Глава-31-65. Жизнь бездомного

       Предисловие к главе «Жизнь бездомного»        Эта глава полностью написана по реальным событиям из жизни. Немного раньше я действительно было выложила в ней информацию о некоторых необычных событиях из истории приключений одного бездомного мужчины, но он был против такого творчества, и поэтому мне пришлось изменить направление своих мыслей. Я удалила всё то, что я когда-то о нём написала, а вместо удаленного материала – рассказала о той своей идее, которая однажды и подтолкнула меня на этот поступок.        Под конец главы я описываю свои школьные годы жизни. Всё, о чём можно прочитать в этой главе – писалось по историческим фактам, ничего не придумано. Имена героев изменены. Не все имена изменены, но большинство из них – изменены.
   Глава-31 (65). Жизнь бездомного
       Виктория Авосур        Чем больше прожитых лет оставалось у меня в прошлом, тем сильнее и ярче я начинала осознавать, что моя любовь к людям совсем не является гарантией взаимности на неё в ответ. Да, я люблю многих, но они не обязаны так же само любить меня. Часто бывает так, что другие люди полностью меня отвергают.        Я не могу сказать, что все, и всегда, одинаковые, потому что такое утверждение совсем не является истиной, но в моей жизни уже не один раз происходили такие непредвиденные события, что я подходила к какому-то человеку, садилась рядом с ним, и просто начинала какой-то разговор, а дальше, в продолжении этого контакта, я слышала большую грубость на каждое моё безобидное слово, и причиной этого негатива, в большинстве случаев, была вообще-то не тема для разговора, а полное неприятие меня собеседником, и отсутствие желания не только со мной говорить, а даже и находиться рядом.        Если я делала попытки вступить в разговор в том месте, где я оказывалась нежелательным гостем, то тогда абсолютно каждый мой вопрос воспринимался – как обвинение, хотя я, при этом, никого не обвиняла, а только спрашивала.       Со временем я очень хорошо поняла, что есть такие люди, которым вообще нельзя задавать никаких вопросов, потому что среди всех вопросов не существует ни одного такого, который мог бы восприниматься без обвинительного понимания.        Например, я спрашиваю у своего друга – заходил ли он сегодня в обед в интернет. Вместо ответа я получаю шквал ругани, что он ничего не знал, и даже подумать, вообще-то, не мог о том, что я ему в это время написала письмо. Хотя я о письме ничего ему и не говорила, и даже не вспоминала ни единым словом, а только лишь спросила – был ли он в обед в интернете, но в ответ я от него получаю шквал до такой степени жаркой и отчаянной ненависти, что очень сожалею потом о начатой теме разговора.        При таких отношениях я даже не могу спросить у этого человека о личном мнении – будет ли сегодня дождь, потому что этот вопрос тоже воспринимается – как обвинение. В ответ на мой интерес к погоде, этот друг доказывает, что он не виноват в существовании жаркой погоды.        О разных обещаниях людей помогать мне покупать хлеб – я тоже очень хорошо поняла, что надеяться ни на кого нельзя – кем бы ни был в таком диалоге обещающий. Сначала он обещает, что будет присылать мне деньги на хлеб, но потом он рвёт со мной отношения и исчезает на несколько лет.        Проходит время, друг возвращается, и обещает соединить своим видео-редактором несколько сцен в единое целое, хотя я и не просила. Это его личная инициатива и предложение помощи. Когда ему уже пересланы все материалы для выполнения работы – он говорит мне, что подумал и передумал, ничего он теперь соединять не будет.        Обещания выйти на связь в энергетическом контакте или вечно дружить – это всё тоже у него чрезвычайно быстро забывается. Я настраиваюсь на него в со-настройке, потому что мы же договорились, а он в это время, сидит в социальных сетях и пишет мне какие-то письма.        