Глава-25-59. Воспоминание о первой любви

       Предисловие к главе «Воспоминание о первой любви»        Эта глава написана по реальным событиям из жизни. Первым здесь идёт сон о том парне, который когда-то, в далёком 1984-м, и в 1985-м году, был моей первой любовью. Сон – это не физическая реальность, но он действительно, когда-то, в моём прошлом, мне приснился, поэтому он имеет право здесь быть описанным. Ну, хотя бы для того, чтобы можно было изучать – что же такое сны.        После описания загадочного сна я рассказываю о детстве и ранней молодости моего мужа, которого я называю Ярославом. Имена в этой главе, как и во всех предыдущих, конечно же, изменены. Также изменены и географические названия Подлесья, Лесополья, Старогорского, и Цветущей. Все даты стоят точные, и взяты они из реально существующих исторических документов.        Под конец этой главы я описываю, также, и первую любовь моего мужа Ярослава, которая тоже настоящая. Всё было так, как я и рассказываю в этой главе, что принесло ему не мало страданий. Имя девушки изменено.
   Глава-25 (59). Воспоминание о первой любви
       Виктория Авосур        Однажды мне приснился тот парень, с которым я встречалась в свои 15 лет, и в то время, в 1984-1985 году, он был моей первой любовью. Это, конечно же, не физическая реальность, а какой-то из параллельных миров астрала, но этот сон вызвал тогда во мне много чувств и эмоций, поэтому и запомнился он на многие годы моей жизни.        Кто-то, когда-то, на мои астральные полёты мне сказал, что я неправильно делала, когда летала, но я так не думаю. Мы все летам, потому что всем нам снятся сны, и часто они бывают осознанными. Что касается социального мнения, то в астрале оно воспринимается совсем по-другому, и то, что в нашей физической реальности кажется недопустимым – там совсем нормальное на вид, и это же только сны. Я не согласна, что мы даже и за сны должны судить друг друга. И всё же, сны свои я считаю интересными, поэтому я продолжу их описание.        Андрей, с которым я дружила в ранней юности, сидел в ванной и наслаждался контактом воды со своим телом. Это была пятница – конец рабочей недели. Ему хотелось расслабиться – как морально, так и физически. Прошедшие полмесяца были ощутимо трудными в его жизни. Он имел много разговоров с сыном, и особенно со своей женой. Сейчас Андрею хотелось побыть одному, но сколько в воде не сиди, а всё равно надо вставать и намыливать себя шампунем, потом мылом, а потом смывать водой, вытираться полотенцем и идти спать.        Андрей встал на ноги, протянул руку к шампуню и от увиденного у него аж перехватило дух. На зеркале, пальцем по запотевшему от пара стеклу, кто-то написал женское имя – Энни. При этом дверь была надёжно закрыта, и в ванную никто не мог войти.        Энни, Энни… Андрей намыливал волосы и старался вспомнить – кого он когда-либо знал с таким именем, но ничего интересного, что могло бы прояснить загадку, на память ему никак не приходило. Он покупался, вытерся полотенцем и зашёл в комнату с необычным, задумчивым видом. –О чём размышляешь? – спросила его жена Таисия. –Да так,- ничего особенного. Кажется, со мной сегодня пошутил домовой,- ответил Андрей, поглаживая свои мокрые волосы. –Ты веришь в домовых? – поинтересовалась жена. –Раньше не верил, а теперь верю,- с неохотой продолжать разговор, которая чувствовалась в голосе, ответил Андрей. –Ты же вроде сегодня на работе не пил?! – удивилась Тая. –Ой, ладно, считай, что я пошутил,- сказал ей Андрей с немного растерянным настроением, и лёг спать.         Произошедший случай помогал ему держать свои мысли в одном направлении, и я знала, что это должно поспособствовать нашей с ним встрече, которая намечалась в предстоящем Осознанном Сне.       