Глава-23-57. Танец познания

       Предисловие к главе «Танец познания»        Агнесса – реальный человек из Санкт-Петербурга. Я очень любила на нашем форуме, который называю «Познание вечных истин» читать её сообщения, и сообщения Карины. Это были две мои любимые участницы форума. Все имена в данной главе, конечно же, изменены. Чудеса Агнессы помогают мне верить в тот факт, что сериалы наших с ней реальностей снов, действительно где-то существуют. Если ей помогли, и через сны она даже находила потерявшихся людей, то значит снится нам не только воображение нашего мозга, но и ещё кое-что интересное. Я думаю, что параллельные реальности всё же существуют.
      О танцах во сне я только могу добавить, что танцевала я исключительно в снах, а в реале – никогда. Мои астральные танцы наполняли меня энергией и удовольствием. То же самое сказал и один мой друг. Во сне он почему-то любил танцевать, а в реале – не любил. Зачем во снах любить то, что не любится в материальном мире – этого я не знаю.
       Рассказ о дедушке Степане полностью взят из реальной жизни. Ничего не добавлено и ничего не изменено. Всё написано только о том, что действительно когда-то было в нашем физическом мире. Даты стоят настоящие, имена изменены. Богуславский район и Саварка – эти названия настоящие.
   Глава-23 (57). Танец познания
       Виктория Авосур        Перед тем, как продолжить описание сериала своих Осознанных Снов, я хочу рассказать немного о том, что не я одна видела свои сны сериалами. Есть в этом мире и другие люди, с которыми тоже происходило что-то подобное.        На форуме «Познание вечных истин» я встретила интересную женщину Агнессу. Вот у неё тоже были сериалы, хотя и связаны они не с теми мирами, в которые путешествовала я сама. О себе эта женщина рассказала мне тогда очень многое, и я оставила себе на память историю о её необычной жизни.        Агнесса писала мне так: «Понимаешь Энни, у меня была не лёгкая судьба. Родилась я летом 1964 года. Мать спилась и выехала в другую область, мы с ней никогда не видимся, отец умер, и ни с какими родственниками я давно не общаюсь. В 14 лет я оказалась на улице, потому что моя мать, со своим любовником, пропила дом, и уехала. В детстве она меня постоянно очень сильно избивала, а в 17 лет меня изнасиловал чеченец. Он тогда избил меня почти до полусмерти, и бил он меня по почкам. После изнасилования и избиения – я потом 30 километров шла по лесу, голодная, и добиралась на товарняках в свой город.        Вообще-то в моей жизни часто случалось так, что меня насиловали. Это был для меня кромешный ад, и ты, наверное, была бы в ужасе, если бы я тебе всё это рассказала. Те люди, которые узнали о моей жизни, удивлялись – как я вообще в своем уме осталась, могла и в психбольницу загреметь. Нет, в такую больницу я в те годы не загремела, в суды я тоже подавать не стала, но тела мои, к сожалению, были совсем никчемные. Я много болела, и болела я до такой степени сильно, что врачи от меня отказались. Нужны были операции, много операций. Я на всех уровнях была слишком слабая. Потом, когда я поняла работу тел, то исцелилась, и стала счастливым человеком, но этот период наступил у меня не быстро.        Перед тем, как наступило исцеление – я много страдала. У меня было развился ревматизм сердца, и я аж целый год лежала в больнице. Это несчастье случилось по той причине, что однажды загорелся дом, а я в это время – была в горящем доме закрыта. Потом мне рассказали, что я как-то из дома выбралась, и 8 часов стояла на снегу. От этого, вроде бы, у меня и заболело моё сердце. Они мне всё наврали, я помню этот случай, и я помню, что я вошла в транс, а дальше я вышла из тела, чтобы не страдать. Моё сердце заболело от удушья, а не от мороза, потому что нагрузка на него тогда была чрезмерно большая. После пережитого пожара я уже не могла дышать в полную силу, потому что сердце схватывало миллионами иголок. Через какое-то время я умерла, и у меня по-настоящему была клиническая смерть. Сердце моё тогда остановилось. Это случилось дома, не в больнице.        