вкуса чая, ни опыта своей работы. Он не сформирует в тонком теле вкусовых и других очень важных рецепторов.        Чтобы развивать свою осознанность в здесь и сейчас, и этим продолжать создавать себе тонкие тела – надо понюхать, например, фиалку, и через три секунды постараться вспомнить её запах. Если в память ничего не записалось, то нюхать её опять. Можно выпить, например, глоток чая, и вспомнить свои мысли и чувства, сопровождавшие этот глоток. Если в памяти пусто, то опять делать следующий глоток, направив на него всё своё внимание. Вот для чего надо жить в здесь и сейчас! Практика бессмысленной сатипаттханы тут не помощник. Оно – как и вспоминание сновидения утром. Вовремя не вспомнишь, по свежей памяти, – забудешь навсегда. Вспомнишь – запомнится на всю жизнь.        Вечером я продолжила своё увлекательное занятие на тему написания родословной. Открыла я свой блокнот и на этот раз я решила исследовать жизнь моего двоюродного дедушки Семёна.        Мальчик Семён родился в семье Марии Ивановны и Леонида Афанасьевича в 1920 году. Все родственники рассказывают, что сколько его помнят – он был очень хорошим и добрым человеком.        К сожалению, жизнь Семёна продолжалась очень мало, и оказалась короткой. С первых дней войны его забрали на фронт, и он прошёл всю войну, аж до 1945 года. Когда война уже почти закончилась, и объявили победу, то Семён писал домой письма, что скоро вернётся, но их ещё не отпускают, потому что надо доделать какое-то боевое задание.        В День Победы ему дали автомат и отправили в лес искать немцев. Там его и убил какой-то немец выстрелом из-за кустов. Это был выстрел в голову, и очевидцы свидетельствовали, что даже выбило глаза, которые вылетели со своих мест. Грустно, что Семён был убит в лесу – в последний день войны.        Жена Семёна, Лина, всегда проживала в селе Саварка, Богуславского района, Киевской области. Родом она из села Синица, того же Богуславского района. Все годы своей жизни Лина с добротой души общалась со всеми нашими родственниками, и часто приходила в гости. Детей у Семёна и Лины родилось двое: сын Николай и дочка Нина.        Сын Николай всю свою жизнь прожил в городе Богуславе. Ещё до войны, когда маленькому Коле было три годика, то его папа Семён возил лошадьми, из Саварки в Богуслав, колхозное молоко. В то время машин ещё в селе не было, поэтому молоко возили на лошадях.        Для удовлетворения детских хозяйственных потребностей своего сына – Семён сделал маленького кнута, чтобы мальчик тоже мог погонять лошадей. Когда Семён ехал в Богуслав, то и сына тоже брал вместе с собой. Коля сидел рядышком и вместе с папой управлял лошадьми.        Потом Николай вырос и часто вспоминал эти поездки с папой в райцентр. Он говорил, что ему очень-очень сильно хочется – хотя бы единственный разочек в жизни увидеть родного отца живым, но к сожалению, это невозможно. Коля рассказывал многим родственникам, что даже если бы отец был где-то в Америке, то он заработал бы денег на поездку и обязательно проведал бы его.        Дочку свою, Нину, Семён никогда не видел. Девочка родилась тогда, когда папа ушёл на фронт. Сестра Семёна – Лида, крестила эту девочку и стала её крёстной матерью.        Нина работала в поездах проводником, и жизнь её сложилась несчастливо. В 1971 году она родила себе дочку-инвалида. Говорят, что постоянная тряска в поездах плохо повлияла на формирование плода, но вряд ли конкретно это было причиной, потому что другие женщины тоже были проводницами, были беременны и рожали, но детки у них нормальные. Там, скорее всего, что-то генетическое или канцерогенные вещества попали в организм. Я точно не знаю – что произошло, не мне судить.        Когда работники роддома увидели, что родившаяся девочка полностью инвалид, то предлагали Нине, чтобы она согласилась на смертельный укол для новорождённой. Её убеждали, что гуманный выбор – это если парализованный ребёнок умрёт, и не будет мучиться, но Нина была против. Она расплакалась и защищала свою несчастную девочку.        Шло время, и любовь Нины к дочке становилась всё больше. Свою девочку, которою назвала Зоей, она окружила огромной заботой и лаской, ради неё жила. Для маленькой Зои мама Нина покупала самую красивую одежду и даже золотые украшения. Зоя сидела в инвалидной коляске, и была нарядная – как Королева. При этом она не могла говорить, и даже ручками не брала.        Деньги для красивых нарядов и золотых украшений Нина зарабатывала на работе честным трудом, и ещё сдавала собранные в вагонах бутылки. В то время их можно было сдавать и за них платили. Ну и золото в то время было не таким дорогим – как сейчас.        Золото сначала покупали, и украшали Зою, потом продавали и деньги шли на лечение, которое не давало результатов, после чего собирали деньги и покупали другое золото.        