Потом он крепко заснул, и ему приснился интересный, и удивительный сон, в котором он оказался возле лифта на девятом этаже девятиэтажного дома.  Сегодня, в этот долгожданный день, Летая в мыслях многих приключений, Есть капелька моих задуманных идей –  Писать письмо любимому Андрею. Уселась возле самого окна, Хочу с тобой хоть взглядом повстречаться…        Почему-то ему вспомнились эти слова, но совсем забылось продолжение стихотворения. Андрей только помнил, что где-то в построении строк спрятан какой-то ключ, но какой именно – он забыл. И ещё крутился в мыслях обрывок фразы: Как говорили на девятом этаже Четырнадцатым вечером сентябрьским…        Да, он забыл эти стихотворения, но они ему что-то напоминали, они были как наводящая мысль. Потом он вспомнил меня, и в этот момент я легко смогла появиться перед ним в его Осознанном Сне. Если бы не вспомнил, то пришлось бы мне дольше стараться, и возможно, что не одну ночь, потому что я же хотела прийти к нему не в образе неизвестной личности, а так, чтобы мы пообщались, как давние знакомые, и как бывшие друзья. –Привет, Андрюша! Вот мы и опять встретились,- сказала я ему, стараясь украсить нашу с ним интереснейшую встречу своей улыбкой.         Мой давний друг из далёкой юности узнал меня, испугался, и хотел убежать, но я взяла его за руку и удержала. –Не надо, не бойся меня. Я не мстить пришла, а просто поговорить.  –Прости меня за тот случай в квартире,- несмело начал Андрей о наших с ним давних и не очень приятных событиях. –Я был ещё слишком молод, возбудился, а ты меня вроде как любила перед этим… –Я всё знаю, я понимаю тебя, но ты же ничего ужасного тогда не сделал, поэтому мне нечего тебе прощать, а даже если бы ты и действительно в тот день меня изнасиловал – ничего страшного не случилось бы, не переживай. Ну и что? Я получила бы близость с парнем, который мне долго нравился. Наше прошлое – хоть так, хоть иначе, а всё равно не стоит никакого расстройства. –Почему же ты тогда от меня убегала и так сильно вырывалась? Я же не собирался сделать тебе ребёнка,- спросил Андрей. –Страшно было. Меня с детства научили, что потерять девственность – это чуть ли не конец света, но если бы у тебя получилось, то может даже и запомнилось бы на всю жизнь – как что-то прекрасное. Ты был красивым. Ты мне нравился очень сильно, но я и не жалею, что убежала от тебя, потому что я тогда сохранила в себе душевное спокойствие. Просто если бы не убежала, то тоже не жалела бы.  –Ну и чего ты хочешь от нашей встречи сегодня. Сделать то, что не получилось тогда? – поинтересовался мой очень давний друг. –Нет. Прошедшего времени не вернуть. Просто я хочу, чтобы ты не винил себя за всё, что у нас с тобой произошло. Однажды наступит момент, когда ты всю свою прожитую жизнь вспомнишь, и ещё раз наши с тобой чувства прочувствуешь, и все произошедшие приключения увидишь, но не надо думать о том, что было бы лучше для нас обоих, если бы изменить наше прошлое и всё сделать иначе. Не лучше оно было бы, а просто можно придумать сценарий другой игры. Знай, что я не в обиде на тебя. Я благодарна тебе за то, что мы тогда познакомились, и за то, что я поиграла с тобой в такие прекрасные игры,- ответила я ему.  –А за то, что было в квартире твоего брата, ты тоже меня благодаришь? – поинтересовался Андрей. –Конечно. Если бы не ты, то я никогда в жизни так и не узнала бы – что это такое, но благодаря тебе я знаю, и мне не надо проживать ещё одну жизнь на Земле, чтобы познать именно это. Если бы я не встретилась с тобой, то пришлось бы мне позже ещё раз родиться, потому что меня любопытство мучило бы. Понимаешь? –И ты никого не осуждаешь? –Нет, Андрей, не осуждаю. Спасибо тебе за всё, что ты для меня сделал. Пусть у тебя всё и всегда будет хорошо. Ты чудесный парень, и я благодарю Бога за то, что ты когда-то был в моей жизни.         