Ещё в одной из прошлых жизней я раскачивала в себе сексуальную энергию, но без соития и слияния с мужчиной. Мы умели этой энергией управлять, но мы её также отдавали своим зрителям, потому что мы были танцовщицами. Я не знаю – что бы там было у нас дальше, но мы в той жизни погибли почти все. Я себя там зарезала – в прошлой жизни.        Уже в этой жизни, в пять лет, я попала к лесбиянкам, и с этого возраста уже могла входить в транс посредством раскачивания сексуальной энергии. Лесбиянки извратили мой мозг и открыли сексуальную чакру. Из меня просто пёрла эта страсть и сладострастие, но мужчины мне были не нужны. Так я породила демона, который питался этой энергией, и я стала одержимой.        Дальше я не знала – как её укротить, и я начала искать священника, чтобы он изгнал из меня демонов. К сожалению, не нашла. Потом я начала искать кого-то из тех, кто мне поможет – в астрале. Откликнулись два монаха, но они показали мне дорогу к демону. Я этого демона через сновидения убила, и меня потом отпустило, но сексуальная энергия так и осталась. Позже я её просто удавила, и теперь я здоровый человек. Она иногда появляется, но теперь я её контролирую: хочу вызову, хочу – удавлю.        Если же мне бывает трудно, то я обращаюсь к своему духу. Мы, люди, мало чем можем помочь себе в таких испытаниях. Это не квартирный вопрос, не материальный, это духовный уровень. Здесь могут оказать помощь только духи, поэтому за помощью надо обращаться к ним. Ни один живой человек не смог мне помочь, а вот духовный уровень – вытянул меня за шкирку. Господи, как хорошо, что есть куда реально обратиться за помощью!        Там, в астрале, однажды мне сказали: «Зачем ты пытаешься научиться тому, что ты умеешь уже делать в совершенстве? Учись лучше тому, чего ты ещё не умеешь.».        Когда я так сильно мучилась, что кричала в астрал «Ну помогите мне хоть кто-нибудь!», – то я однажды увидела астральных помощников. Я рассказала им о своей беде, и главный монах ответил мне, что они не могут за меня мою работу сделать, но путь подсказать они мне могут, и отвели меня в какую-то пещеру, где сидело моё творение – демоница, раскормленная моей энергией, и она уже достигла трёх этажей. Так что я для неё была мамаша. Так, как я её породила, то только я и могла её убить. Мы, люди, наши тела, работаем – как приемники. Кто-то больше в себя вбирает космическую энергию, кто-то меньше, а кому-то даже и Солнце уже не нужно, по сути. Они – дети Луны.        Лунным людям даже врачи советуют сделать тёмную спальню, в ней тёмные обои, и чёрное пастельное бельё. Однажды и я сама знала такую женщину. Мы с ней тогда по всему городу искали чёрные простыни и пододеяльник – для неё. Ей Солнце вообще не нужно, а такие как ты, я, и другие люди, которые на нас похожи – мы нуждаемся в Солнце, и мы эту энергию, любовную, черпаем оттуда. Больше я ничего и не знаю. Знаю, что она накапливается в позвоночнике.        Однажды я спросила в астрале – что я вижу и почему, и относится ли это к прошлым жизням. Дальше мне, в сновидениях, кто-то ответил, как будто по громкой связи, что здесь мы рождаемся только один раз. Никто и никогда здесь повторно не рождается, поэтому физический уровень очень важен. Это как КПП. После выбора на физическом плане – нас распределяют по другим реальностям. Кто что выбрал, как прожил здесь жизнь, и что сохранил в своей душе – то и будет иметь в своём будущем. То есть, в этом измерении – жизнь только одна, но она очень важная. Это – как Диплом, который решает всю твою оставшуюся жизнь. Вот так мне сказали, Энни. Больше я ничего не знаю, потому что сама осталась, обескуражена, но на всякий случай я стала резко менять свою жизнь, мироощущение, и мировосприятие.».        