Я не говорю, что мой друг что-то мне должен, потому что это не так, и он мне вообще ничего не должен, а я у него даже и не просила. Я только показываю чёткое проявление в реальной жизни того факта, что никогда и никому нельзя верить, и нельзя понадеяться на то, что когда-то, кто-нибудь, мне поможет, и я смогу получить элементарные мелочи – просто по причине чьей-то любви или доброты. Я только на себя могу понадеяться.        Некоторые близкие люди дали мне однажды понять и ещё одну жизненную истину. Они мне открыли видение того факта, что жить с ними никак нельзя, потому что так нарушается их приватность, и они недовольны, и они никому из самых родных не разрешили бы с ними жить. Это же вам не те времена, когда мои прабабушки и прадедушки, имея маленький дом и восемь детей, принимали к себе на проживание не только самых близких родных, а даже и своих троюродных братьев, и сестёр, потому что за всех у них болит душа, и так было нужно. Это совсем другие времена – современные. Сейчас не только троюродные или двоюродные, а даже и самые близкие, самые родные не хотят к себе принимать, и никого не хотят видеть.        Я не называю конкретных имён, потому что я не знаю – кто и на что способный, но таких примеров, когда мне что-то обещали аж прямо на целую вечность, а потом кинули или говорили о нарушении приватности – у меня уже было реально много.        Я так поняла, что каждый из нас является самым нужным, и самым желанным – только тогда, когда он ещё совсем маленький. Только на маленьких детей родители смотрят влюблёнными глазами и детки всегда им очень нужны. Потом человек вырос и всё – он уже не нужен.        Так думают не все, потому что лично я очень сильно, и по-настоящему, люблю своих детей и всех родных, я бы никогда в жизни не отказала своему ребёнку, брату, или родителям, если бы мои родители были в живых, но это не является ни единой каплей гарантии, что и я нужна кому-то – так же сильно, как люди нужны мне.        Сейчас такие времена, что многие представители человечества любят друг друга – разве что только в художественных фильмах, и ещё при юношеской влюблённости. Это те реальные в жизни места, в которых действительно страстно горит любовь.        Если войти в интернет, то в нём тоже не те чувства, которые способны кому-то утешить душу. Например, сегодня мне мой друг говорит, что очень сильно он меня любит, и дружба навеки вечные, а завтра он пишет, что нам уже надо навсегда расстаться. Происходит это не за какие-то там тяжкие преступления, а всего лишь за не так, как ему хочется, сказанную фразу. Например, сказала я ему, что мне не нравится – вон тот человек, потому что он африканец, и всё, мы уже становимся врагами вечными. При этом совсем не берётся во внимание тот факт, что я, где-то не менее десяти лет, не делила людей по национальностям и по расам, а данная фраза была ему сказана – всего лишь в шутку. Как уходит любовь ровно за пять минут – вообще не понятно.        Ещё бывает и такое, что можно забыть поставить смайлик или замотаться своими домашними делами и не являться несколько часов подряд, после чего абсолютно всё то же самое – конец любви.        Сначала всё идёт хорошо, и у меня в душе появляется необычное чувство, что наши отношения – на самой прекрасной вершине счастья, а потом, после какого-то пустяка, после самой безобидной мелочи, появляется обида, критика, и разрыв отношений.        Что касается подчинения, то его, наверное, хотят абсолютно все виртуальные друзья – какие только есть в интернете, а также и Сущности всех невидимых Тонких Миров – в том числе. Чем более духовная Сущность – тем сильнее ей надо подчиняться, аж до полного уничтожения своей воли. Это когда какая-то Тонкоматериальная Сущность полностью управляет твоей душой, а тебя уже нет. Ты никто, ты – Пустота. При этом тебе постоянно рассказывают, что Пустота – это хорошо, а всё остальное плохо.        Бывает и такое, что невидимой Сущности служит твой друг, и тогда он каждый день от тебя требует, чтобы было по максимуму полное подчинение его Сущности. Веришь ты в это Учение или нет – для твоего друга совсем не важно. Главное, что он очень сильно верит.        