Я ступила шаг к Андрею, и обняла его так, как обнимала в 1985 году, когда мы с ним… в общем, «общались на девятом этаже четырнадцатым вечером сентябрьским», а потом… потом я сделала ему так, чтобы он проснулся. То есть, я пробудила его на физический план своим желанием и силой своей мысли.        Андрей проснулся и начал прокручивать в памяти все яркие, и свежие, воспоминания увиденного и услышанного, а также раздумывать над каждым моментом, а я, в ту ночь, продолжила свои астральные путешествия.         Саратов. Мой всегда необычный друг Саша нарядился в интересную одежду, надел кепку, тёмные очки и костюм, в котором жена Таня ещё ни разу его не видела. С Сашей я встретилась на улицах его родного города и не сразу сообразила – что он делает. Как позже выяснилось,- он решил проследить за своей женой.         Таня долго шла по улице, а он следовал за ней на определённом расстоянии. Потом она села в маршрутку, и Саша тоже вошёл в ту же самую маршрутку. Его специально подобранная одежда помогла ему остаться незамеченным.         Жена проехала несколько остановок и вышла, он тоже вышел. И вдруг случилась трагедия! Таня села в какую-то машину и уехала. О, ужас! Саша этого не ожидал. В растерянных чувствах он вернулся домой, разделся и начал обдумывать – что ему делать дальше.         Его ножки в мягких носочках ступали по дорожке комнаты. Он ходил, ходил, ходил… и неспокойно дышал. Я решила его не трогать, и даже не утешать. Саша у нас такой самостоятельный… Почему-то вспомнился один наш давний и «весёленький» диалог. –Почему ты боишься иметь сочувствие к кому-нибудь? – спросила я у него. –А я и не боюсь, но только есть люди, которые если и нуждаются в сочувствии, то уж никак его не заслуживают,- ответил мой добрый и милый друг. –Для тебя сочувствие – это прямо как ограбление какое-то,- сказала я ему. –Бессмысленное бессмысленно. Я не сторонник пустых терзаний и всю боль мира ни мне, ни тебе, не избыть, в данном случае,- сказал он. –Да не бойся ты так сильно, все мы люди, иногда можно и поплакать,- написала я ему своё мнение. –Вот ты и плачь. Мудрый не скорбит ни о мёртвых, ни о живых,- ответил мне Саша-Лесовичок.        «Хорошо, хорошо, Сашенька, ни о чём не переживай. Сядь на стульчик, расслабься, письма от Нины почитай…»,- мысленно сказала я ему и отправилась в Краснодар, чтобы быстрее мне проведать и ещё одного своего друга – Леонарда Солнечного.         Ну а здесь продолжались всё новые и новые приключения, которые теперь всё чаще начали у него повторяться. Все они касались его любимого сына Серёжи. Леонард уже вернулся с командировки, которая у него была в Болгарии, и снова серьёзно решал свои домашние загадки, происходящие в его собственной семье.        Вечер, все дети давно вернулись со школы, а Серёжки опять нет. Алёна и Леонард обзвонили всех своих знакомых, все больницы, и позвонили в полицию, но их сына нигде не было. Потом он всё же вернулся, и было уже очень поздно.  –Где ты был? – спросил своим строгим голосом папа. –Мы с другом играли в шахматы,- ответил Серёжа, опустив глаза к полу. –А домой ты мог позвонить и предупредить? – с повышенным тоном голоса закричал Леонард.        Я не стала долго ждать, и послала свою нежную и ласковую энергию любви и примирения всем троим. Алёнка смягчилась первой и попросила своего мужа Леонарда Солнечного – не кричать на сына. Все трое, хотя и были недовольны происходящим, но сдержали свои эмоции. На этот раз всё обошлось только объяснениями. Родители сказали Серёже, что они волнуются за своих детей, и попросили своего сына, чтобы если ему опять когда-нибудь вздумается поиграть с другом в шахматы, или в одиночку побродить по городу, то чтобы звонил домой, и предупреждал. На этом я и проснулась.        