Агнесса, как и я, часто видела сны о других мирах, и снились они ей так же, как и мне – сериалами. Разница только в том, что мне снилось вознесение, и полёт на другую планету – Силой Мысли, а у Агнессы, в её снах, были средства передвижения. Например, её однажды приснились звездолёты и летели в них дети-гении. Они должны были стать учёными на другой планете. Агнессе тоже предложили с ними лететь, потому что рядом с этими детьми было свободное место, и она полетела.        Примерно через неделю сон повторился, и она ещё раз полетела с детьми на звездолёте. В той реальности Агнесса видела большие трудности – от еды до воды, почти военный режим, и все на учёте. Проходить на территории разрешалось только тем, кто там живет, а всем остальным вход воспрещен. Никто там не имел отдельного жилья, все жили – как в общежитии гостиничного типа. Всё было как-то очень тоскливо.        В Осознанных Снах Агнесса – то с монахами общалась, то дух потерявшегося человека рассказал ей – где этот человек находится, и в реальности потом оказалось правдой, то ещё какие-то чудеса встречались, и всё у неё сериалами.        У меня тоже были сериалы, но немного другие. Они не имели звездолётов и других технических средств для передвижения. Расскажу о следующей серии из такого моего интересного сериала.
       Вернувшись в свой родной город я решила посетить большое собрание людей, собравшихся на стадионе, которое даже и не знаю какими словами назвать, если их брать из земных понятий.         Дело было под открытым небом, и на данное мероприятие пришло очень много народа. Перед нами стояла цель – осмысленно пересмотреть свои жизненные ценности, а также определиться и укрепиться в своём настрое на близкое будущее. Если сравнивать с физическим миром на Земле, то мне так кажется, что с подобной организацией проходят разные Богослужения и проповеди.        То, что происходило в моём городе – это было не Богослужение, но всё равно мы рассматривали вопросы о том – как нам жить, и что нам делать. В тот день многие из нас делились своими опытами и мнением, рассказывали – кто и какое направление мыслей решил поддерживать, и почему, но никто ничего не навязывал. Мы только предлагали своим братьям и сёстрам что-то обдумать. Это у нас было – как советы.        Выходили наши жители, и каждый из нас что-то объяснял. Хотя и выступления магвильданцев касались очень разных областей жизни – всё сводилось к единому настрою на любовь, мир, дружбу, и взаимопонимание между живыми существами. Особенно мне запомнились слова Лимиория,- одного из прекрасных мужчин нашего города. Он говорил так: –Дорогие братья и сёстры! Многие из нас раньше жили в своих физических телах на планете Земля. Мы любили нашу прекрасную планету,- любили всем сердцем и всей душой. Мы желали ей света, улыбок и радости, мы старались делать добрые поступки и помогать всем живым существам. Теперь мы оказались здесь, на нашей Камрегдане, где имеем свои сады, дома, красивую природу и семьи, но это не значит, что мы забыли о Земле, о всех её жителях, а также и о их многолетних страданиях. Это не значит, что мы забыли и о других планетах, которые похожи на Землю. Мы хорошо знаем, и помним, о их душевной и телесной боли, мы знаем – как им тяжело, и никогда мы не бросим их одних в беде. До тех пор, пока хоть где-нибудь во Вселенной страдает хоть одно живое существо – мы всегда будем прилагать все свои усилия, чтобы ему помочь.        