Глава-21-55. Виртуальный отдых в отпуске

       Предисловие к главе «Виртуальный отдых в отпуске»        Эта глава имеет несколько процентов художественного оформления, потому что, к сожалению, я не смогла запомнить из своего Осознанного Сна даже и половины тех текстов, которые мне приснились, а писали их – мой друг Леонард, и та его жена, которая очень часто мне снилась. Когда я утром проснулась, то для того, чтобы правильно записать этот сон, и для вдохновения, я искала похожие тексты в интернете, и по ним уже сочиняла. Учитывая тот факт, что – и в «Семиланиом-1», и «Семиланиом-2» – почти одни только исторические задокументированные факты, и ещё рассказы очевидцев о реальных событиях из жизни, сейчас я прошу у вас прощения за такую маленькую неточность. Ну, не могу я запомнить тексты диалогов из сна. Здесь надо или память развивать, или запоминать только тему, а слова уже подбирать способом художественного оформления – что я и сделала.
       Та часть главы, которая о моей жизни и воспитании детей, а также об отношении ко мне соседей – здесь уже только чистые факты, и ничего, кроме фактов. Имена героев, конечно же, изменены, и ещё название нашей Цветущей не настоящее, потому что в нашем городке все друг друга знают, и реальное название населённого пункта – ни в коем случае раскрывать нельзя.
    Глава-21 (55). Виртуальный отдых в отпуске
       Виктория Авосур        По несколько раз на неделю мне продолжали сниться Осознанные Сны. Я всё так же, как и раньше, желала счастья и скорейшей женитьбы своему другу Леонарду Солнечному. В то же время я хорошо помнила и о его страстном желании ездить в командировки. Значит, если он женится, то его жена будет в одном месте, а сам Леонард – в другом, и близкие интимные отношения у них будут возможны только по интернету. Подобные диалоги Леонарда и его будущей жены Алёны снились мне тогда – и не много, и не мало: всего три раза.        Третий раз я встретила Алёну в своём Осознанном Сне – счастливую, и в радостном настроении. У неё всё так же продолжались необыкновенные супружеские отношения с законным мужем Леонардом Солнечным, который в эти дни находился в Болгарии. В моём ОСе он предложил своей жене Алёне – вместе с ним провести виртуальный отдых на природе. Ну, конечно же, она с ним была согласна. Когда я незаметно вошла в дом Алёны – женщина была занята этими чудесными, и веселящими её сердце и душу, диалогами со своим любимым Леонардом. –Ты куда хочешь? На дикий пляж или на пляж нашей гостиницы? - написал свой вопрос Леонард. –Туда, куда и ты хочешь. Я с тобой – хоть на край света,- ответила ему Алёна. –Ну, тогда мы пойдём, и сначала чуть-чуть поваляемся, на шезлонгах, на пляже гостиницы, покушаем там в ресторанчике, а после этого – опять в номер, и возьмём палатку, после чего рванём на дикий пляж, и ещё нам, главное, воду и еду не забыть. По пути мы с тобой всё купим, и вернёмся очень поздно с пляжа. Хочу, чтобы ты своей кожей впитала этот нежный морской бриз, и чтобы каждая твоя клеточка получила много-много солнца. Для этого надо наладить правильный загар на наших телах. –Хорошо, пойдём. Только объясни – что такое «шезлонги»? Переведи это слово на много слов, чтобы я его поняла. –Вот, на фотках посмотри,- это такие жёлтые лежаки. Поставим их рядом, чтобы можно было целоваться. Чай и напитки нам будут приносить, ведь мы с тобой взяли путёвку, и там всё включено. –Да-а-а, с тобой я точно – как на Венере. У тебя какие-то новые слова и понятия, которых я никогда в жизни не видела, и не слышала... Чудеса! Но все эти чудеса ощущаются приятными и желанными,- написала своему мужу Алёна. –Вот 18-ти секундное видео нашего с тобой пляжа. Только обрати внимание, что сейчас уже не белые лежаки, а жёлтые,- объяснил Алёне Леонард Солнечный и дал ей ссылку на видео с лежаками, а потом ещё переслал ей и картинку с фотографией. –Вот они, чтобы тебе понятней было. –Чай мы сами себе принесём, пусть не мешают обниматься,- написала в ответ Алёна. –Верно, тогда мы просто скажем, что чай сами себе принесём. –О-о-о, интересно очень. Так бы и сказал, что оно на раскладушки похоже. –Фото пришлось скачать с инета, а то у меня нет именно изображения таких лежаков. Называется «шезлонг» – лежак. –Впервые в жизни слышу это слово,- не скрывая своего удивления написала в ответ Алёна. –Привыкай, и ещё обрати внимание на белое здание. Я тебе в нём массаж заказал, и натирание маслами, плюс медитирующее расслабление. Просто хочется, чтобы ты расслабилась полностью, а пока тебе делают процедуры, которые займут – от силы часа два, я пойду и на завтра закажу нам прогулку на катере, в Геледжик. –Что-о-о-о? Чтобы меня какие-то люди массажировали? Нет, я не хочу. Я принимаю массажи только от тебя. Ты мне не надоел, поэтому передавать меня в чужие руки не надо, а на катер с тобой я согласна. –Почему? Надо согласиться, это профессионалы своего дела, мне делали там массаж. Получил большой прилив энергии, и самое главное – просто раскрепостился. –Натирай меня хоть маслами, хоть чем угодно, только своими руками, и я тебя натру. Не надо нам помощников. –Солнышко, это включено в наш отдых. Думаю, ты попробуешь, и тебе понравится, в этом ничего такого нет. –А что если мне неприятно? Ты согласился, потому что тебе приятно, и я совсем не против, но мне неприятно, чтобы меня чужие руки трогали. Давай не будем спорить. Мы взяли отпуск – получать удовольствие, а не терпеть неприятные процедуры. Идём на катер. Покататься на катере я хочу. Надеюсь, что на катере уже не будет продавцов чая и массажистов. –Будет капитан. Ладно, отменю я эти процедуры, поедем на два часа – покатаемся. Возьмём себе скоростной катер на две палубы. Смотри, он нас забрал у причала и поехали мы вот сюда.        Леонард переслал своей жене картинку. Алёна открыла, и прямо аж дух перехватило от зачаровывающей её красоты. Там природа очень красивая, и берег фигуристый. –Что это за местность? – спросила Алёна. –Это Геленджик ночью. Один из главных курортов у нас, в России,- ответил Леонард. –Покажи картинку катера, а то у меня сейчас в мыслях разные сооружения. Все они водоплавающие, но я не знаю – какое из них называется катером. –Вот на таком катере,- написал Леонард и прислал картинку. –Ого! Нет, такого в моих фантазиях точно не было,- с восхищением ответила Алёна. –Привыкай. Смотри, здесь Геленджик, но уже с другой точки обозрения. Там очень большая набережная, и коль мы взяли катер, то придётся в Геленджике ещё часика два погулять. Зайдём в ресторанчик, покушаем, и будем просто вдвоём наслаждаться друг другом. Потом, когда приедем с Геленджика – сразу в номер. Сегодня ты будешь пробовать кое-что новое… чёт меня потрясывает, не знаю – примешь ты от меня такую смелость или нет. –Ты о чём? – удивилась Алёна. –Приезжаем обратно, и тихой походкой в номер. Но по пути зайдём в ресторан и возьмём, на вынос – суши и васаби (горчичку японскую). Знаю, ты ни разу ещё не ела суши, поэтому я заранее заказал, когда нас не было, чтобы нам их принесли в номер, и ещё японский набор для заваривания зелёного чая. –Что такое «суши» и «васаби»? Я не знаю – что такое «суши» и «васаби», и не могу представить,- с удивлением и непониманием написала жена Алёна. –Японская горчица,- ответил ей любимый и желанный муж Леонард. –Поняла. –Мы пришли, обкупнулись, и ты надела японский сексуальный халатик. Вот посмотри картинку.  –Восхитительно! Я тут уже и от женских чувств, и от твоих бурных фантазий в – экстазе,- со счастливой радостью в душе написала Алёна мужу.  –А вот и суши,- ответил Леонард, и прислал ещё одну картинку. –Знаешь почему я заказал японскую горчицу? Она такая острая, что для того, чтобы потушить огонь в твоём ротике, мне надо будет сильно-сильно тебя целовать. –Скажи, а «суши» – это сладкое? –Нет, это рис с рыбой и креветками. Макаешь их в васаби, и так остро, что ты сама зовёшь потушить огонь в твоём ротике моими поцелуями. Сижу я тоже в мужском халатике, и тоже мало что скрывающем, и мы с тобой расположились прям на полу. –Я когда пробую представить – как я этими японскими приспособлениями беру еду – меня смех разбирает. Всё будет под столом. А руками можно? Давай, как индийцы – руками. Пусть другие люди смеются. Какое им дело до нас? –Смеёмся много, и радуемся. Я тебе хочу показать мир, и чтобы ты представляла, что в нашем скором будущем у тебя всё это будет, и намного больше. Мы взяли всё на вынос, и едим их уже в номере. Поэтому палочки можешь