Тот самый момент...

Айзек... Так меня стали называть знакомые в тиме. Прозвище приелось и стало моим вторым именем, псевдонимом. Теперь есть словно два человека. Все знают лишь меня, веселого умного парня с кучей шуток в запасе, но никто не видит его... кровавого парня с манией, о которой и говорить страшно. Недавно я близко общался с одной девушкой, которая даже почти стала мне другом, мы учились вместе, продолжали общение после школы. Она сидела на наркотиках, как и все ее друзья, а я пытался отгородить ее от них, но потом понял, что это бесмысленно. Мы были лруг для друга кем-то вроде кураторов. Были рядом и помогали советами в поведении с людьми. Она была толчком для моего нынешнего состояния, она открыла дверь в жестокий и запятнаный мир. Как-то мы ехали в метро и я молчал, она спросила что со мной, а я ответил, что в последнее время всегда такой, с чем она согласилась. Я знал все о ней, а она обо мне ничего, потому что она, как и все, не умела слушать. Мы всегда говорили о ней, но в ту поездку я решил впервые рассказать о своих действительных переживаниях. Я сказал, что не знаю, кем являюсь. Раньше я точно знал, чего хотел и всегда вел себя одинакого, но недавно стал более опасливым, замкнутым, с каждым человеком становился тем, кем он хотел меня видеть. На мой не долгий рассказ знакомая только кивнула и тут же перевела тему на себя. Это был тот самый миг ломания стены в моей голове. Тогда я стал совсем другим, стал тем, кто наконец-то понял, что происходит и начал вспоминать то, что произошло со мной. Тогда я полюбил красно-багровый цвет и сообщил родителям, что хочу быть не хирургом, а суд-мед экспертом. Они не сразу смирились, но все же смирились. Вскоре пошли мои первые таблетки... Это были вроде Деприм, легкие антидепрессанты, которые отпускают без рецепта, но я перестал их пить уже после первой недели. Мне не нравился их эффект, не нравилось, что я становлюсь овощем, ведь когда болезни еще на ранних стадиях, то любые лекартсва могут подействовать сильно, а особенно, если это твои первые лекарства. Хотя может зря... Сейчас все стало только хуже, но я не смогу сказать об этом врачу, ведь уже инстинктивно перед любым человеком я самый обычный парень без каких-либо проблем. 
Перейти на страницу автора