Алый Рассвет. Сад Магнолий

 
К Аудитории
И перед вами — третьи врата. Алого Зарева. Они открываются медленно, и резкость нового мира проступает исподволь. Иначе нельзя. Невозможно. Это лайюна, шилеман, клаира фа. Это всё вместе, усиленное до шторма алмаза. Это — Сад Магнолий.  
 
Взгляд
И... пауза. Не та, что привычна. В... в них. Звуках, пении птиц. Видах, зареве гор. Запахах. Обычно - прекрасных. Великих юнтши этой клентои. Пауза выхода - перехода.
Звуки, обычные, там, за гранью. Плеск, буйство, песня прибоя. С шорохом, свистом, музыкой бриза, вечно неслышной в пении дня, пении ночи. Слышной лишь здесь, в ленте флои, гранях эшнолли. Вне и внутри пены огня. Вне и внутри мира огня.
И, пробуждаясь лентой и в ленте, слышишь и видишь бешеный плеск горной реки. В ней и не в ней, снаружи, и подчиняясь: намеренно и условно, ходу и буйству, и выходя — в тишь и покой — где снова, вдруг, спонтанно и нет, пробуждаются и сгущаются, покорно и грозно, юнтши клентои. Образы мира огня.
И они: звуки и виды, шорох и буйство, краски и тоны — вот они вновь, вне алого утра в саду магнолий. 
Склон. Убегающий вниз. Вот и я. Мысли, бегущие тоже. Я пробудилась. Так и не очень.
Склон, убегающий вниз. Чёткие мысли, резкие краски. Ветер от моря больше не слышен. Он и не может, лёгкий и мягкий. Вместе с шагами, ходом и быстро. Дальше по склону, мягко под ветром. Ниже. Без жара. Солнце заходит. Небо, убийственно светлое, ласково и прекрасно. Оно же синее: восхитительно, глубоко, опьяняюще. С жестом, как дуновение, жестом мысли, меняющем образ и цвет и расцветки. Но проще, спокойнее, видеть и слышать, и чувствовать запах. Тот, как и те, что рождается сразу, спонтанно, привычно от детства. Солнце садится.
Ниже и ниже. Безумно прекрасные краски заката. Море, привычное взгляду, сине густое, как небо. И переливы, волн и прибоя. Пены прибоя и пены огня. Мира, что полон, бескрайне, бездонно, бурей эшнолли, пламенем флои.
Вот они, рядом. Грани, оттенки, искры и вспышки. В алом рассвете. В нём и снаружи. Слышат их? Да. Видимы тоже.  Явно и нет. Здесь и везде, у подножия сада магнолий.
Вот и песок. И я. На нём. Спокойствие бури, каскады глади. Мир.  
 
Мир
Чернота. Как бы. Условно. Тени вспышек. Дально. Неявно. Тёмно светлые тени, застывшие и нет. Мелькнувшие и вот. Ветер палитры звуков, гаммы цветов. Шорох дыхание запахов, вкусов. Падаю ровно, взлетаю на шуме. Медленный рокот пены из света. Треск и дыхание, плеск и раскачка. Слепну на миг и касаюсь летящих. Бешено бурных запахов флои. Тихо плывущих призраков ланмьи. Здесь, у порога алого плена. Плена из цвета синей эшнолли.
Выход, я вижу. Горы и пропасть. Снова угасли, медленно всплыли. Я...
Вечная буря блеска и флёра тьмы. Полной бескрайней. Запахом сада. Я чувствую их, магнолии, я двигаюсь к ним, мелькающим. Они — это даль, и они — это гром. Не здесь, а там. За порогом. За рёвом горной реки. За плеском пены раскатов. Звуков, поющих шёпотом ночи. И утра. Я пробудился. В алом. Карминном. Ярком.
Золото неба. Тут же угасло. Золото солнца, падает тает. И вновь, и опять, возрождает его: грохот — неслышный — алого утра. Это — карминный песок. Вдаль, до отказа. Это — прибой, в сотнях оттенков. Белого буйного, синего грозного. Мягкого вала шума заката. Солнце. Оно садится.
Это со мной, вечно и рядом. Пена огня. Я пробудился. Солнце... Закат.
Молния, тёплая жаркая, видима смутно, тенью лингои. Та, что послала зарево вспышки, вновь источает призраки зова. Здесь, рядом. Шорох песка. Поза таёнми. Взгляд, и прямой и скользящий. Золото Солнца в тающей сини. Поза таёнми. Это её. Шаг талли омью. К ней и за ней. И...
* Лармьи ттъяу нгра лакьярфи ан. Мой взгляд на тебе, лакьери *
И...
** Лаи ар ммье ор съетт юнкайё нфойери льле. Взгляд твой — заря юнкао, светлый нфойри **
И... Подъём - движение. Мир изменился, неуловимо. Пластика жеста, пластика мысли. Зарево глаз, ветер от чувства. Весь я пронизан, словно цветочным, запахом клан шайе нфи эр йя. Той, стоящей передо мной. Я... я здесь, чаин рай кьёд дъе, в чаше фиала той, что поднялась. Вне моего. Алого сада.
Они, вспышки над морем, тени - сполохи, гаснут слабеют. Синь небосвода мягче и гуще, шорох песчаный в ритме и такте. С тёплой летящей грацией шага. Клан шье ан йёми — та, идущая в волны — вот, у прибоя, с плеском и дальше. Новый и лёгкий, вот он, прибой, рядом вокруг пленъю эланъи, грации шага. 
* Мой взгляд на тебе, лакнайри. Девочка волн. Юнкао гаснет. Вот... Я возвращаюсь. К саду и вне... * 
 