откинуть или сохранить на память. Ты знаешь – как васаби разгорячает кровь? Тело всё горит от жара. –Нет, не знаю,- с чувством любопытства написала Алёна. –Теперь будешь знать. Ты аж халатик, как и я, расстегнула, и села ко мне на колени, и я ем с твоих рук, и облизываю твои пальчики,- они такие сладенькие. Ты подносишь ко мне пиалу чая, чтобы я запил, а я набираю глоток, прислоняю твой ротик к своему, и чай отправляю к тебе в ротик, а ты мне обратно. Так мы сливаемся ещё ближе. –Что такое пиала? – спросила Алёна, а сама себе подумала, что наконец-то, открылось то необычное, о чём Леонард не знал – как ему это сказать, и не знал – как она будет на это реагировать. –Ну стаканчик без ручки, типа тарелочки, но глубокой. –О-о-о, сразу видно, что ты много книг про Кришну прочитал, и перенял у Кришны – чем можно с девушками заниматься.  Индийские пристрастия? Очень интересно. Ну, если тебе это нравится, и ты сам начал – я тоже не против. –Ни одной книги про Кришну не прочёл. Но когда наши слюнки соединятся, то соединяются и тела. Это очень тонкое воссоединение. Да нет, это не индийские пристрастия, а просто я вот так придумал. Прейдём дальше. Наелись и легли, я полностью твой халатик расстегнул, вернее – развязал верёвочку, и мы начинаем друг другу ласки дарить. –Я не знаю – как описать тебе всё то, что я чувствую, но знай, что у меня возбуждённое настроение, улыбаюсь, радость на душе, чувства к тебе, и такое непередаваемое состояние, которого никогда в жизни раньше не было. Ощущение пребывания в каком-то другом мире. Всё очень-очень хорошее. Словами описать невозможно, и всё же знай хотя бы тот факт, что мне с твоими фантазиями приятно, и в хорошем смысле слова – необычно. –Я в твоих глаза читаю наслаждение и простое женское счастье. Ты мне говоришь, и плачешь от радости, что со мной, ты иногда не можешь остановиться, и готова играть со мной в игры любви до полного изнеможения. Я целую тебя нежно в губы, и говорю: я люблю тебя, и ты полностью моя, и я сделаю так, чтобы ты этот отпуск запомнила на всю свою жизнь,- моя любимая женщина! –Как приятно! Я и так уже счастлива. Меня никто и никогда так сильно не любил, и вдруг ты один меня полюбил. Так быстро, и так неожиданно! Я сначала не поверила, подумала, что просто игра, но теперь я вижу, что ты по-настоящему меня любишь. Ты правду написал, что с тобой у меня много радости. Я очень благодарна тебе за всё. –Я хочу, чтобы ты заснула у меня на животике, хотя можешь и как-нибудь по другому заснуть, я буду не против. –Фантазировать надо ещё уметь. –Как ты только смог столько всего придумать? Я удивляюсь. Для таких писем, как ты мне уже два дня пишешь, надо ещё больше таланта иметь, и ещё больше труда приложить, чем для изучения высшей физики или математики. Высшую физику и математику даже мои папа и брат знают, сейчас много образованных, а вот такое – как ты, могут придумать только единицы. –Я же тебя люблю, и я думаю, что все так могут, но просто говорить об этом боятся. Я не боюсь, и я тебе отдаю всего себя. Ты моя Королева и моя жизнь. То как будем засыпать сегодня? Может предложишь? Завтра третий день нашего отдыха и планы у меня есть,- написал Леонард.  –Почему боятся говорить? Спроси у друзей и расскажи мне. Засыпать будем в одной постели, я рядом с тобой, или так, как ты хочешь. Я хочу так – как тебе нравится,- ответила Алёна. –Да я просто знаю, что у них какой-то стопор. Это очень откровенно для них, поэтому и запретно. Согласен, засыпать на море будем в одной постели, а сегодня просто засыпай на моём животике, сверху. – Жаль, у меня голова, так хорошо, как у тебя, не работает, и дело тут не в отсутствии смелости, а в том, что всё, о чём ты мне пишешь, я впервые вижу, и впервые слышу. Мне очень хорошо с тобой. Душа моя радуется, и лёгкость внутри, ощущение счастья, и настроение прекрасное. В теле чувства, конечно же, есть, хотя и не знаю какими словами описать. Мне очень-очень нравится, но на душу почему-то ещё больше чем на тело действует. Радость и экстаз души. –Отлично, у меня всё абсолютно так же. Солнышко, пора отдыхать, у нас же с тобой третий день моря впереди. Я тебя люблю. Споки ноки!       