Почему же мы здесь, на Камрегдане? А вы знаете – почему мы здесь. Потому, что это наше волшебное «место Силы», которое мы создали для того, чтобы можно было спокойно концентрироваться на том, что вечное, и наполняться энергией любви.        На Земле есть несколько точек, называемых «местами Силы», но это не значит, что мы там можем поселиться, построить свои дома, жить там и работать на благо общества, а если всё то, о чём я говорю, делать в обычных местах, то вы прекрасно знаете, какие у нас шансы пробиться к самому Божественному и возвышенному. Вы знаете, что произойдёт, если мы постоянно будем находиться в таких оболочках, где всё пронизано агрессивными волнами радио, телевидения, мобильных телефонов и низкочастотными мыслями других существ, которые направлены на разрушение, и порабощение себе подобных.         Для того, чтобы помогать землянам, мы набираемся энергии здесь, где вся планета – это место Силы, а потом мы несём её туда, к нашим братьям и сёстрам на Земле, и помогаем им – как умеем.         Наша помощь ни в коем случае не должна проявлять власть над ними, не должна ничего им навязывать или порабощать. Свобода воли и свобода выбора – это самые драгоценные подарки жизни, подаренный каждому из них самим Господом Богом, и мы не имеем права ни у кого это отбирать.        Мы любим их, но мы не Владыки. Мы добрые и милые помощники, и мы их братья или просто друзья. Но мы не Владыки! Наше дело не владеть их жизнями, а просто с любовью им помогать, если кто-то из землян призывает к себе на помощь своих видимых и невидимых помощников.  –Правильно. Мы не Владыки, мы друзья,- закричал кто-то на переднем плане. –Поэтому, давайте будем терпеливыми, давайте будем добрыми и ласковыми. Надо дарить своим братьям любовь и помощь, а не проявлять насилие. Ведь даже и делая выбор на ошибках, они же хотят – как лучше! Просто у них не получается, но они то хотят – как лучше! Мы им можем посоветовать, подсказать или помочь, но не навязывать, уважая их настоящее право выбора,- продолжал говорить Лимиорий.         Когда я слушала эти слова – во мне зажигались радость согласия и восхищение. Да, я тоже люблю землян, и я о них не забыла, а в последнее время я даже больше проводила времени на Земле, чем на Камрегдане, потому что там остались мои любимые друзья, просто близкие люди, и родственники. Кроме того – жизнь каждого живого существа вызывала во мне сильнейшее чувство сострадания, поэтому я очень радовалась, слушая такое мнение на стадионе.         После посещения большого собрания мне захотелось ещё одной встречи с Дамиром. В прошлый раз он мне сделал много намёков, но подробно ничего так и не объяснил, и теперь его слова меня мучили, не давали мне покоя. Хотелось быстрее уточнить всё о семьях, парах, и о здешней любви. Помнилось, что он меня приглашал, поэтому я решилась пойти прямо к нему домой.         Подойдя ко двору своего нового знакомого, я заметила его стоящим возле фонтана. Он говорил с каким-то парнем, и я немного растерялась, а ещё я не знала в каком месте остановиться, чтобы немного подождать. Но Дамир меня увидел и позвал. Я подошла.  –Привет, Энни. Ты ко мне? –Да, я хочу продолжить тот разговор, который мы начали в прошлый раз,- ответила я ему. –Хорошо, давай пойдём в дом.        Через несколько минут мы уже сидели в красивой и уютной комнатке по-настоящему чудесного дома. Наверное, это был рабочий кабинет Дамира. –Ну и какие вопросы тебя волнуют? Рассказывай,- обратился ко мне мой друг. –Мне очень интересно – как устроены семьи на нашей планете, и как можно понимать любовь на восьмерых. Можешь мне это объяснить? – спросила я у него. –Объяснить то я смогу,- так мне кажется, но у меня нет уверенности, что всё, мной сказанное, ты сумеешь вообразить и понять меня. Давай я лучше тебе покажу. –Как это? Где? – растерялась я ещё раз перед своим новым знакомым, и в моих мыслях молниеносно пронеслись разные виды вариантов. –Не переживай, мы не будем друг к другу прикасаться. Я только покажу тебе – что такое любовь на восьмерых. Пойдём со мной,- предложил мне мой интересный друг.        