 Рокот
Чёрные звуки - палитра. Ветра и плеска и щебета их, невидимых. Там, где - то в кронах дивных растений, сосен и пальм, в гуще секвойй. В гуще того, чего нет и что есть. Здесь, у подножия, здесь, у прибоя. В буре энергии, пьющей дыхание тъены. Чаша фиала, ччье амд, бок о бок с горным потоком, ты... эббфью шшар мье у, прекрасна, как... Не искристо туманна, как сад магнолий, не бурно игрива, как пена огня. Прекрасна, как я, ттъюн о ллемфьи, девочка - свет - гроза, творящая тебя и ббьё о рръя мьёри, источник через меня. Ибо всё, энергия тъены, тапанты, складок и граней мира, всё льётся струится через меня и это всё и есть я, кеннви йял оннши. Девочка - заря. Я вышла спустилась, присела и встала, и встретила взгляд, ощутила мысли. Его, сгустка потока и молний и света юнкао, и вот. Вот. Вот...
И скрип шорох песка из кармина, и гул грохот раскаты набега. Волн, и весёлых и славных, пьющих элегию - песню моих шагов, бьющих сияющей пеной в меня, факел и фокус этого мира. Тёпло прохладных, мягко бодрящих, в шёпоте скрытом звуков мелодий. Всплески буруны, я погружаюсь, в залпы набега. Волн. Прекрасных, как солнце.
Оно садится. Не так, как раньше. Я вышла из пены огня. Из сада. Вошла и внедрилась в пену и брызги фиала. Моря фиала, полного силы, и вся мощь грандиозной кьерр о, энергии утра и ночи и дня этой чаши, бьётся и плещет, буйно сияет здесь, во мне, и рядом и сквозь. Я погружаюсь, солнце садится, нфойри...
О нфойри.
Я вышла из пены огня с тобой. Я таяла, млела, лучилась и гасла там, и твой юный поток, юнкао фи ллай, растворил меня, да, и вынес оформил здесь, и вот я... здесь, уже по колено и медленно дальше, и ты уходишь, твой образ. Реальный, как чаша, где в центре я. Клан шье ан йёми, идущая в волны.
Меня омывает море. Меня овевает ветер. Меня озаряет солнце, не так и не столь горящее, как там, в пене огня. Здесь, в канъюо фьёу, чаше его, фиала, оно славно прекрасно мягко. Я смотрю на него и таю. Твой взгляд, лли нфойри, уходит. Но ты здесь, всё равно. Здесь и там, во Всплеске. Со мной и другими.
А я всё глубже. Готова плыть.   
 