Влюблённая пара – Леонард Солнечный, и его жена Алёна, отправились спать в моём Осознанном Сне, и тут же мне начало сниться продолжение, как бы следующая встреча. –Добрый вечер,- появились любимые слова Леонарда на экране ноутбука.  –Добрый вечер! У меня же невидимость?! Как ты узнал, что я именно на этом аккаунте? –Просто зашёл, ничего не думал, всё произошло само собой. Как у тебя дела? Мне сегодня о тебе сон приснился. Мы с тобой были вместе, и дарили друг другу ласку и много нежности. Ну то как? На море пойдём? У нас с тобой сегодня ещё один день моря. Ты не забыла? –О том, что мы на море – помню. Пойдём,- ответила мужу Алёна. –Сегодня план такой. Мы с собой взяли палатку, надувной матрас, еду, и воду. С утра, с палаткой, идём на пляж, и только днём следующего дня вернёмся. Еду, некоторую, по пути прикупим. –Хорошо, идём,- согласилась жена. –Еду купили, пришли, я поставил палатку, а ты погуляла чуть-чуть, позагорала. Палатку ставим в очень тайном месте. Людей на пляже, и в районе двух километров,- никого. Мне это место очень нравится. –Палатка, матрас, еда, вода... нам надо хотя бы ослика, чтобы помог всё это тащить (шутка). Хотя, смотря как далеко идём. Если не очень – донесём как-нибудь. Людей на пляже и в районе двух километров никого? Наконец то! –Развели костёр, пусть тлеет, можно и чайку заварить. Пока он заваривается,- пойдём купаться. Матрас у нас надувной, палатки сейчас очень лёгкие и надёжные, а ещё, тебе только две бутылки воды надо нести,- по литру воды. В общем, донесёшь,- думаю не устанешь. –Теперь раздеваемся, и с криками – «кто последний в море – тот и морж», бежим к морю, и прям плюхаемся в морскую воду. Ты, в костюме Евы – просто восхитительна! И я тоже в костюме Адама. Сажу тебя на спинку свою, ты ложишься на неё, и так плаваем. –Странно всё это, и такое вчера тоже было. Вот ты начал писать, ещё и намёка нет на интим, и даже не думаю об этом. Представляю костёр, чай, как мы бежим, море... Вдруг, я чувствую – как полностью меняются вибрации в моём теле. Они стали другими, более приятными. Тело начало наполняться теплом. Я знаю, что тебе это не очень интересно, так... побочные эффекты, а мне самой – очень интересно. Я хочу понять – что это, и почему. –Запомни ссылку, мы слушаем такую вот музыку, вернувшись к палатке. Ссылка на angels + violin,- уточнил Леонард. –Под твою музыку представляю все эти наши поцелуи. Да, это восхитительно! Правда. У тебя такие красивые глаза! Такие желанные для меня губы… Ощущение сладкого соединения с тобой. Мне очень хорошо. Нравится,- ответила ему жена. –Идём к чайнику, он на костре, закипел уже. Какой чаёк хочешь? В угли мы кинем картошечку, и помидоры сверху, и чай у нас с яблочками. –Картошечку надо в фольгу замотать, чтобы чистенькая была, а чай надо подогреть. Спрашиваешь – какой чаёк? Они мне все одинаковые. Какой взяли с собой – такой и пить будем. Музыка запустилась. Очень красивая, и приятная,- ответила Алёна. –Так, взяли на выбор чаи: зелёные, чёрные, с травами и фруктовый. Фольга не обязательна, но всё-таки и фольгу взяли, и ещё надо салат сделать из помидоров и огурчиков. Солнышко, когда вдруг тебе будет грустно, включай эту музыку, и просто вспомни, что на этом свете есть человек, который тебя любит, и отдаст всё самое лучшее тебе, и помни, что ты не одна на этом белом свете. Картошечку мы кинули, салат уже готов, пойдём позагораем. Мне надо тебя намазать маслом, чтобы ты на солнце не сгорела, масло пахнет авокадо и апельсином. Ложись на полотенчике, я тебе и массаж сделаю, и намажу тебя,- твоё уставшее тело, от трудного года. –Так хорошо... так радостно. Чай сварили, салатик сделали... Уже лежу. В душе радость, восхищение... Ты меня сделал счастливой! Я, наверное, никогда ещё так долго не улыбалась, как сегодня. –Ты ложишься, я натираю руки этим маслом, ты расслабляешься, и я начинаю потихоньку натирать твои плечи, своими мягкими движениями. Потом я перехожу на спинку, и натираю её. Спина твоя блестит на солнышке. Такой божественный запах от тебя исходит, и ещё горячий ветер обдувает твоё прекрасное тело. Не забывай, ты лежишь в теньке. После этого я перехожу на ягодицы, и массирую их, они блестят как яблочки, на солнышке. Потом перехожу на ноги, массирую нежными движениями – туда и обратно, чтобы