У меня самой, в моей семье, были хотя и тоже очень сложные, но всё же – одновременно и приятные для души, обстоятельства. Моя дочка Лера и её парень Артур – решили пожениться. Это был 2015 год. Мне поручили роль – написать им сценарий свадьбы, поэтому я тогда смотрела видео свадьбы, которая была у дочки моей подруги, а также читала много сценариев из интернета. Старалась написать своим детям что-то красивое, интересное, и доступное. Позже Артур мои труды переписал, и дал написанное по-новому моей второй дочке, младшей Наташе, которая у них на свадьбе была свидетельницей. Сценарий был полностью переделанный.        Да, мои труды были напрасными, но я же наперёд не знала, что занимаюсь непрактичным делом, и всё расписываю с такими заданиями, что они отдалённые от реальности, хотя я и очень старалась, хотела написать так, чтобы всем понравилось. Я не сумела придумать красиво, потому что я же им описала свою фантазию ума, которая не была просчитана по времени на практике. Артуру это не понравилось, но я старалась. Он сделал лучше, он молодец, он творческая личность, изобретательный парень.        Артур ещё до свадьбы всегда был изобретателем, и в день влюблённых, когда предложил моей дочке выйти за него замуж, то придумал очень много необычных загадок, которые Лера должна была разгадать, чтобы попасть к нему на особенную встречу. Писать подробности я не имею права, но немножко приоткрою тайну и скажу, что задания Артура были очень интересными.        Вечерами я, как всегда, писала «Историю родословной». Продолжая написание этого Блокнота, я занялась подборкой материалов о жизни моего мужа Ярослава.        Был октябрь 1952 года. В семье Аллы Ивановны и Эдуарда Васильевича уже радовала души родителей одна их хорошенькая и любимая девочка – Зина, 01.08.1951 года рождения, и теперь вот ещё и мальчик родился. Попасть в роддом у Аллы не получилось, потому что выпал снег, и так занесло снегом дороги, что нельзя было выехать из села. Этот снег так и лежал, начиная с октября 1952 года – до самой весны 1953 года, поэтому Ярослав родился не в роддоме, а дома, прямо в хате родителей.        Кроме Аллы, Эдуарда, и их маленькой дочки Зины, в этой же хате, жила ещё и бабушка София, которая была матерью Эдуарда Васильевича. Она и помогала принимать роды.        Ярослав вырос спокойным, любознательным и доброжелательным мальчиком. В игры он часто играл с соседскими детьми, а также сначала со старшей сестричкой – Зиной, а позже и с младшей – Валей, и ещё позже – также и с младшим братиком Димой. Хорошие и порядочные детки выросли в этой семье. Все они стали культурными, умными, и приятными для окружающих людьми.        С детства играли в жмурки или в мяча, ходили в лес или на озеро скупаться. Когда были старшими, то мальчики ловили рыбу или что-то мастерили. В списке любимых тем для изучения и мастерства были – радио, машины, корабли и самолёты. Ещё Ярослав много рисовал и сочинял стихи.        Односельчане Петя, Коля и Толя были его близкими друзьями. Поддерживали в разных идеях, вместе что-то делали и вместе ходили на природу.        Друзья – это хорошо, но, наверное, самым близким человеком, который помогал, обучал и поддерживал, у Ярослава всё же был его родной отец Эдуард. Он учил его рисовать, фотографировать и делать разные самоделки. Вместе ходили в лес, вместе пасли коров или заготавливали дрова, а также вместе ходили в лес по грибы.        Эдуард Васильевич работал преподавателем в школе, поэтому времени у него было совсем мало. Он до середины ночи писал и писал какие-то работы в школу. Утром очень рано вставал и ещё что-то там дописывал. Я удивляюсь, что он ещё и для собственных детей находил время, и тоже старался их научить какому-то нужному мастерству. Он был необыкновенным.        