Есть люди трёх типов. Первый тип людей всегда желает себе ощутимого и полного отделения от своего ближнего. С тобой им бывает хорошо лишь только в том случае, если ты отстанешь от них навсегда, если не подходишь к ним даже и близко, если не говоришь, ничего не спрашиваешь, и не путаешься у них под ногами, а самый идеальный вариант – если ты вообще живёшь где-то от них на расстоянии, и никогда не нарушаешь приватность их личных жизней своим присутствием. Вот это – самый желательный вариант отношений с людьми этого первого типа.        Второй тип людей требуют полного подчинения себе и своему Учению, а также подчинения своей Духовной Сущности. Они очень желают полностью проглотить твою индивидуальность. Их мечта – это уничтожить твою личную волю аж до полного исчезновения. Они постоянно стараются быть твоими Духовными Учителями, чтобы всегда тебе показывать – в каком месте разрешается копать огород, на какой грядке что тебе садить, и в какое время года. Они также расскажут – в каком месте домашней комнаты вешать тебе свой градусник, и что тебе сегодня употреблять в пищу. Научат – сколько рожать детей, и когда идти на аборт. Они подскажут – как тебе правильно жить, и ясное дело, что вся твоя жизнь будет по их воле, а не по твоей. Угодить второму типу людей возможно только одним-единственным способом: полным подчинением. Их личное «Я» всегда должно активно жить и развиваться, оно должно быть во Вселенной вечным, а твоё личное «Я» должно полностью умереть. С ними тебя больше нет, а есть только они, и их Божественность.        Есть ещё и третий тип людей. Это те, которые способны любить и всегда дарить свободу своему ближнему, имея при этом ещё и верность. К сожалению, мы не знаем – где они. Мы не знаем – кто из наших родных или знакомых принадлежит к третьему типу. Мы не можем иметь полную уверенность, что вот этот человек тебя примет, а самое главное – что он не передумает, и не изменит своего решения когда-нибудь позже, со временем.        Когда я всё это поняла, то до меня дошло, что надо себе искать выход в любой сложившейся ситуаций – самостоятельно. Нельзя ни у кого ничего просить, и нельзя никому навязываться.        Да, жить самостоятельно – это прекрасная идея, но если не можешь работать, если нет сил копать и пахать, если не имеешь средств к существованию, то надо думать – как прожить на самых минимальных ресурсах. Нет же другого выбора!        В общем, я решила, что надо найти описание жизни какого-нибудь бездомного, изучить его жизнь, и чему-нибудь у него научиться.        Первое, что мне было нужно – это уметь добывать тепло, когда у меня не будет дров и денег на то, чтобы их купить. Я то понимаю, что без дров – никак не прожить, но я всё равно искала какую-то альтернативу.        На втором месте у меня, конечно же, были – ежедневная еда, и лечение появляющихся болезней.        Хорошо обдумав цель, я открыла браузер и набрала в поисковике фразу «Жизнь бездомного». В результате поиска мне были предложены несколько Дневников, и даже личный сайт, одного человека, который потерял документы и всю свою жизнь старался выжить.        Мне тогда показалось, что это и есть именно то, что мне очень нужно. Я обрадовалась, что нашла такого человека, и начала внимательно переписывать его опыт себе в тетрадь, упуская лишь некоторые проблемы с полицией, потому что они мне были совсем не нужны. Меня интересовали – тепло, еда, и медикаменты природы, а не отношения с властями.        Как-то оно было не хорошо переписывать опыт человека, не спросив у него на это разрешения. Я же хотела переписать ещё и на свои аккаунты, а не только в тетрадь, и в Ворд, потому что на домашнем компьютере однажды всё могло потеряться. Это не надёжно, у меня там уже много всего пропало. Информация должна быть в надёжном месте, и тогда к ней можно иметь доступ с любого смартфона или компьютера на Земле.        Дальше я нашла контакты и спросила у этого мужчины – можно ли написать где-то у себя на аккаунтах рассказ о его жизни. Он разрешил, но с условием, что я там добавлю ссылки на его сайт. Договорились.        