не пропустить ни одного участка. Говорю тебе, чтобы полежала минуток пять. После этого я беру горячие камушки, и выкладываю на твоей спинке сердечко, чтобы ты чувствовала, что я прикасаюсь всем своим сердцем к тебе. –Какие Божественные слова! Мне никто и никогда в жизни таких не говорил. Какие приятные твои руки! Как хорошо с тобой! Да, я чувствую прикосновение твоей любви. Я счастлива – как никогда раньше. Я встаю, прошу у тебя масло, и ты даёшь. Потом я говорю тебе, что я тоже хочу натереть твоё тело. Можно и мне? Мои ладони тоже хотят прикоснуться к прекрасному телу любимого человека. Куда деваться? Ты соглашаешься, и я предлагаю тебе лечь на моё место. Потом я, такими же мягкими движениями, натираю твоё тело. Мне это очень нравится, у меня радость и восхищение внутри. Натираю твои плечи, потом спинку, потом ягодицы, и, наконец, ножки. Как хорошо! Мой любимый Леонардушка в моих руках! Это настоящее счастье. –Да, это настоящее счастье и единение. Ты моя до самой глубины, до самой сути. Я откликаюсь с радостью. Очень люблю, когда твои руки гладят моё тело, и скажу тебе: меня никто в жизни не любил так, как ты, и не дарил столько радости и счастья – как ты. Моё ты сокровище! – написал Леонард.  –У меня такое ощущение, что я сейчас проживаю самый счастливый период в своей жизни. Мне очень хорошо с тобой. Не знаю – били мы друг друга в прошлой жизни, чтобы сейчас встретиться, или любили, но в этой точно любим. Ты – моя радость! Ты – моё сокровище! Ты самый лучший и самый незабываемый. Ну, конечно же, мне с тобой хорошо. Можешь не сомневаться. Мне даже как-то аж не верится, что такая любовь бывает, но у нас с тобой, оказывается, есть. Может мы и чудики, но так хорошо с тобой! – с чувством восхищения написала Алёна. –Пока ты просто отдыхаешь в тени у дерева, расслабленная, я пойду и принесу тебе водички, а потом проверю картошечку. Вот я принёс водичку, и после этого я предлагаю прогуляться по пляжу. Я тебе покажу и ещё одно место – в тени больших сосен. Это от нас – в метрах триста, и знаем об этом месте только я, и мой друг. Так, как он с нами не поехал, то мы там будем вдвоём. За палатку не беспокойся, сегодня здесь людей, кроме нас, вообще не будет. Мы пришли, с собой мы взяли надувной матрас и два полотенца. Я хочу, чтобы мы с тобой просто помедитировали, и чтобы ты на всю жизнь запомнила хвойный запах, жаркий ветерок, и вкус моря, который останется навсегда в тебе. В этом месте, куда мы пришли – двенадцать сосен высотой по 20 метров, и так природа распорядилась, что они стоят кругом. Это место уходит в скалы – такая скрытая долина. Так вот, мы просто ложимся на матрас, обнимаемся, и я хочу, чтобы ты где-то час поспала, а я буду находиться рядом, и хранить твой сон. Этот сон подарит тебе непередаваемые, неземные ощущения. После этого мы приступим к медитации. Повторяем мантру – «Я есть ты, а ты есть Я», при этом крепко обнявшись. Я всегда благодарю Бога за то, что ты у меня есть! –Я тоже благодарю Бога за то, что ты у меня есть. Какие красивые сосны! Они мне нравятся. И долина... Восхитительно! У меня ощущение счастья и блаженства. Обнимаю тебя... Ты тоже поспи со мной, мой любимый. Ты написал: «Сегодня здесь людей, кроме нас, вообще не будет...» Значит можно и не охранять. Спим. –Да поспим. Обнялись и начали медитировать. Чувствуешь, как наше дыхание происходит в унисон? Моя любимая, ты слышишь, как сердца бьются и как слышен тихий голос Бога – «Где двое, там и Я»?        После медитации мы возвращаемся в палатку. Уходить не хочется, но надо. Пришли к палатке, покушаем. Я кормлю тебя со своей руки, как и ты делаешь это. Да, наш стол скромный, но в этой скромности – всё богатство мира. После этого мы берём матрас, спускаем на воду, я и ты ложимся на матрас, и поплывём от берега довольно-таки далеко – на риф, где можно стоять. Там я наловлю тебе ракушек. Солнце нежное, а вода – как парное молоко. Я хочу, чтобы на рифе ты накупалась от души. Под душем сегодня купаться не будем, поэтому заснём солёные, и с запахом моря на коже. До сна ещё далеко, надо вдвоём наплескаться в воде. При том, я хочу взять тебя на руки и просто поносить по этому рифу на руках, мой нежный цветочек. –Я даже и не знаю, что