После этого мы с ним поднялись на второй этаж его дома, и вошли в какую-то очень интересную комнату. Она была не маленькой и не большой, действительно, что на восемь человек. Строение той удивительной комнаты было в образе купола – как на Земле в планетариях. По бокам скамейки, а посередине – ковёр. Окон я не заметила. Всё внутри освещалось какими-то прожекторами. –Сейчас я включу музыку и видео. Делай любые движения, к которым просится твоё тело. Можешь или танцевать, или заниматься гимнастикой, а можешь и просто кружиться по комнате, как тебе больше нравится,- сказал мой друг.         Заиграла музыка. Вверху появилось небо, а со всех сторон – красивые пейзажи. Картинки менялись, и было такое ощущение, как будто мы перемещаемся в разные красивые уголки нашей бесконечной Вселенной.        Я начала танцевать… просто, как умею. Дамир тоже танцевал, а потом у меня внутри пробудилось неописуемое чувство радости. Я смотрела на горы, долины, леса, моря и другие необыкновенные уголки природы. Я двигалась по комнате, и опять на меня налетела Она – приятная и таинственная энергия. Она сладкими вибрациями наполнила всё моё тело, и я продолжала свои танцы уже в экстазе.        Так я ещё раз убедилась, что восхищение прекрасным действительно привлекает энергию жизни и творит чудеса. Мне нравились эта комната, мне нравились музыка, видео, необыкновенные места природы, и даже сам Дамир. Я была счастлива, и я понимала, что ценить прекрасное и любить – это реально одно и то же. Кто-то может сказать, что часто мы любим некрасивых, но это будет неправдой, потому что у них скорее всего душа красивая.        После танцев мой новый друг сказал: –А теперь представь себе, что в комнате нас не двое, а восемь человек, и все мы чувствуем примерно одно и то же. Представила? Это и есть любовь на восьмерых. У нас будут, конечно же, и другие варианты проникновения в энергию жизни. Я тебе показал всего лишь один из видов. Ещё могут быть, например, игры на музыкальных инструментах, пение, театральные роли и многое другое. Но главное то, что ты теперь поняла саму суть такой любви. –Да, я поняла. Спасибо тебе,- ответила я ему. –А в парах какие-то отношения бывают или нет? И если бывают, то какие? Чем я буду заниматься со своим любимым человеком, если всё же получится забрать его в мою семью? –Этому я тоже тебя научу, но ты только не подумай ничего такого. Я не имею в виду обучение в прямом контакте. Я дам тебе материалы, а ты уже сама будешь по чуть-чуть изучать. Это специальные видео-уроки, и они тебе многое прояснят. Мы тут, на Камрегдане, как и люди на Земле, пользуемся специальными компьютерами. Они нужны нам для передачи той информации, которую невозможно передавать прямо. Например, отношения в парах – это и есть одна из тем подобной информации.  –А пары живут в отдельных комнатах? –Да, у каждой пары своя отдельная комната. Как же иначе? Это обязательное условие для близких отношений.        Мы вернулись в кабинет, или в комнатку, из которой вышли в специальный зал, чтобы попробовать познавать танец любви. Здесь мой новый друг долго рассказывал – как включаются индивидуальные ноутбуки, и как ими пользоваться. Один из таких ноутбуков он дал и мне,- на какое-то время, и загрузил на него очень разные видео-уроки.        Оказывается, через ноутбуки можно выходить в виртуальные библиотеки моего города, всей планеты, и даже связываться с Землёй. Теперь у меня появился доступ к разной информации, и я уже могла иметь очень много информации.         