Ярославу запомнилось, как папа вечерами брал в руки книгу и читал, а все дети семьи его слушали, и даже мама Алла слушала. Он выбирал очень интересные книги с захватывающими сюжетами. Да, это были интересные и приятные вечера. Детям этой семьи они на всю жизнь запомнились.        Как только появлялась хоть маленькая возможность, то отец Эдуард возил своих детей в Киев. Бывали в цирке, в зоопарке, в Ботаническом саду, в театре, и в других интересных местах.        Мама Алла их всех обнимала, проявляла к ним ласку. Могла их утешить, погладить, а маленькими – подержать на руках. Ещё она каждый день рассказывала интересные истории о людях села и умела готовить вкусную еду. Мама тоже ходила с детьми в лес по грибы или по ягоды, ходила пасти коров (череду) и заготавливать дрова. Она много работала на огороде, а также шила одежду на швейной машинке. Шила и своей семье, и чужим людям, а самую большую часть времени, если не считать работ на огороде, мама Алла занималась кухней.        В школу Ярослав пошёл в сентябре, хотя до семи лет оставалось ещё аж целый месяц ждать. Он туда ходил с большим желанием и удовольствием. Дорогу от порога дома до школы Ярослав проходил со своими сёстрами. Учился он очень хорошо, и с первого по восьмой класс всегда был отличником.        Самыми любимыми школьными предметами у него были – физика, химия, география, астрономия и трудовое обучение. Не любил физкультуру, музыку и биологию. Ему тогда сильно не нравилось изучать внутренние органы людей и животных. Так он мне сказал.        В связи с тем, что Ярослав был трудолюбивым и ответственным учеником – ему в школе постоянно поручали оформление стенгазет. Там он рисовал и писал всё то, что требовалось для одной или другой темы.        К девочкам он часто был неравнодушным и часто влюблялся. Ещё в четвёртом классе он любил одноклассницу Катю, а в старших классах – Надю и Галю.        В выходные дни или на каникулах Ярослав и его сёстры играли в разные детские игры или ходили из Подлесья пешком в Лесополье в Дом культуры – в кино. Когда переселились в Лесополье, то стало всё наоборот. В этом селе старенький и деревянный Дом культуры развалился, а в Подлесье выделили под Дом культуры кирпичное здание, которое выдержало войну. Когда-то оно считалось кулацкой хатой, а потом стало Домом культуры и все начали ходить в кино в Подлесье.        В 1967 году Ярослав закончил восемь классов Лесопольской восьмилетней, общеобразовательной, политехнической школы и 14.06.1967 года ему выдали «Свидетельство о восьмилетнем образовании». После этого он поступил в Старогорскую школу, и закончил её в 1969 году. Я в этом году только родилась.        Однажды мы всей семьёй поехали в Лесополье и долго ходили по селу, совершая экскурсию по памятным местам прошлого. В тот день Ярослав показывал мне, и нашим детям, то озеро, на котором он с братом и своими сёстрами купались или ловили рыбу. Мы видели заросли рогоза, а на воде от дуновения лёгкого ветерка пробегали мелкие волны. В тот день было солнечно и вокруг нас красиво пели лесные птицы. Их голоса были прекрасными, хотя и не такими, какие позже я слышала в нашей Цветущей.        Мы долго ходили по сельским холмам и долинам. Ярослав показывал – где он, и его сёстры, брат, и друзья, играли в игры, а где пасли коров. Мы в тот день тоже хорошо поиграли и нарвали букет полевых цветов. Ярослав хорошо разбирается в классификации растений по их ботаническим названиям. Он нам показывал разные деревья, травы, кустики или цветы и говорил – как они называются.        Походили мы по сельским холмам и спустились к школьному двору. Это были незабываемые впечатления, которые остались в памяти каждого из нас – на очень многие годы нашей жизни.        