Дальше я начала описывать его жизнь, и выбирала всё то, что коснулось моего сердца чувствами. Я написала: «Мне хочется жить – как Ангел любви, и дарить людям любовь, а особенно тем, кому невыносимо грустно, и для кого жизнь оказалась не радостью, а страданием. Мне хочется – если уже и не материально, потому что на это я не имею никаких возможностей, то хотя бы лучиками добра и теплоты, согревать тех людей, которые нуждаются в помощи…».        Я имела в виду, что я не только для себя возьму его опыт, но и его самого я тоже согрею теплотой своей души. Я хотела подарить ему хоть какое-то утешение.        Дальше я писала историю жизни этого светловолосого парня с голубыми глазами. Не буду говорить – кто он, и даже называть его имени не буду. Просто рассказываю о факте, что так оно когда-то было. Я написала о нём, что по своему характеру этот мужчина был архитектором, дизайнером, писателем, в какой-то степени романтиком, и даже немножко учёным. К сожалению, он родился не в том месте, где можно раскрутить все прекрасные таланты своей творческой личности, и не с теми предложениями от жизни, которые могли бы ему помочь. Дальше я описала его историю, которая привела к трагедии, после которой он потерял возможность иметь своё жилище. У него получилась жизнь на улицах и в лесу.        Один в городе, без друзей, без жилья и родственников… Что было на душе у этого парня?! О его чувствах, наполнявших и переполнявших его душу, можно только догадываться. Может боль и отчаяние, может безнадёга, а может и страсть к борьбе за своё будущее. Но как бы там ни было, а надо же куда-то идти, и думать – что поесть и где переночевать. Всё это меня тогда очень тронуло, и я написала об этом.        Из опыта бездомного человека я узнала, что в лесу всё же очень непросто постирать одежду, потому что постиранное и вывешенное на сушку становится непригодным для дальнейшего использования на много раньше, чем успевает высохнуть, и даже в самую лучшую погоду оно сохнет аж целых три дня?! Постиранная одежда, обувь, и личные вещи, неумолимо покрываются плесенью, руки всегда грязные, и их надо так часто мыть, что такая потребность просто выводит с терпения. Дрова всегда сырые, и приготовление пищи на таких дровах – разъедает дымом глаза, а также дыхательные пути от горла к лёгким. Посуда покрывается такой густой сажей, что становится неприятно брать её в руки, а ещё тревожат спокойствие души – часто проходящие рядом грибники.        Зимой ему было ещё труднее. Он почти не мог проснуться, долго приходил в себя от холода, организм медленно сдавал. Жизнь ему спасло именно то, что он нашёл свой заброшенный и заваленный снегом домик. В нём было возможно натопить и согреться.         Что во мне сильно пробудило чувства, так это слова бездомного парня о том, что музыка давала ему силы. Когда он был полностью разбитым, то от музыки он снова мог налиться Силой. Это очень важное упоминание, потому что я давно такое заметила, и после личного открытия – я часто говорила всем своим друзьям, что в музыке есть какая-то энергетическая Сила. Уже не первый раз я читаю подтверждение этому.        В момент нашего с ним знакомства этот голубоглазый парень жил не в лесу, но собирал свои вещи, и писал, что готов примерно месяцев через два перебраться в тайгу. К советам он относился с осторожностью. Ну, оно и понятно. Его уже столько раз обманывали, что поверить какому-то человеку ему стало реально трудно. В то время, когда я написала, у него в пользовании был даже и ноутбук, о котором он говорил, что очень большой, в тайгу с собой не заберёшь.         Он считал себя необычным, и писал мне, что его нельзя ни заколдовать, ни сглазить, и что дикий зверь, на пути к нему, будто разумом тронется, и либо не дойдет вовсе, либо, постояв, развернется и пойдет в сторону. О будущей своей смерти этот загадочный человек сказал так: «Когда я умру, то никто не увидит и не узнает, не прикоснётся к телу моему. Я уйду в снежную бурю и не вернусь. Не завтра, конечно, это будет, но именно так или очень на то похоже оно и будет. Я не буду похоронен, как не будет и точных сведений о моей смерти».       