..даже не знаю, что сказать..

Они не слышат друг друга, потому что никто не рассказал им как слышать. Они не умеют слышать даже самих себя, ведь с детства им твердили о том, какие они замечательные и чудесные. А зачем кого-то слышать, если ты и так замечательный и чудесный? 
Их не волнуют окружающие человеческие существа, - они не осознают, что сами являются такими же существами. Им всё равно, что чувствуют и чем болеют существа, - главное, чтобы те выполняли для них требуемую работу и желательно ничего не просили бы взамен. В свою очередь они хотят, чтобы их собственный труд был бы всегда замечен и соответствующим образом вознаграждён…, потому что они замечательные и чудесные… 
Их не волнуют они сами… Если бы они сами себя волновали, то прониклись бы хоть какими-то чувствами и к другим созданиям. 
И когда весёлая, (или не очень), жизненная кувалда обрушивается на их маленькие испуганные головы, они начинают что-то ощущать внутри своих костяных коробок на тоненьких шейках. Какое-то шевеление… движение… В этот момент им даётся шанс поразмышлять о самих себе. Но миг, на который этот шанс выделяется, так короток, что быстро ускользает от рассеянного внимания их неуверенных в себе натур, всевременно поглощённых обслуживанием машины, называемой туловищем. ...потому что никто не объяснил им, что туловище и то, что внутри — части всеобщей структуры… 
Они не могут находиться в тишине и почти никогда не умеют молчать.  Им не комфортно рядом с теми, кто это умеет. Их вообще пугает тишина. Им кажется, что тишина делает их ещё более одинокими, чем они привыкли считать. ...поэтому они заполняют своё и чужое пространство множеством бессмысленных звуков, возгласов и мычаний. 
Они имеют все на свете блага, развлечения и удовольствия, но всё равно никогда не бывают по-настоящему довольны, рады и счастливы. Они считают друг друга идиотами и презирают… и «этих» идиотов, и самих себя. Идиотов открыто, а самих себя очень глубоко внутри своих туловищ, там, куда даже самый изворотливый и хитрый мозгоправ не сможет проникнуть. 
Они подсовывают друг другу некачественные вещи, примитивную музыку и плоские шутки. И делают это с таким видом, словно преподнесли самый ценный во вселенной дар… ...Подсовывают друг другу, потому что сами легко на всё это соглашаются, но никогда не признаются ни себе, ни уж тем более другим в этом убогом пристрастии… 
Их белые облака нарисованы извёсткой по выкрашенному в голубой цвет потолку… Их звёздное небо такое маленькое, что умещается в n-дюймовом окошечке любого из их электронных устройств… Весь их мир помещается в n-дюймовом окошечке любого из их электронных устройств… 
Перейти на страницу автора