Дыхание
Уже в прошлом. Только что. Не рядом. И вот. Выход. Подъём.
Она уходит и нет. Она рядом, почти. Поток юнкао, фийелон ю, угас, но теплится. Я жду, растворяюсь возрождаюсь, в выходе, на переходе, льен пи ннта йярми каффью о: словно раздвоенный шумом. Тем, что льётся сочится на грани и сплаве, здесь и не здесь, оттенков тройного. 
Можно вернуться, плавно и звучно, в радугу Всплеска, радугу Шага. Можно... о да, таять и реять в медленном сходе к шороху края, проблеску мига. Или коснуться, нежно и мощно, цвета полёта к горному утру. Ри ллемфьи йё нтай, омытая морем, — за гранью, за склоном. Там, в бесконечном. Помню и жду, касаюсь под тенью. Но всё же... Я здесь, на мгновение, прежде... чем выйду. К себе, бьюн кешшью ллан, в нём: громонежном ярковидном мире тапанты. Одном из. 
Она видна, всё ещё, кеннви йял, девочка и заря, не явно, а сходно, по нитям - изгибам гранного, как лио клан ммье ръю, растворённая пленом моря, и я отрешаюсь, мягко и мощно, от мира чаш. Мягко и мощно вмываюсь сливаюсь с... С ним, рёвом и плеском, сладком безумном, сполохом буйством ленты эшнолли. Плен урагана, ясно манящий, взрывы салюты образной флои. Он же вокруг, ветер поющий, звонко из искр Сада Магнолий.
* Лисмайио нъюрр омфье мма. О Сад, я снова с тобой * 
* Блайн ор эффьё нчи тша лисмайн кентсо йе. Я вижу тебя и не вижу, Сад, когда в тебе *
* Нчи эймью кломм снафье йеро ю.Ты центр и сияние буйства блага *   
 
Постижение 
Море — мой океан. Подобно ему. Бескрайнему славному, тому , что реял бурлил плескался день за днём, год за годом передо мной, рядом, и впрямь и в мыслях. Спокойный и беспокойный, сияюще величавый, могущественно тёплый и вечно радостный. Прилив блещущей чары заполнял и меня, и риннъяо тмай йёр, несущих слитки вокруг меня, и я уходила, я, и возвращалась, я, вновь и вновь, за бурей света и сумрака, всех цветов и оттенков, звуков и призвуков чистой ллои. И вот.
Вот оно, море чаши, беспредельно бодрое, тёплое, сладкое. Солнце заходит и вот уже да, почти, тускнея за ходом валов, и вот, отвернувшись, вершу и обратно и ближе, скользящей дельфинкой, наплыв и доплыв к карминовой глади, к ней, глади уснувшего пляжа, и чувствую славу песка и прощание плеска, вступая богиней на берег. На берег зова. На берег сна. 
Он ждёт, затаившись, в надвиге сумерек. Солнце, сияющий шар, ты там и не здесь, за краем фиала, ты спишь беспробудно под ней, густой пеленой ламбью оар чъями, радостной ночи, и я опускаюсь на свет и шорох и россыпь келль шьео как твой слиток двойник, готовая спать и не спать, напоённая благом и ливнем, оттенками скрытого фьяра. Я жду, напоённая. Я жду, вся в тебе, нчжау. 
Темнеет. 
Мой пляж, келль шьео, тёплый и нежный, даже сейчас. Меняется цвет, потоком джьянны. Меняются тени, ллагью йё омжьи, на слитте слиянии гранных форм. Мир чаши, великий образ вселенной, тих, но исполнен пленного гула. Он создаёт, он, от него бегут, да, славные волны чувств по всему телу, они гладят взрывают, дарят качают ллай рмью нноин дайи, великолепный образ меня, и отражаются вне, на образы миги сгущения тех, блистательных, близких мне по нитям тапанты.
Темнеет. 
Небо — безмерно беззвёздное — густо пьяняще веет отливом бездны. Мельком мелькают штрихи болидов, время от времени, гаснут. Там, у каймы горизонта, словно зарницы, слабые вспышки дально долинных. Здесь, в углублении омъю, призраки клойн шши, тянущих шорох. Запах вибрации свода, преддверие, близость — и рядом, и нет. Силы уходят, меркнуще нежно, как спящее солнце; дальше и дальше, и там, у склона фиала, слышен, как будто, рокот манящий ллагье ор шшаи, сияния. Я жду, вся в тебе, нчжау.
Темнеет всё больше.  
 