сказать, кроме того, что твоя любовь и забота мне очень-очень нравится. Я счастлива, мне хорошо с тобой. Я этот наш отпуск – точно никогда в жизни не забуду. Ты правду сказал. Мне ещё никогда в жизни не было так хорошо, как в этот отпуск. –Так, мы поплавали, и после этого, к берегу. Незаметно пришёл вечер. Устроим себе фруктовый пир с чаем, орехами, манго, яблоками, персиками, инжиром, сладкой дыней, и ещё восточную приправу будем кушать. Это оливковое масло с добавлением перца и соли, помакаем лавашем. После этого ты посидишь в палатке, а я быстро соберу ещё дров, которые нам нужны для костра. Сделаю так, чтобы всю ночь горел костёр. Накинь кофточку, как и я, вечером на море прохладно, а в палатке можно, перед сном, снять. Мы и так будем греть друг друга. Так, костер разведён, мы обнялись, наблюдаем закат и звёздное небо. Вдали стоят корабли в рейде, и звук волн действует на нас гипнотически. Я говорю тебе: «Услышь дыхание Бога». Ты ко мне прижимаешься очень крепко, и говоришь: «Я слышу, это биение красоты»,- и слёзы у тебя от счастья на глазах, что всё и всегда на расстоянии вытянутой руки. Ты ещё сильней прижимаешься ко мне, и целуешь меня в губы, и это Божественный поцелуй твоей души, и моей души. –А что такое «лаваш»? –Тонкий хлеб, похожий на лепёшки. Это тоненькие лепёшки из без дрожжевого теста, готовятся на костре. Но можно купить и так. Они у нас, в России, везде продаются. Когда будешь в магазинах – обрати внимание на это. –Удивляет, я никогда даже слова такого не слышала. Да, ты угадал. Твои слова влияют на меня точно гипнотическим воздействием. Ты романтик, ты фантаст, ты писатель, ты поэт и ты мой любимый. Всё в одном! Очень вкусно то, что ты предложил: орехи, манго, персики, инжир, дыня, и чай. Я, правда, не представляю зачем к сладким фруктам перец и соль на хлебе, но не потому что нельзя съесть хлеб отдельно. Просто и так много всего. Я с тобой согласна хоть по чуть-чуть всё попробовать, хотя и так уже переела. Ах, спасибо тебе! Мне так приятно сейчас с тобой обниматься. –Мы целуемся, дарим друг другу ласки, после чего ты поворачиваешься ко мне, потом ложимся на бок, обнимаемся, и опять целуемся до одурения. Говорим много-много нежных слов… Я тебя люблю! И тихонько засыпаем, в обнимку. Так закончился третий день на море, наш день,- мой самый любимый день, и самый фантастичный день. Но нас ждёт ещё большее впереди. Засыпай мой Ангел, и пусть тебе приснится радостный сон. Я рядом с тобой всегда, всегда, всегда! Включаю тебе музыку Eternal.        Когда я утром проснулась, то долго раздумывала над этим своим сном. Я верила, что Леонард Солнечный и Алёна обязательно встретятся, потому что снятся они мне – не первый раз. Я свои сны уже начала считать вещими.        Что касается моей реальной жизни, то многие люди, и особенно наши соседи, не понимали – что именно я делаю для своей семьи, и продолжали уговаривать моего мужа Ярослава, чтобы он – как можно быстрее, выгнал меня из дома.        Так что же я делала для своей семьи?! Вот такой интересный вопрос. Отвечая на него, я думаю, что самым важным фактом моей деятельности всё же было то, что с материальной части обеспечения семьи – я полностью переключилась на другие нужные ценности, которые, к сожалению, нельзя потрогать руками. То есть, помощь бывает и нематериальной. Как вам такой подход?        Дети ходили в школу, и я с ними занималась. Я помогала им там, где касалось гуманитарных наук, а в младших классах – и с математикой. Я учила их писать сочинения, подсказывала – как правильно выполнить то или другое задание.        От школы мы жили очень далеко. Если идти спокойным темпом, а не бежать, то от порога дома до школьного двора – сорок минут ходьбы. Эти сорок минут включали в себя также и крутые подъёмы на гору. Я детей провожала в обе стороны. Иногда я забирала, или приносила им, резиновые сапоги и зонтики. После школы мы часто ходили на разные кружки.        Дольше всего мои дети посещали кружок декоративной росписи. Это развивало творческие таланты и образное мышление. Ещё они были на кружках изобразительного искусства, гончарства и даже астрономии. В Центре Творчества я была знакома с руководительницей «Петрикивской росписи», мы с ней часто говорили о красоте таких изделий и просто о жизни, а дома я помогала своим детям рисовать композиции – и на дощечках, и на пластинках. Не вместо них рисовала, а учила их, и помогала им.        