Мы увидели, что в Лесополье стоит красивая и большая школа. Вокруг этого многоэтажного здания можно было видеть большой школьный двор, который был покрыт ровным асфальтом. Кроме асфальта мы видели большую и красивую клумбу с цветами. Сбоку от всей этой современной архитектуры стоял маленький и старенький домик, но растянутый в длину. Он был похож на школьную мастерскую для трудового обучения. Об этом домике Ярослав нам сказал, что именно он и был его главной школой. В этом одноэтажном здании были кабинеты для уроков, и здесь он учился с первого по восьмой класс.        Новую школу построили совсем недавно. Деньги на это выделили из пожертвований социалистической партии. Мы стояли в школьном дворе и смотрели на оба здания: на маленькую и старенькую школу, и на большую, современную школу. Жаль было осознавать, что рождаемость снизилась, детей мало, и мало кто приходит учиться в такое красивое место, которое пробуждает чувства души и многие воспоминания о прошлом.        В Старогорском Ярослав уже не был отличником, потому что быть отличником в старших классах в те времена считалось позорным среди молодёжи, но всё равно учился он хорошо, и всегда выполнял домашние задания.        Когда он ходил в девятый и десятый класс (тогда средняя школа имела десять лет учёбы), то увлёкся фотографированием, и это занятие стало любимым хобби Ярослава примерно до тридцатилетнего возраста. Он фотографировал не только людей, но и всю окружающую обстановку: коров, кошек, собак, кур, предметы для домашнего использования, и много пейзажей Лесополья и Подлесья. Потом он всё это срисовывал на бумагу и создавал картины акварельными красками. Ярослав многие годы своей жизни очень любил фотографировать.        Ещё он в школе Старогорского он занимался демонстрацией кинофильмов и 02.12.1967 года ему присвоено квалификацию демонстратора узкоплёночного кино. В декабре 1966 года получил комсомольский билет.        Сразу же после школы мой будущий муж и отец моих детей поступил в Николаевский судостроительный завод, но родителям это очень не понравилось. Отец Эдуард Васильевич поехал туда и забрал документы. После неудачной подачи документов Ярослав какое-то время учился в Таращанском техникуме на электрика и проучился там одну четверть, но потом передумал и сам уже забрал документы.        С 01.09.1969 по 21.07.1970 года он учился в Киевском ПТУ №20 от радиозавода «Радиоприбор» на слесаря механосборочных работ. В этом училище ему понравилось, было весело, появилось много друзей. Там он подружился с Колей из Тетиевского района, с Левицким из Киева, а также с Пашей, и с Ефимом. С этими друзьями Ярослав ходил по Киеву, слушал музыку, ходили в кино и на футбол, иногда купались в Днепре или просто разговаривали.        С 22.07.1970 года по 12.05.1971 года Ярослав работал слесарем-сборщиком 2-го разряда на заводе «Радиоприбор».        Уволился он с этого места работы по причине отправки в Советскую Армию, где он служил с 24.05.1971 года по 25.05.1973 года. Сначала полгода учился на авиационного электротехника. Потом, до самого конца службы, он был механиком электрооборудования самолётов и вертолётов. Служил за Волгой, под городом Безенчук, возле Сызрани, в посёлке «Звезда».        Самыми лучшими армейскими друзьями Ярослава были два Саши, один из которых из Балашихи, и Женя.        Тот талант к творчеству, который ещё в школе был направлен на создание тематических плакатов, был замечен также и в Армии. Там Ярослав тоже рисовал и делал плакаты. Кроме основной службы, само собой разумеется.        После Армии с 17.08.1973 года по 25.07.1974 года он работал в Белой Церкви на шинном заводе, в заготовительно-сборочном цехе, слесарем шестого разряда. Он там ремонтировал станки.        Работая слесарем в Белой Церкви, Ярослав очень сильно скучал по родителям, и по родному Лесополью, поэтому он не выдержал, уволился, и вернулся домой.        