Озарение
В нём завершилось горное утро. В нём, там же, растворилась и вновь пролилась, уже иначе, неудержимо, горная река. Алое утро, мощность восхода, брызжущий отсвет полудня дъяны. В нём, многоцветно невидимом, светло застывшем тумане. И...
Вот. Там нет времени. И есть. Палитра искр мозаика бликов. В один, неуловимо краткий бескрайне долгий, миг. И сплетение их, нналь ё лисмайе, погружения в вис. И всё же...
Там. Это там, где светочем лика бездонной отмыкается ллаф: листовый зал плеяды. И вдоль и вокруг цепочки би йежи смыкается льётся вновь, россыпью, ореол выcших. Ллео дда йяр. Со мной из ложа и с ней, на зове. 
 
Продолжение — «Алый Полдень. Запах Магнолий»
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ 
Контур ясности
Базовая реальность — грань тапанты для выхода - трансформации в сад магнолий.
Берег зова — элемент чаши фиала: зона отлива энергии тела и спада чувства влияющей тъены. 
Би йежи (удар "е") — элементы эскорта феи в модусе нчжау.
Бикайю ларми а (удар "а") — размытость границ физических реалий на взаимодействии граней тапанты.
Блещущая чара — изменения в бикайю ларми а: размытости Всплеска Огня, ощущаемые как вспышка энергии и эйфории.
Буря света и сумрака — блестящие лингои в силу скрытой мощи тапанты.
Бьюн кешшью ллан (удар "е") — тот кто, или носитель мысли, как один из своих вариантов - отражений в одной из складок (проявлений) тапанты.
Всплеск, или Разлитый Всплеск Огня Океана — название планеты Земля (одно из ряда) в мире шилеман тъё, мышления лоенши.
Выход из сада магнолий — работа мозга лоенши как крайняя эйфория с фьёрми: взрывом образов, звуков и запахов. 
Горная река — содержимое ленты флои: фьёрми.
Горное утро — фаза вхождения в Сад Магнолий.
Гранное — переход между складками тапанты. В частности, между чашей фиала и Всплеском.
Дально долинные — проявления ллойе рфья: взаимоотражения граней тапанты.
Джьянна, или поток джьянны — влияние мозга лоенши центра фиала на сам фиал через золото кьянры. 
Зов, или зов блещущей чары — модус милл канъе фьёу как источник ллагье ор шшаи. 
Золото кьянры — ламиш ю, или форма взаимосвязи мозга и любой зоны тъены.
Келль шьео (удар "е") — система сохранения милл канъе фьёу: фокуса фиала. Элемент чаши в любой форме.
Кеннви йял оншши (удар "е", "о") — девочка - заря, или девочка зари.  
Клентои (удар "о") — мир в ощущениях для мозга элоян и лоенши.
Клоин ра (удар "и") — элемент мозга: НФИ врождённого, довлеющего логического мышления. 
Клойн шши — эффекты джьянны: концентрация нчжау в точках ллагью йё омжьи, первая фаза синтеза. 
Койя джье мъео (удар "я", "е") — склоны фиала (упрощённый перевод), аналоги чаши в гранях тапанты. Побочные эффекты и факторы сохранности фиала в течение жизни его центра.  
Кьерр о — энергия взаимодействия лланшьи 
Лакьери, или лакьери ннояр тъи ннау (удар "е", "я", "а") — девушка после выхода из пены огня.
Ламбью оар чъями (удар "а", удар "я") — состояние чаши фиала при оттоке части энергии в койя джье мъео, склоны фиала.
Ламиш ю (удар "и") — модус найтры: среды - посредника для мозга и иных точек тапанты. 
Ланмьи (удар "а") — задержка с выходом из лисмайе. 
Лента — элементы шелинъю.
Лингои (удар "о") — кардинально иная чакта: элемент лишь лоенши, непредставимый на прежнем этапе эволюции. 
Линзовая резкость — сходная с лингои нацеленность шелинъю центра фиала на элемент реальности. 
Лисмайе (удар "а") — сад магнолий.
Листовый зал плеяды (удар "и") — модус лисмайе, сада магнолий: сближение - яркость ченн гья о, образов тех, что в линзовой резкости центра чаши. 
Ллагье ор шшаи (удар "а") — конденсация - выход того, кто воплощает гармонию - эйфорию. 