Ещё я старалась добыть для своих детей нужные книги по рисованию. Часто я сама ходила в библиотеку, брала книги на тему изобразительного искусства, читала их, конспектировала, и рассказывала своим детям о всём самом интересном, что я там вычитала. Им было интересно, они заинтересовались жизнями и опытом художников, спрашивали, и я искала ответы на те вопросы, которые мы вместе продумали.        Следующей веткой нашего творчества была литература. Я и мои дочки вместе сочиняли стихи. Я подсказывала им – какие могут быть темы, и как их лучше всего подбирать. Когда моя дочка было зарифмует стихотворение, то я ей говорила – в каком месте у неё как-то коряво звучит, и надо переделать. Она потом несколько раз переделывала, аж пока не станет лучше. Потом я одобряла, и стихотворение было создано.        В школе и на кружках организовывали много конкурсов, и ещё олимпиады. Иногда я даже помогала своим Наташе и Лерочке переписывать стихи из тетрадей на большие листы, потому что дети не успевали, а стихов у них было очень много. Моя старшая дочка выиграла несколько Всеукраинских конкурсов, организованных библиотекой, там у неё было тогда призовое место. Мы ещё и на творческих вечерах выступали в библиотеке. В такие моменты мы вместе с дочкой читали стихи перед собравшимися людьми, и наши фотографии потом публиковались в районной газете.        Моя Лера выиграла много областных и районных конкурсов. Общее количество грамот – более шести десятков.        Дети не могут сами найти кружки, и ещё они не могут себе найти те убедительные причины, по которым творческая жизнь им может показаться интересной. Детям надо подсказать, и направить их внимание в нужном направлении. Кроме того, они ещё и не умеют сами правильно оценить – какой стих или какой рисунок у них получился хороший, а какой – не очень, и почему. Иногда случается и так, что дети, без помощи родителей, какое-то домашнее задание не могут выполнить. Им не хватает какого-то понимания, поэтому им надо помочь.        Мои соседи всегда считали, что надо идти на работу и на огород, и что все мои труды с детьми на тему творчества – это занятие ерундой, и что я ленивая дура. Они мне это говорили прямо в глаза и кричали на весь мой двор, что без Ярослава я сдохну. Дура я или не дура – это мы смотрим по результатам.        Шестьдесят семь грамот старшей дочери и около двух десятков младшей – подняли рейтинг школы, и в награду за это мои дети имели хорошие оценки, особенно по творческим предметам. Мы эти оценки заработали не с помощью денежных взяток, и не по знакомству, а честным трудом, творчеством, развитием талантов, дружбой с учителями, и общительностью.        Соседи опять не верили, и кричали криком, что мы платим взятки учителям, потому что просто так хорошие оценки не ставят. Они не верили, но мы же были нищими. У нас не было денег, и жена брата моего мужа, Алина, всем знакомым жителям Цветущей, и всем нашим родственникам, говорила, что я наплодила бомжей, которые будут просить милостыню на улицах, и будут умирать с голода. Поэтому все наши оценки всё же были заработаны честно – творческим трудом. Никаких взяток мы никогда, и ни одному преподавателю, не платили.        Муж мой тоже многие знания вложил в детей, хотя он и работал. Ярослав их учил математике, и благодаря ему – мой сын, который не имел денег на подготовительные курсы, смог набрать высокие баллы на ВНО по всем предметам, и поступил на факультет информатики и вычислительной техники в Киевский политехнический институт. Высокие баллы – это выше чем 190 по всем предметам по 200-бальной системе.        Моя младшая дочка – в школе побеждала на математических олимпиадах, один год она имела стипендию из местного бюджета, и тоже поступила на компьютерные науки, а старшая дочка стала дизайнером. Кроме того, старшая дочка была в «Артеке» за особые достижения в литературе и декоративном искусстве.        