Я тогда так поняла, что этот интересный человек очень любил музыку, и собирал свои любимые песни для прослушивания в тайге.  Написал мне, что собирается шить одежду из шкур, и что ему уже не долго осталось жить. Он очень хотел, чтобы я обязательно прочитала, на его личном сайте, его философию. Писал мне, что он в мирное время – как на войне, а воюет, так я поняла, с Судьбой.        В своей философии он дал понять, что верит в Бога, и что вера для него – это самое главное. Он имел убеждение, что в лес его направил Бог, благословив мистической защитой, и принимал это – как «предназначение». Писал мне, что человеческая воля слаба, и сильной считает он только Волю Божью. Я прочитала в его философии, что скорость мысли зависит от скорости крови, а самая большая ценность из всех существующих ценностей – это свобода. Ещё он был уверен, что все таланты, которые подарены Богом – ценнее любых материальных благ.        Немного пообщавшись, я убедилась в его начитанности, грамотности, в знаниях многих наук, и в высоком интеллекте. Например, он мне писал: «Вот, плотно занялся инженерией и электричеством. Это громадный объем знаний. Семь лет вбивал в себя. Всё вбил – теперь у всех на глазах могу все законы физики опрокинуть, изготовив, прямо под присмотром, вечный двигатель, а уж обычный генератор и вовсе – любого типа, где угодно, хоть посреди пустыни, хоть в Антарктиде сделать могу. И чего? Как был разум начеку, так и остался.» Ах, многим бы хотелось уметь добывать электричество хотя бы для зарядки телефона! Лесной путешественник всё это умело делал. В последнее время в моей стране начались такие времена, что скоро уже и добыча энергии для телефона, или ноутбука, станет очень важной потребностью. К сожалению, я не такая умная, как он.        В общении со мной он был крайне осторожным, хотя я и ничем не могла ему навредить. Я даже не из его страны. В одном из последних писем этот парень тогда написал: «Всё, спровадил людей. Ну чего, стало быть, что ни делается – все к лучшему? Пораньше сегодня лягу. Ты там помолись за меня. За то, чтобы получилась у меня возможность хоть в этот сезон удачно пойти в бой с Судьбой. За свободу! За Дом! За прорыв! Пусть даже и последний. Даже если не прорвусь, таки, все равно чтобы хоть сама возможность прорываться была. Многое надо ещё обдумать. Ох как многое! Цели вот уже две выходит, а прорыв надо сделать только один, и на решение дилеммы – изначально лишь до выходных время есть, а то и вовсе пару дней, но нужна мне ещё одна попытка. Очень нужна. Край уже мне тут гнить заживо. Готов мухоморов наесться и в атаку на поединок с Судьбой. Пристроить бы еще Зомби (котёнка своего) кому. Пробовал. Сказали, что могут принять, но только в питомник, пока не найдут хозяев для неё, а я в питомник не хочу её отдавать. Это всё равно, что к врагам в логово. 154-й день она у меня живет. Уж воспитал цивильно – и не запугал, и почти все вредные инстинкты погасил. Ни мебель не царапает, ни провода не дёргает, исправно и совсем не часто ходит на улицу, и не где попало под ноги. В общем, чисто домашняя, и здоровье уже хорошее – принес-то полумертвую, с отбитыми машиной потрохами. Теперь бы пристроить надёжно, не в питомник какой. Тебе не нужна? Та самая, что на фото?»        Я ответила, что нужна, и забрала бы кошечку с удовольствием, но доставить её в мой дом нет никакой возможности. Я далеко от его леса живу, и даже не в его стране.        Дальше я написала статью о нём, а вместо ссылки на сайт, который вряд ли долго продержится, потому что сайты блокируют, я вписала в свой рассказ его логин почтового ящика, и дописала, что это Яндекс. Каждый читатель мог скопировать логин из моего текста, добавить «собаку», и яндекс-ру, после чего написанное письмо успешно бы к нему дошло. Не важно – что будет с сайтом, а вот почтовых ящиков никто не блокирует, и это был всё же надёжный способ передачи контакта этого таинственного голубоглазого блондина.        