Почему ему было так трудно в Белой Церкви – трудно сказать, потому что это красивый зелёный городок, там природа хорошая. Он же смог позже жить в Броварах! Чем хуже Белая Церковь? Ничем.        К сожалению, работы в Лесополье не было, и Ярославу пришлось работать в РТП, в соседнем селе Старогорском. С 28.08.1974 г. по 28.11.1974 г. он работал разнорабочим. С 28.11.1974 г. по 13.03.1975 г. – маляром первого разряда. С 13.03.1975 г. по 18.11.1975 г. – мойщиком первого разряда. С 18.12.1975 г. по 17.11.1977 г. – слесарем первого разряда. С 17.11.1977 г. по 10.04.1978 г. – ещё раз мойщиком первого разряда.        В Старогорском РТП Ярослав красил погрузчики, которые уже были после ремонта. На погрузке мыл детали, а в основном был слесарем, и был строителем, когда в РТП строили мастерскую.        Там же Ярослав и попался в сети своей первой любви, что принесло ему не мало жизненных приключений, а также моментов творчества, душевной мечты, и горьких разочарований.        Однажды в РТП женился сварщик, и пригласил его на свадьбу. Приехали тогда в Цветущую, и невеста была из Цветущей. На этой свадьбе Ярослав познакомился с девушкой Таисией. Дружба с любимой Таей продлилась много лет, и принесла в его юную жизнь много непреодолимых страданий.        Кроме Таисии Ярослав продолжал общаться ещё и со старыми друзьями, которые у него были в Лесополье. Ему писал письма с Армии его сосед Вася. Позже этот хороший товарищ и друг жил в Цветущей.        В свои молодые годы, как и на протяжении всей своей жизни, мой муж Ярослав с пониманием и сочувствием относился ко всем людям, помогал – где только мог, и всем подряд, а также много лет он был донором. 29.11.1976 года ему выписали благодарность за донорскую кровь.        23.08.1977 года Ярослав поступил в Киевский политехнический институт и учился там заочно на механика. Потом у него не сложились отношения с любимой девушкой Таисией, она его кинула, и Ярослав так расстроился, что без сожаления сжёг свою тетрадь со стихами и забрал документы из политехнического института.        Если болит душа и все мысли о неразделённой любви, то как-то не получается заниматься учёбой и готовиться к сессиям. Представляю – как сильно переживали его родители, когда он бросил институт, в который так трудно было поступить. Я им очень сочувствую, потому что они ничего не могли сделать, и Ярославу я тоже сочувствую. 14.06.1978 года он был отчислен из числа учащихся по собственному желанию.        Он тогда кинул не только институт, но также и всех своих близких друзей, и своё любимое село Лесополье.        01.06.1978 года он прибыл в Бровары и поступил на работу бетонщиком третьего разряда в ПМК-9, траста «Броварысельстрой».        Уже в Броварах у Ярослава снова было много друзей, и опять продолжалась любовь к той девушке Таисии. Он ей посвятил очень много стихов. Тетрадь с этими стихами сохранилась, и я читала их. Они глубоко коснулись моего сердца. Там такие чувства, что надо плакать. Да, бывает так, и бывает грустно.        Эта девушка была родом из Цветущей. Училась она на медсестру в городе Украинка, Киевской области. Я и фотографии её видела. Она темноглазая, и с таким же тёмным цветом волос, красивая, но душа у неё, как это можно почувствовать по всем поступкам, очень жестокая. Хорошенькие и милые мужчины иногда влюбляются в стерв. Это не закономерность, и не всегда оно так, но такая любовь встречается очень часто.        ******* Нам первой любви не забыть,- Ничем не стереть её с памяти. Она будет вечно в нас жить,- Став частью души, точкой радости. Она не способна уйти В Ничто Пустоты, в растворение. Она направляет в пути,-   И держит весь мир, все творения. Любовь есть источником сил,- Особенно первая, страстная. Все те, кто серьёзно любил - Открыли в свой мир ток прекрасного.
 
Перейти на страницу автора