Перед тем, как идти к себе домой, я задала своему другу Дамиру ещё один вопрос: –Сегодня я была на большом собрании города. Там говорили о помощи Земле и другим планетам, на которых ещё существуют страдания. Мне давно хочется делать что-то полезное. Ты не подскажешь – куда я могу себя применить? –Я сейчас работаю в небольшой группе по помощи Земле и Тантале. Если хочешь – приходи к нам. Попробуем что-нибудь изменить к лучшему. Поработаем на обеих планетах. –Тантала – это та планета, которую ты подошёл посмотреть в телескоп Дальмины, когда я была в гостях у вас в обсерватории? – поинтересовалась я. –Да, это она,- ответил Дамир. –Хорошо, договорились. Как только будете идти на такую работу – зовите и меня. –Позовём. Считай, что теперь ты с нами. И ещё не забудь о ноутбуке, возьми его обязательно,- сказал мне мой новый друг Дамир. После этих слов я проснулась.        Вечером я достала свой блокнот с «Историей родословной» и решила добавить в него описание жизни дедушки Степана.        Мальчик Стёпа, который в будущем стал моим дедушкой, родился в 1927 году. Детство прошло – как и у всех мальчиков этой семьи, а вот при службе в Армии ему не повезло. Там он получил какую-то травму головы – контузию, и эта травма сделала его инвалидом на всю жизнь. У него всегда была вторая группа инвалидности, потому что он имел какое-то общее заболевание, которое шло у него из головы.        Имея вторую группу инвалидности, Степан ни на какой государственной работе не работал, но не смотря на это, он дожил до глубокой старости.        Женат он был много-много раз. Первая женитьба состоялась в селе Саварка, Богуславского района. Женой стала соседка Мария, которая жила рядом – хата с хатой возле его родителей. С этой женщиной он не ужился, и они развелись.        После развода моя бабушка Настя, а для него она – родная сестра, пригласила брата Степана в свой посёлок, и сначала он жил в её доме, а немного позже он женился на местной женщине, которую тоже звали Марией. Везло же ему на Марий! И первая была Марией, и вторая.        Со второй Марией Степан тоже не помирился, и они разошлись. После развода он купил себе свой личный дом на «кабановой горе». Так у нас назывался один из местных кварталов. Улиц никто не знал и не помнил. Все жители разделили село на кварталы, каждый из которых имел своё народное название.        После того, как Степан купил свой дом, то уже никогда в жизни из него не переселялся. В этой хате он прожил всю свою жизнь, и всегда он был одиноким мужчиной, потому что ни с одной женщиной он не мог ужиться.        Находясь в грустном одиночестве своей хаты, дедушка Степан скучал. Для избавления себя от грусти он постоянно приходил в гости к сестре Насте. То есть, он регулярно приходил в тот дом, в котором жила я, потому что я то жила с бабушкой.        Моя бабушка Настя всю жизнь его кормила и по долгу с ним разговаривала. Придёт он, было, в наш дом, и она ему обед насыпала. Бабушка наперёд варила больше еды, потому что знала о приходе ежедневного гостя. Сам для себя дедушка Степан не варил ничего. Дома он ел всухомятку, и ел только те продукты, которые покупал в магазинах. Варёное и горяченькое ему припадало только в нашем доме, больше нигде.        Лично я всегда его хорошо знала и помнила, и даже в гости к нему заходила, потому что он нас с мамкой приглашал, и делал это очень много раз, часто уговаривал.        Когда мы с мамой приходили к нему в гости, то я очень удивлялась всему тому, что я видела в хате у дедушки Степана. Дверь свою он закрывал на огромное количество замков и защёлок. На окнах у него были специальные деревянные щитки, которые он не снимал даже днём. Для того, чтобы был свет, дедушка Степан пользовался электрическими лампочками, но окна развесить не мог.        