После сделанного дела я написала ему письмо и дала ему ссылку на мой рассказ. К сожалению, моему бездомному товарищу мои труды не понравились. Он хотел обязательно полную ссылку на его сайт, подчёркнутую, и с переходами по этой ссылке, никак иначе.        Этот парень пришёл в раздел моего творчества и написал мне очень негативные отзывы. Он объяснил народу, что я, такая нехорошая, не выполнила наш с ним договор, и не дала в рассказе ссылку на его сайт. Ещё он поругал меня и за то, что я написала вроде как полуправду, наверное, имея в виду тот факт, что я не описала в своём творчестве его серьёзные конфликты с полицией. Пожелал мне провального проигрыша на всех конкурсах, в которых я и не собиралась принимать участие, а также добавил, что если я в них не проиграю, то даже Бога на свете нет, и в конце он написал, что я плохой человек, потому что я родом из Украины.        Я удалила его комментарии и долго не знала – что мне после таких отзывов делать. Друзья советовали – удалить о нём рассказ. Говорили, что лучше удалить то всё, что касается его жизни, потому что человек не желает этого текста, и не надо насиловать его волю.        Да, они были правы. Сначала всё то, что я о нём написала, долго оставалось на моих страничках, а потом я действительно убрала все слова о нём из своих текстов. Не осталось уже совсем ничего, что указывает на этого человека. Нет уже в моих рассказах даже и его имени. Зачем навязываться тому человеку, который не хочет меня знать, и не желает иметь ничего общего с моим творчеством?!        Если он когда-нибудь будет читать эти слова, то я ему хочу сказать вот что: «Прости меня, незнакомец! Я не хотела тебя обидеть. Хотела утешить, подарить радость, и сохранить о тебе информацию, которая была бы хорошей памятью о тебе, и мне может быть тоже пригодилась бы – как полезный жизненный опыт. Адрес твой я тогда подавала – как логин внутри написанного рассказа. Каждый, кто его прочитал бы, он мог написать тебе письмо на твою почту, которую никто и никогда не заблокирует, не удалит. Тебе мои идеи не понравились, поэтому я всё удалила, и больше нигде и никогда я не буду о тебе писать. Ещё я хочу сказать, что заявок на участие в конкурсах – я никогда в жизни не подавала, и не собираюсь этого делать. Честное слово. Успехов тебе в твоей борьбе и в твоих познаниях! Да пребудет между нами мир!»        С того момента, когда я распрощалась с бездомным незнакомцем, прошло уже очень много времени. Всё то, что было в моём понимании – оно не изменилось. Я продолжаю искать возможности быть самостоятельной, и ни на кого не надеяться, потому что самое худшее и самое неприятное, что может быть в жизни земного человека – это навязывание себя другим людям.        Сама я люблю людей, и всегда я буду их любить. Я всё равно буду стараться утешать даже тех, кому я совсем не нужна, если они меня не отталкивают и не отвергают. Я знаю, что жизнь жестока, но я имею право любить.        Вечерами я продолжала написание истории родословной. На этот раз я сначала хотела написать о том дне, в который умер папа моего мужа Ярослава – Эдуард Васильевич, но потом прочитала слишком чувственные слова о том, как Ярослав держал папу за руку, горько плакал, и думал о том, что папа уже никогда не встанет, ничего не скажет, и никогда в жизни к нам больше не приедет, то я решила не писать пока эту часть нашей истории, и решила заняться чем-то другим. Пока можно написать о своих школьных годах жизни.        Когда я ходила в школу, то больше любила заниматься делами на темы личных увлечений, чем учить уроки, но с уроками я всегда находила – как выкрутиться, и училась я всегда хорошо.        Если надо было выучить наизусть стихотворение, то я читала его и записывала значками, которые похожи на рисуночки и разные закорючки. Потом я это всё перечитывала один или два раза, подглядывая в текст. На уроке я вспоминала расположение рисуночков, и рассказывала выученное – правильно, чётко, и без ошибок. Учителя видели, что когда я что-то рассказываю, то глаза у меня бегают, поэтому они говорили, что у меня хорошо развита зрительная память. Я с ними соглашалась и получала свои пятёрки по пятибалльной системе.        