Родственные души: горизонт отчаяния

Говорят, родственные души приходят в нашу жизнь в период глубокого кризиса, в период коренного перелома жизненного пути. Кризис в моей жизни продолжается уже несколько лет подряд. Перелом вроде бы показался на горизонте, но до сих пор так и не наступил. Время уснуло глубоким сном, превратившись в вечное «сейчас» и зафиксировав самые досадные из всех возможных стечений обстоятельств. Воля почти атрофировалась, осталось лишь механическое повторение ежедневной программы обязательных действий. В карманах поселился ветер. В холодильнике повесилась мышь. В воздухе повисло безвременное ожидание чуда. Чуда, в создание которого уже вложено безумное количество ресурсов, сил и времени.
 
 
Каждый день я езжу на работу. Восемь обязательных часов в умирающей государственной конторе, которую не хотят окончательно убивать, потому что она объективно краю нужна, но и оживлять не хотят тоже, потому что лишних денег ни у кого нет. Изумлению родственников нет предела. Ну как в государственном унитарном предприятии, под «крышей» двух региональных министерств, может месяцами не платиться зарплата?! И как при этом его сотрудники продолжают исправно ходить на работу и честно выполнять свои обязанности? Причины у всех разные. Мне, например, просто некуда оттуда уходить. Кому-то хватает на жизнь пенсии, а выплачиваемая раз в полгода зарплата становится приятным «бонусом». Большинству же просто жаль бросать дело, которому отдано много лет. Все понимают, что наш бедный ГУП — это последняя цитадель прикладной науки в нашем неповто- римом северном крае. Если уйдём мы — не останется вообще ничего.
 
Разумеется, на эту работу надежды нет. Уже полтора года я создаю работу новую, которая должна перевернуть всё. Создаваемый нами проект должен решить множество проблем, в том числе наши собственные финансовые проблемы, причём на годы вперёд. В выстроенную систему уже вовлечено столько элементов, что она не может остановиться и заглохнуть. Весь вопрос в том — когда? Нас снова просят чуть-чуть подождать. На это раз — до окончания чемпионата по футболу. Что ж, терять мне уже практически нечего. От моей финансовой репутации уже не осталось камня на камне. От моего авторитета перед родственниками — тоже. Да и семья, на которую когда-то я возлагал множество надежд, фактически продолжает существовать лишь на бумаге.
 
Я даже не удивился, когда женщина, с которой мы прожили в браке более десяти лет и нажили трёх детей, призналась, что всё это время была не той, за кого себя выдавала. Что с самого начала наших отношений это была просто игра, целью которой было удержать меня рядом, в надежде когда-нибудь переделать под свои запросы. И что все нервы, скандалы, депрессии и разлады за много лет объяснялись просто: я с самого начала видел перед собой не того человека. Вернее, мне не того человека показывали. Почему же теперь она в этом призналась? Оказывается, случайно встретила в интернете родственную душу. Парня, который воспринимает мир, мыслит и чувствует точно так же, как она. И оба они не надеялись когда-нибудь найти людей, настолько похожих на них самих. Но нашли. И теперь необходимость в переделывании меня отпала. А потому она желает мне всего хорошего и хочет, чтобы её переезд к новой любви случился как можно скорее. А уже однажды разорванное в клочья и спешно восстановленное свидетельство о браке я могу оставить себе на память. Вместе с копиями детсадовских и школьных фотографий детей.
 
Что я сделал? Мысленно поднял руку и опустил. И впредь продолжил повторять это упражнение до достижения необходимого эффекта. Клеить прохудившуюся кастрюлю — дело бесполезное, пробовал, знаю. Лучше не думать об этом и сосредоточиться на том, что я реально могу делать сейчас. Решать финансовые вопросы.
 
Удивительное дело, я абсолютно спокоен по этому поводу. Откуда-то изнутри идёт уверенность в том, что всё у нас получится. Чуть раньше или чуть позже, но наверняка. Я не беспокоюсь насчёт денег. Я также не беспокоюсь насчёт всего, что можно купить за деньги. Те вещи, которых мне не хватало вчера, будут лежать на прилавках и завтра. Те города, которые я хотел бы посетить, стоят на одних и тех же местах сотни лет, и никуда не денутся. Но в плане всего того, что от денег никак не зависит, я ощущаю практически тупик.
 
 
Вроде бы есть шанс начать всё сначала, уже правильно, но как?! История моего взросления была непростой, и тогда, двенадцать лет назад, даже эти отношения были для меня чудом и большим достижением. Теперь я стал старше на двенадцать лет, и с ужасом понимаю, что за это время ничему не научился и не справился ни с одним из своих внутренних конфликтов. Да ещё и в глубине души засел страх, что все девушки, на самом деле, такие же, какой была моя благоверная, а той, которая мне нужна, в мире попросту нет.
 
Где же мне найти ту, которой было бы комфортно промолчать со мной все выходные? Ту, которая не пыталась бы постоянно вывернуть мне душу наизнанку и не обижалась бы на то, что я не делаю в ответ того же самого? Ту, с которой можно было бы устраивать кофейные посиделки при свете звёзд или выбираться на ночёвки в летнем лесу? А ещё ведь можно лазить по деревьям, рисовать карты далёких планет, разбираться в тонкостях перевода с японского на итальянский, печь торты с масляным шоколадным кремом и вдруг взять — и появиться вдвоём посреди какого-нибудь «Казантипа», где не ступала нога нормального человека.
 
И ещё одна несбыточная мечта: с головой окунуться в океан физической любви. Для меня она всегда была символом свободы и личного успеха, а вот моей ненаглядной супруге оказалась... не нужна. Да-да, она мне так и сказала. С её точки зрения, интим — это ненужно, неинтересно и вообще в отношениях необязательно. И имеет смысл только в плане рождения детей, но дети-то уже рождены, так что и незачем больше этим заниматься. Что ж, разобрались. Та «пустыня», что царила в нашем браке последние шесть лет, как оказалось, имела простое объяснение.
 
На моих часах 4:30 ночи. Скоро вновь на работу, которая вновь не принесёт денег в положенный срок. Сорок минут в пути — вполне достаточно, чтобы отпустить мысли в свободное плавание. Кажется, на горизонте нет ничего, кроме грозовых облаков. Но почему-то раз за разом в эти сорок минут у меня возникает одно и то же странное ощущение. Что в этот самый миг где-то там, за ночным горизонтом, уткнувшись лицом в подушку, засыпает моя родная душа. Она тоже страдает. Она тоже ни во что уже не верит. Она тоже сгибается под грузом неразрешимых проблем и теряет счёт одинаковым дням, не ведущим никуда. И самое нелепое, что все её проблемы я смог бы решить в два счёта, а она смогла бы решить мои. Нам нужно только встретиться.
 
 
Перейти на страницу автора