Ещё он сделал себе специальный самодельный ключ от дома, длина которого была примерно один метр, а толщина – как труба отопления, соединяющая батареи в городской квартире. Такого замка не было ни у кого в нашем селе. Ключ вставлялся в специальное отверстие, которое имело в себе настоящую трубу, металлическую. Защёлки с внутренней стороны помещения были у него в таком количестве, что их невозможно сосчитать.        Погреб у него тоже был в хате, чтобы не обокрали. Он начинался в сенях. Это была глубокая яма с лестницей вниз.        Теперь я понимаю – почему все женщины не смогли ужиться со Степаном Леонидовичем. Они хотели открыть окна, а не сидеть во мраке, и видимо открывали, после чего в доме был скандал. Женщины ночью вставали в туалет и открывать сорок замков для них было, конечно же, проблематично. Видимо после контузии в Армии дедушка страдал сильным и непреодолимым страхом смерти, который преследовал его аж до самого конца жизни. Вторую группу инвалидности просто так не дают. Если дали, то значит фобии у него наблюдались очень серьёзные.        Хозяйство у него было: куры, козочки, кролики и нутрии. Он и нам несколько раз дарил козлят. Мою любимую козочку Зозульку мне подарил дедушка Степан. Ещё у него во дворе была шелковица с огромными плодами, которых я ни раньше, ни позже, никогда в жизни не видела. Иногда мы приходили к нему рвать шелковицы.        Любимым занятием дедушки Степана было вязание веников. Он сеял просто, скармливал его домашнему хозяйству, а с тех стеблей, на которых просто росло, он вязал веники, и продавал на базаре. В нашу семью он всё это дарил бесплатно, потому что моя бабушка всю жизнь его кормила. Дарил веники, козлят и любил угощать мою мамку, и отчима Гунзыря, домашним вином.        Моего отчима Гунзыря дедушка Степан завлекал вином с терна, и Гунзырь дома воровал в погребе варенье и консервы, чтобы у дедушки Степана променять на вино. Вот такой бартер придумал наш дедушка. Даже на Новый год Гунзырь тащил меня к деду Степану колядовать, но колядовал он сам. Слова были примерно такими: «Коляд, коляд, коляда, деда с печи выгляда, а баба из дырки, дайте горилки.». В этот день дедушка Степан наливал Гунзырю вино – бесплатно, и они вдвоём пили, а мне приходилось сидеть там, у деда, на стуле, и скучать в жуткой комнате, которая была похожа на одну из ячеек катакомб или на подземный бункер.        Кроме ухаживания за курятником, козочками, кроликами и нутриями, а также кроме вязания веников, дедушка Степан ещё зарабатывал на выделке меховых шкурок. Люди приносили ему шкурки, он их выделывал, а потом люди себе шапки шили из них.        Что касается методов лечения, то и они у дедушки Степана были свои. Книг он не читал, с травниками не дружил. Откуда у него была информация – знал только он. Когда у моей мамы Нади сильно болели ноги – он ей дал спиртовую настойку из желудей. Она натирала свои больные ноги этой настойкой и ей сильно помогло, совсем перестали болеть.        Позже у нас с мамкой была сыпь на лице. Какие-то прыщи завелись, и я так думаю, что это бактерия, потому что в обоих одновременно. Дедушка Степан дал нам настойку с листьями ореха. Мы с мамой два дня помазали и прошло. Позже я пробовала отваром листьев ореха полечить прыщи у одной девочки, но ей это не помогло. Значить листья ореха убивают не все бактерии, а только выборочно.        По причине инвалидности дедушке Степану часто давали какие-то путёвки на курорты. Кто давал – я не знаю этого, но он постоянно писал письма в какие-то государственные органы. Помню, как он эти письма приносил в дом моей бабушки, зачитывал их, и ответы тоже зачитывал. Он тогда писал так много писем, что иногда всё же добивался себе путёвку.        