Письменные задания у меня хорошо получались утром – в четыре-пять утра. Тогда голова хорошо работала, и в утренние часы я тратила в несколько раз меньше времени, чем всё то же самое я делала бы вечером.        Моим личным увлечением была биология, медицина и ботаника. Я любила собирать описание растений и их лечебное воздействие на организм, изучала строение человека и влияние природы на человека. Музыку я любила индийскую, и на радиоприёмнике я всегда искала себе для прослушивания голос Дели. В тех песнях я ничего не понимала, но они мне всё равно нравились.        Физкультура всегда была моим любимым предметом. У нас её преподавал Вячеслав Алексеевич и он был не совсем обычным. Он интересовался йогой и эзотерикой. В советские времена это было запрещено, но он нам рассказывал разную информацию о йогах. В те дни, когда физкультура была последним уроком, то мы всем классом любили долго задерживаться после уроков с Вячеславом Алексеевичем, и слушать захватывающие наставления на тему йоги и эзотерики.        На уроках физкультуры этот учитель тоже нам преподавал йогу, и нам нравилось делать разные асаны. Ещё у нас были упражнения на брусьях, на бревне, на кольцах, и лазание по канату. Были разные прыжки, с использованием сальто, и многое другое, что совсем не безопасное, но очень интересное. Наш учитель немного рисковал, когда учил этим продвинутым упражнениям, но я не помню таких случаев, при которых бы кто-нибудь пострадал. Никогда у нас такого не было.        Если говорить о себе лично, то я хорошо умела делать стойку на голове, позу птицы и кривую позу, а также павлина. Я отлично выполняла упражнения на брусьях и на кольцах, уверенно лазила по канату. У меня хорошо получались упражнения с обручами и на скакалке, хождения на колоде, и ещё я очень хорошо прыгала в высоту – с палкой и без палки. Я даже дома тренировала прыжки.        Ещё я показывала хорошие результаты в борьбе с одноклассниками, несколько раз успешно делала сальто на матах, перекрутившись в воздухе и потом прыжок на ноги, много раз отжималась от пола, на высокие результаты, и так же само отлично, качала пресс, а кроме всего перечисленного – я шесть раз подтягивалась на перекладине.        Что у меня плохо получалось, так это бег. Я была не в хвосте, но и до первых мене было очень далеко. В баскетболе или футболе я тоже была не очень хорошим игроком и на троечку прыгала в длину. Если прыгать в высоту, то здесь я преуспевала, а в длину – на троечку.        Дома я качала мышцы рук двумя кирпичами вместо гантелей, подтягивалась на домашнем клёне вместо перекладины, занималась бегом на Таманских горах, а на берегу озера я делала колесо через стойку на руках – в сторону, не через мостик. Я могла сделать мостик только из стойки на голове, не иначе. Ну и разные асаны йоги я ещё дома делала.        В общем, по физкультуре в школьные годы я была развита хорошо, все показатели у меня были где-то ближе к призовым местам или наивысшие. Мне нравился учитель физкультуры и я ходила на эти уроки – как на самые любимые. У моего Ярослава всё было наоборот. Он не любил физкультуру и биологию, а для меня – это мои самые любимые предметы.        Я когда-то рассказывала учителю физкультуры моих детей, здесь, в Цветущей, о Вячеславе Алексеевиче, который преподавал у меня лично. Он ответил, что знает этого человека, но ничего интересного о нём не рассказал.        Когда я училась в школе, то моими любимыми телепередачами были не мультики, и не фильмы о любви, а футбольные матчи. В те годы я была фанатом футбола, но болела я не за Киевское «Динамо», а за команду Голландии. Я была влюблена в футболиста Рууда Гуллита, и он был моим кумиром на протяжении многих лет. Сейчас я вспоминаю и мне смешно, но тогда я на полном серьёзе была влюблена в этого спортсмена. Я не пропускала ни одного матча с его участием.        