Ллагью йё омжьи (удар "а", "о") — скрытые проявления тех, кто гармоничен центру - фокусу фиала с выходом чары.
Лланшьи (удар "а") — физические реалии, ощущаемые как лингои.
Ллео дда йяр (удар "е") — колонна йяр: способ выхода бьюн кешшью ллан, элементов чаши, в линзовую резкость. 
Ллоя (удар "о") — вид эйфории: итог продлённого влияния виенши, тапанты вне алмазного миража.
Лоенши, или мозг лоенши (удар "е") — мозг человека в новой фазе эволюции, т. е. с энгьёра и клоин ра.  
Ложе, или ложе приданной онны — нахождение в главной зоне линзовой резкости.
Милл канъе фьёу (удар "а") — центр - фокус чаши фиала: тот, кто создаёт фиал фактом своего рождения и если в этом фиале, то неизбежно в его центре.
Найтра, или наййатрьи а (удар "а") — вид материи как среда, повторяющая работу мозга и в силу этого влияющая на любую точку тапанты. 
Нналь ё лисмайе (удар "а") — элементы - переливы лисмайе: сада магнолий, как вторичные эффекты эскорта феи.
Нфойри (удар "о") — тот, кто вызван для улучшения выхода из пены огня.  
Нчжау (удар "а") — готовность среды к усилению омъю нъюори дла синтеза - выхода новой реалии.
Омъю нъюори (удар "о") — модус тапанты как сплав энергии её произвольных граней.
Онна, или приданная онна (удар "о") — состояние мозга лоенши в связном подъёме с фокусом фиала.       
Ореол высших — источник энергии для омъю нъюори.
Пена огня — переходный этап между лисмайе и клентои: миром вне.
Погружение в вис — этап лисмайе: разрыв явных связей с базовой реальностью.
Полдень дъяны — этап лисмайе: готовность к выходу - трансформации в любую грань лэ йюмье: базовой реальности.
Риннъяо тмай йёр (удар "я") — те, кто рядом, несущие слитки: отражение чары на окружение.
Сад магнолий — модус шелинъю в силу усиленной активности золота кьянры.
Светоч лика бездонной — сгусток энергии лоенши в саду магнолий, отображённый на внешнюю часть вложенной пелены.
Слитки — волны чары, прошедшие мозг лоенши.
Таёнми — ощущение юнтши клентои, особо сильное после горной реки. 
Талли омью (удар "а" и "о") — слияние с шелинъю другого при выходе юнкао.
Тень — модус шелинъю при нахождении в тройном.
Тройное, или тройной слиток граней — первичный переходный этап между фазами тъены: клентои, лисмайе, омъю нъюори. 
Тъена (удар "е") — структура Вселенной с учётом ламиш ю. 
Тянущие шорох — с воздействием на фьяр.
Флои (удар "о") — элемент сада магнолий; лента флои — поток лингои.
Фьёрми — бескрайнее обилие чувств мозга лоенши.
Фьяр — система лент - элементов тъены, задающая рождение человека и, по эстафете, выход - сгущение его фиала.
Чара, или блещущая чара — великолепные ощущения лоенши от динамики юнгъёрми: взаимодействия, планеты и среды вне алмазного миража. 
Ченн гья о — те, чьи образы в чаше фиала выделяются фокусом этой чаши. 
Шаг, или Беззвучный Шаг Исполина — название планеты Земля (одно из ряда) в мире шилеман тъё, мышления лоенши.
Шелинъю (удар "ю") — психика - производное от лоенши, т. е. с энгъёра в виде кардинально иных чакт: лингои.
Шорох края, проблеск мига — омъю нъюори. 
Элоян, или мозг элоян (удар "ян") — мозг человека до стадии лоенши.
Энгьёра — фундаментально расширенный диапазон действия.
Эшнолли (удар "о") — элемент сада магнолий; грань эшнолли — разновидность лингои.
Юнкао (удар "ю") — река лингои как воссоздание чакт иного человека.
Юнтши (удар "ю") — элемент клентои.
----------------------------------------------------------
Дополнение 
НФИ — непосредственный физический источник.
Отдельные термины — в контуре ясности Ведущих В Дымке, Чаши Фиала.
Удар — ударение на.
Чакта — чувство активации мозга: психический акт.  
 
<span style="font-size: large; font-family: 'andale mono', times; c
Перейти на страницу автора