Однажды он привёз с курортов деревянную ручку, на которой было написано слово «Немиров» и моё имя. Он эту ручку подарил мне. Ручка была сувенирная, разрисованная декоративной росписью, и сверху покрыта лаком. Я её сильно любила и много лет подряд берегла в домашнем столе – как сувенир.        У своей сестры, а моей бабушки, дед Степан постоянно выпрашивал хату в Саварке, которая досталась ей от их общей матери, по Завещанию. Бабушка Настя не хотела ему давать, и совсем не потому, что ей было жалко. Она же его раньше и в свой собственный дом жить поселяла, и много лет кормила. Проблема была в другом. Там, в Саварке, по соседству, хата с хатой, жила бывшая жена Степана. Они могли до такой степени завестись между собой ссорами, что Степан оказался бы в тюрьме. Его посадили бы или за побои этой женщины, Марии, или ещё за что-нибудь. Моя бабушка Настя берегла его, как брата, поэтому и не дарила ему дом. Он же бездомным не был! У него имелось своё личное жилище – отличная хата на «кабановой горе». Чего ему ещё не хватало? Тюрьмы? Моя бабушка Настя была не согласна, чтобы он в Саварке наделал дел, и сел в тюрьму. Брат Степан этого не понимал, и однажды он так разозлился, что ударил мою бабушку под ухо. К счастью всё обошлось и не было серьёзных последствий.        Сначала дедушка Степан ходил к своей сестре Насте, а когда она умерла, то он продолжал ходить в наш дом к моей матери. Причиной посещения было всё то же самое. Моя мама его кормила, помогала ему, давала некоторые продукты с собой.        Однажды у нас дома была свежая свинина. Я там уже не жила, я жила с мужем. Конечно же, моя мама захотела угостить мясом и деда Степана. Она послала своего Гунзыря, чтобы отнёс дедушке мясо. Гунзырь пошёл к нему, но не достучался. Потом ещё и бабушка Лида ходила к нему, и долго звала, но он ей тоже не открывал.        На следующий день вызвали милицию и в присутствии свидетелей выбили дверь. Нашли деда Степана – сидящим за столом, и мёртвым. Он сел за стол и почему-то умер, может сердце остановилось. Когда Гунзырь к нему стучал, то он уже три дня был мёртвый, и это потом подтвердила экспертиза.        Похоронили дедушку Степана там, где и всех его родственников – в селе Саварка, Богуславского района.        Дети и внуки Степана Леонидовича в Армиях контузий не получали, поэтому они выросли очень мудрыми и учёными людьми. Дочка его, Лида, вышла замуж за Саварского учителя. Ох, опять у нас педагоги! Позже он кинул учительскую работу и стал милиционером. Поселились они жить в Мироновке, и у Лиды была там очень высокая должность на работе. Она работала там, где выращивают пшеницу. Какая-то селекция, что-то такое.        Дочка Степана, Надя – стала очень профессиональным поваром, и готовила вкусные блюда на свадьбы и похороны.        Внук дедушки Степана, который является сыном его родного сына Володи, выучился на батюшку – православного священнослужителя. Он учился в Киеве, и жить он тоже остался в Киеве. Можно найти его по фамилии, потому что по мужской линии фамилии не меняются.        У Марии Ивановны и Леонида Афанасьевича был и ещё один ребёнок – мальчик, Александр. Этот ребёнок родился у них в 1928 или 1929 году, и прожил он совсем мало. Когда ему было семь лет – он наелся зелёных ягод жёлтой смородины, и напал кровавый понос, дизентерия. Мама Мария везла его в Богуславскую больницу, но так и не довезла. По дороге он умер.        ******* Душа надеется на чудо,- Свободу ищет в нём свою. Старается всё делать мудро,- В священном и не злом бою. Где её шанс освободиться,- И стать внутри совсем другой,- С тем, кто за мир, соединиться,- И быть без масок, быть другой? Кому-то помогли монахи,- Кому-то Бог Свой Рай открыл. Но как держаться бедолаге,- Без дара этих Добрых Сил?! Она одна в своих задачах Быть сильной способом любви. Надеется иметь удачу,- А также – помогать другим.
Перейти на страницу автора