Школьный период – это те годы жизни, в которые у каждого появляются свои кумиры. Кроме Рууда Гуллита у меня был и ещё один кумир – итальянский певец Тото Кутуньо. Я слушала все его концерты, какие только могла достать. Мне нравились – его голос, его внешность, и его песни.        Когда я ходила в школу, то в старших классах летом нас забирали на прополку свеклы в принудительном порядке. Это были страшные дни, потому что я не умела полоть быстро, у меня не получалось, а надо было идти вместе с классом и не отставать. Лучше бы мы имели свои участки поля по одному – для каждого отдельно. Тогда я могла бы полоть дольше, и не надо было бы гнаться вперёд, догоняя своих одноклассников. Так было бы на много лучше.        Современных учеников не гоняют на колхозные работы, и в этом их счастье. Им есть что ценить в современном мире, и радоваться данной им свободе и спокойствию. В те годы, когда я была ещё школьницей – хотя и было много хорошего, но также было и много ужасного – это детский труд наперегонки, когда ты работаешь в огромной спешке, и с последних сил догоняешь наиболее быстрых. Так ужасно было не только мне, а всем одноклассникам, потому что у каждого из нас не было свободы во времени, которое могли бы и не ограничивать, давая нам задание прополоть конкретный участок свеклы на колхозном поле.        Я не против поработать, если этого требуют обстоятельства, но я против гонок в работе. Условия труда должны быть человеческими.        Когда я ходила в школу, то у меня было три любимые подруги: Галя, Юля и Наташа. Галя иногда приходила ко мне в гости, хотя это и не нравилось моей бабушке с больной ногой. Она мне давала читать некоторые книжки, включая и ту библиотечную, от её родителей, которую я ночью читала в бессознательном состоянии, после чего отправила её под кровать. Утром я не помнила – где моя книга и очень испугалась, а бабушка мне подсказала. Всё было хорошо, я потом вернула книгу подруге.        Юля и Наташа жили почти рядом, на небольшом расстоянии одна от другой. Они вместе ходили в школу, и дружба между ними была на много крепче, чем со мной. Иногда я к ним заходила и рассказывала разные детские секреты. Юля называла меня наивной, а Наташа – просто удивлялась.         Я даже и не знаю – что нас троих объединяло в школьные годы. Наверное, мои подруги ценили моё желание с ними общаться. Не важно – какие у меня были интересы. Главное, что я к ним тянулась и хотела с ними дружить. Думаю, что им нравились мои чувства, и моя к ним любовь.        Когда я училась в восьмом классе, то очень сильно полюбила одного парня из соседнего села. Я писала ему анонимные письма без обратного адреса, и он не знал – от кого они. Юля и Наташа – были теми единственными друзьями, которым я рассказывала о своих тайных посланиях, которые я называла «проделками». Юля сказала, что я наивная, и я удивилась, спросила – почему. Она ответила, что у меня есть индивидуальный набор слов, которым пользуюсь только я, и сюда же входит и моё слово «проделки». Другие люди этих слов не используют. Если я тому любимому парню писала такие слова, то он уже, наверное, знает – кто это сделал.        Даже и не знаю – зачем я это делала. Просто он мне нравился, и я его полюбила. Хотелось как-то зацепить, проявить какие-то действия. Пусть даже они и тайные, но это хоть какие-то действия. Мысли о том, что он разгадывает мои загадки, меня восхищали.        ******* Не ради конкурса дала я тебе знак,- Не ради славы я тогда тебя искала. Хотела научиться – где и как Возможно выжить, если очень трудно стало. Жизнь – это битва, правду говоришь,-   Без нужных средств мы ищем себе чудо,-   Но не от премий. Тут архивы лишь! Я только опыт сохранять здесь буду. Ты молодец, энергию добыл,- Не только ту, что где-то в био-точках. Ты телефон таёжный зарядил,- И не в розетке, а в лесных цветочках. Быть может я тому же научусь,- А позже напишу об этом тексты. Ну а пока – я искренне стремлюсь - Не вызывать в умах творцов протесты.   
 
Перейти на страницу автора