Сама я лично тоже хорошо помню эту Зоечку. Когда я приезжала в Саварку, то бабушка Лина часто привозила в дом Марии Ивановны её правнучку, потому что эта семья – жили по соседству. Поговорить с Зоей, мы конечно же, не могли, потому что девочка не разговаривала. У неё было что-то с языком, и она его с трудом поворачивала во рту. Мы только смотрели друг на друга. Ручки и ножки Зои были перекрученными. Её всю жизнь кормили с ложечки, и с инвалидной коляски эта девочка никогда не вставала.        Муж Нины был из Западной Украины. Когда он узнал, что его дочка родилась в таком состоянии, то кинул Нину и полностью отказался от своей семьи. Он уехал куда-то своими дорогами, и Нина даже и не знала – куда.        После развода она так и продолжала работать проводницей в поездах. За её девочкой-инвалидом ухаживала баба Лина.       Нина, которая была дочкой Семёна и Лины покорила весь наш род своей добротой души, и все её очень сильно любили. Наши родственники в Днепропетровске – не раз признавали, что самые добрые у нас в роду – это моя мама Надя и дочка Семёна – Нина. Остальные – не такие великодушные, как эти две.        Я согласна с характеристикой тёти Нины и мамы Нади, потому что обе сделали подвиг ради других. Моя мама отдала себя в жертву ради родителей-инвалидов, а тётя Нина – ради дочки-инвалида. При этом они обе ещё и всем родственникам помогали. Всех ценили и всех любили. В результате – моя мама была или убита, или доведена до самоубийства издевательствами над ней, а Нина тяжело заболела на рак крови и тоже умерла.        После смерти Нины умерла, также, и бабушка Лина. Девушка-инвалид, несчастная Зоя, осталась одна. Брат Нины – Коля оформил Зою в дом инвалидов, организованный в каком-то селе. Раньше ему говорили, что все места заняты, а тут ему повезло, что дом инвалидов только организовали, и он успел быстро туда оформить Зою. Говорил, что у него дома она сидела бы сама в хате, а там целая компания инвалидов, за ними ухаживают, и организовывают им интересную жизнь. Сам он, конечно же, её проведывал.        Очень грустно за Нину, которая так пострадала, будучи при этом исключительно доброй душой и таким прекрасным человеком, что плакали все родные. То же самое говорили и о моей маме. Когда моя мама Надя умерла, то бабушка Галя с Днепропетровска написала такие слова: «Мне очень хочется всё знать о том, что случилось с моей любимой племянницей Надей, потому что она для меня была очень близкой, и очень родной. Она жила у меня в Днепропетровске, и я её сильно любила. Много разных родственников приезжали ко мне жить, и Надя тоже приезжала. Она работала кондуктором в трамвайном депо, а когда заработала отпуск, то уехала домой и больше ко мне не вернулась, потому что отец её, Антон, устроил её на работу в сберкассу у себя в селе, чтобы дочка была с ними, потому что они инвалиды. Надя и сама не хотела оставлять родителей-инвалидов одних. Ещё я очень сильно любила Нину – дочку Лины, из Саварки. Нина и Надя были две мои самые любимые, и самые совестные племянницы. Они были самые лучшие.».        Если бы Нина была – как все, то бабушка Галя не выделяла бы её отдельной строкой, но она была не такой, как все. Например, в советские времена многие товары были в дефиците, а Нина ездила в поездах по всему Союзу, и обязательно находила города, в которых можно было купить то один, то другой дефицитный товар для родственников. Она могла бы всё покупать только для себя, и не морочиться с помощью другим, но у Нины была душа добрая. Она постоянно возилась с большими неудобными сумками и неприятными очередями, потому что эти товары были нужны родственникам, а она очень любила своих родных.        Есть женщины, которые выбрасывают на мусорную свалку даже полностью здоровых детей, а Нина не отказалась от полного инвалида. За какие грехи добрейшей душе дано в жизни отказ мужа и рак крови – это знают только кармовики-эзотерики. Я вообще не понимаю этого.        Не бывает эволюции души со скоростью выстрела. Если эволюция и существует, то это длительный процесс, про котором человек – сначала ужасный, потом лучше, потом ещё чуть-чуть лучше и ещё. В реальной жизни все добрые люди – добрые с самого рождения. Получается, что они эволюционировали за два часа, в момент прохождения через родовые пути, но так не бывает. По этой причине я не верю – ни в карму, ни в справедливость вообще.        ****** Мы любим мир не для того,- Чтобы улучшить свою карму. Мы просто чувствуем его,- Мы чувствуем детей и маму. Ещё друзей, и всех родных. Они нужны не для награды,- Мы сердцем выбираем их,- И счастью близких очень рады. Не жаждой святости живём,- А тем, что многих понимаем. Но справедливости не ждём,- Таких примеров мы не знаем.
 
Перейти на страницу автора