ромашка

Я надену сарафан в белую горошину. От*бися все плохое, при*бись хорошее! Повторяю, как мантру, и платье нацепила в горошек. Не сарафан, конечно, но мне надо, надо, надо что-то как-то изменить. Здоровье отвратительное, ослеп второй глаз. Хочется спрятаться и не вылезать. Хочется влюбиться и пострадать. Хочется какой-то отвлекающий маневр, намазать что-ли жопу скипидаром... Может тогда поубавится дури в голове... Задолбало со всеми разговаривать, кому-то что-то объяснять. Снова закурила.
Почему-то когда я ослепла, никто особо из моей семьи не проявил никакой тревоги. Хожу сама в туалет - и ладно. Я ползу на работу, муж смотрит на меня. А в телефонной трубке орет мой любовник, чтобы я бросила всё и немедленно бежала к врачу. Вот он меня доставал, звонил каждый час, чтобы я отчитывалась, куда я еду и зачем. Сопровождать меня сам он не мог - временно на костылях. Он меня уже вторую неделю долбит, даже надоел. А дома на меня смотрят, как на страдающую. Хочется встать и заорать, что всё, конец близок, скоро откажут ноги и почки. Но ведь их не видно. Внешне никаких перемен. И беспокоиться не о чем. А чужой мужик переживает... Смешно даже.
Сегодня шла из поликлиники и гадала на ромашке - увижу ли я когда-нибудь СВ. Вышло, что увижу. Осталось надеяться, что не во сне. Пока у меня осталось хоть немного зрения, буду молить Господа, чтобы дал его увидеть, чтобы запомнить на всю оставшуюся жизнь. Почему абсолютно посторонний мужчина мне так дорог, я даже под страхом смертной казни не смогу сама себе объяснить. Вот тебе и ромашка: с одним живу, другой беспокоится обо мне, пусть и по телефону, а мне нужен третий, просто как воздух. А я третьему не нужна ни при каком раскладе.
Перейти на страницу автора