Я типичный крестьянин…

…типичный, но слегка обезземеленный. И печаль моя размером с гектар. А радость моя — размером с ненайденный гриб…
 

 
В телятнике хозяйничает лес — он мне по коленку уже. А кое-где и по горло. В поле и огороде хозяйничает трава. В летней кухне хозяйничают старые вещи (мы открыли дверь, там их до потолка), — это те вещи, которые не отправились вниз по реке догонять диван… Нам объяснили, что какая-то часть всё же отправилась... Мда... Раньше на реках сплавляли брёвна, теперь сплавляют диваны. 
 
В общем, единственное место, где ещё хозяйничают люди, — дом и бывший скотный двор. Там-то хозяева и вершат свои подвиги иова и красной шапочки. На трёх грядках.
 
Кедр! Он ещё жив. И всё больше обнимает дом. Хозяева косятся на него, мол, без всякой пользы торчит из земли — ни одной шишки. Сказала бы я им, у кого ни одной шишки…
 
Сеновал, который мечтал достроить мой дедушка и не успел, даже говорил «достроить — и можно умирать», спилен под основание. Он строил как бы для себя, но большей частью для нас, вкладываясь так, чтобы нельзя было послать всё это к лешаку. Оказалось, ещё и не туда можно послать… Впрочем, не в сеновале даже дело, а в том, что жизнь складывалась из многих вещей, в том числе и из этого.
 
Какой смысл лишать себя всего? Спрашивал он меня, когда я мотала головой на протянутый хлеб или конфеты. Зачем тогда вообще жить? Нужно уметь радоваться. Вот пошёл в лес, нашёл гриб — радость!.. Больше ничего не надо.
 
Перейти на страницу автора