Да, мой муж тоже помогал, но он мало что мог бы сделать, если бы я не заинтересовала детей творчеством и науками, если бы я не провожала их на кружки и не помогала со всем другими домашними заданиями, и он мало что сделал бы для детей, если бы я наперёд не подготовила в школе их высокие рейтинги и их репутацию.        Кроме интеллектуальной помощи была ещё и помощь психологическая. После прочтения многих книжек психологов, я вывела свою личную психологию, и рассказывала своим детям – как устроен мир, и почему в нём не выгодно быть пьяницами, курить сигареты, водиться с бандитскими компаниями, и ругаться некультурными словами. Ещё я им рассказывала – что такое любовь, и какая любовь выражает высокие чувства.        Я своих детей не била, не делала в нашем доме строгий режим, и ничего я им не запрещала. Я только рассказывала, объясняла, вкладывала в них полезные, как по моим оценкам, знания. После этого они сами не хотели делать поступков с низкой моралью. Не потому что нельзя, а потому что таким был их собственный выбор. Тут ключ к сердцам детей такой, что они хотят себя чувствовать не рабами, которые подчиняются родителям, а иметь знания, и уметь самостоятельно сделать самый правильный выбор. Именно на это я и ориентировалась.        Когда уже дети учились в университетах, то я тоже для них много делала. Для старшей дочки мой друг Саша-Лесовичок делал рендеринг дизайнерских проектов – и на диплом бакалавра, и на диплом магистра. Сыну я помогала заработать творческие баллы, а младшую дочку мой друг Мариан Небесный учил – как делать программы, курсовые, и лабораторные. Он ей очень помогал, учил, делал. Огромная благодарность и Мариану Небесному, и Саше Лесовичку, и Леонарду Солнечному, которые тоже много всего помогал и подсказывал моим детям.        Я помню, как мы с дочкой сидели за ноутбуками, и как не спали ночами. Я помню, как мы готовили сдачу сессии, и как я ей подсказывала способы установки специальной программы, чтобы открыть создание сайта. Помню – как у нас долго не получалось, и помню – как я ей ещё и экономику, с подсказками кумы и подруги, Иры из Ставищ, помогала сделать. Помню, что мы с дочкой устали, не выспались, работали из последних сил, а соседи читали мораль моему мужу, что меня надо немедленно выгнать из дома, и что я не достойна жить на нашей улице, где живут только самые умные, самые образованные, и самые трудолюбивые люди.        Пока мои дети учились – никто из них троих не заплатил преподавателям ни одной копейки взяток, но нам тогда – никто из знакомых так и не поверил.        Некоторые наши соседи не умеют даже компьютер включить, потому что они не могут найти на нём кнопку включения. Другие – всё же могут компьютер включить, но они понятия не имеют – что такое 3D max, и тем более V-rey. Эти наши соседи никогда в жизни даже и не слышали слова «рендеринг», поэтому они думают, что дизайнер – это тот, кто рассказывает клиентам – какого цвета повесить шторы и какие обои приклеить. На тему того – в какой программе программисту писать сайт, чтобы он открылся на домашнем компьютере – мои соседи вообще ничего не знают, но зато они всегда отлично знают, что я – тупая, ленивая, и больная на голову дура, которую надо выгнать из дома, и что мне нельзя жить на той улице, на которой живут самые умные, самые мудрые, и самые трудолюбивые люди, а кума Алина очень удивляется, что мои дети до сих пор ещё не бомжи. Она не может понять – как так получилось, что не сбылось её пророчество.        Если вы меня понимаете, то вам должно быть открыто, что митральный клапан – это штука невидимая. Вот когда у человека отрезано часть ноги и одна нога стала короче, чем другая, то в таком случае все верят, и соглашаются, что человек инвалид. Ну или если рука отрублена, то смотрят сострадательными взглядами и верят, что перед ними инвалид. Клапан сердца находится – в груди, и он невидимый, и если он короче за норму, примерно на шесть миллиметров, а с возрастом – и ещё короче, то этого вообще никто не видит. Откуда моей соседке, проживающей через огород, знать – как оно живётся, если не нога короче от нормы, а клапан? Она же этого не знает. Она только может как-нибудь вообразить нарушенное вестибулярное равновесие человека, если кто-то с отрубленной частью ноги, а вот если у кого-то нарушено кровообращ
Перейти на страницу автора