С болью из детства

Отношения мои начались больше года назад. Знакома с Р. я была давно. Мы познакомились с ним лет 5 назад на сайте знакомств. Встретились, но  тогда он был женат, и отношения не сложились. Но иногда он звонил мне просто так. А примерно год назад мы встретились. Я шла из магазина с тяжелыми сумками, и он меня подвез. Потом пришел в гости, потом еще раз. Я, понимая, что мужчина имеет относительно меня планы, рассказала ему о том, что меня не интересуют одноразовые отношения, мне нужен мужчина, с которым у меня будут теплые отношения, я буду знать, что у меня есть постоянный   мужчина.  Он сразу сказал, что он все понял и спросил, что он должен для этого сделать. Меня это очень подкупило, но я слегка растерялась... Вроде все хорошо и замечательно. Но потом началось это бесконечное и тягостное "не могу", "задерживаюсь", " не успеваю". Он трудоголик, причем совершенно реальный. Если он все-таки приезжает ко мне, все прекрасно. Но это бывает редко. Причем, чем лучше и эмоциональнее свидание, тем длительнее и тягостнее перерыв. Такое ощущение, что он живет в вечном внутреннем разрыве между желанием и внутренним запретом. Я понимаю, что я принимаю в этом активное участие. Тема невозможности приезда ко мне мужчин - это моя тема. Можно назвать это мистикой, но, если мужчине хочется приехать ко мне у него всегда случаются какие-то проблемы. Причем проблемы объективные: сломалась машина (это уже традиция!), снегопад, срочно нужно куда-то вылетать, выезжать и т.д. Стоит заметить, что причины на самом деле настоящие, о чем они меня оповещают и приводят доказательства. Важно, что, если мужчина мне не нравится и я ему тоже не очень, таких проблем нет. Я совершенно не склонна к мистике, я говорю о конкретных фактах. Так вот Р. - это просто "мой мужчина". Он занимается бизнесом, связанным с перевозками. И, конечно же, ко времени нашего свидания что-нибудь случается: авария, поломка и т.д. Это практически традиция. В тот момент, когда я его жду, а он пишет, что не сможет, меня просто раздирает на куски. В душе возникает ком из злости, боли, отчаяния, горя и жгучей обиды. Я просто не в состоянии переносить это состояние. Я его не выдерживаю. Я начинаю ему что-то писать, звонить. Причем внешне это может быть по-разному. Я могу сердиться, просить все-таки приехать, шутить, язвить и т.д., но внутреннее состояние будет одинаковое. Этот ком, который я не могу переварить, повергает меня в жуткое состояние беспомощности. Я злюсь на него, на себя, на весь мир. Это состояние беспомощности и отчаяния мне знакомо, но я его стараюсь не чувствовать в обыденной жизни. Во взрослой жизни это состояние случалось в отношениях с мужчинами. Но родом оно из детства. Эти состояния меня жутко выматывают. У меня ощущение, что эти отношения Р. нужны для того, чтобы я испытывала эти невыносимые чувства. Такое ощущение, что через меня он проживает что-то ужасное в своей жизни. И я тоже проживаю свою дистанцированность от чего-то нужного в моей жизни. Я не выдерживаю этих отношений, но я  не выдерживаю и  расставания. Я уже несколько раз расставалась с ним, но опять возобновляла отношения. Замкнутый круг. Моя психика замкнута. Быть в отношениях - нет сил, разорвать отношения - нет сил! Я безумно боюсь расстаться. Я знаю, что буду одна... Это уже случалась в моей жизни. Я разрывала отношения и оставалась одна на долгое время. Но выдерживать это одиночество в отношениях тоже невозможно. Конечно, можно во всем обвинить Р., но что-то есть во мне, что притягивает его ко мне, а меня к нему. И я понимаю, что чем сильнее я буду реагировать на его невозможность встретиться, тем большая вероятность повторения этого.
 Я пытаюсь почувствовать, когда это состояние у меня появилось. Когда я стала чувствовать эти эмоции и чувства? Я вспоминаю мои состояния, когда мне было лет 5. Моя сестра на 2,5 года старше меня. И вот, когда мне было 4-5 лет она меня била, била больно и долго. Просто так. Причем на глазах у нашей бабушки. Бабушка все это видела, но сделать ничего не могла. Сестра ее не слушалась, а физически как-то поучаствовать в наших драках бабушка не решалась. Но бабушка рассказывала все это моей матери, на что мама отмахивалась и говорила, что быть такого не может. Конечно, у мамы ведь были практически «идеальные девочки» и погружаться в темную сторону нашей жизни ей, конечно, не хотелось. Самое интересное заключалось в том, что у меня даже не возникало мысли пожаловаться маме. Я просто молчала, зачем расстраивать маму, а побои продолжались. Это было совершенно невыносимое чувство полного бессилия. Чтобы хоть как-то не умереть в этой боли и одиночестве, я представляла, как над головой моей сестры весит огромная гиря, которая вот, вот упадет ей на голову. Сейчас я понимаю, что мы с сестрой разыгрывали страшную мистерию своей семьи. Мы реализовывали всю эту агрессию, которая была в нашей семье, но не была явлена. Я была последним звеном в цепочке агрессии, мне некуда было ее нести. Я была замечательной и талантливой девочкой, поэтому в это время у меня не было подруг девочек, у меня были мальчики, с которыми я играла в войнушку. Это позволяло мне выжить и не превратиться в жертву. В 7-8 лет я победила свою сестру, драки прекратились. Мне почему-то не хотелось ей мстить и бить ее. Сестре пришлось очень тяжело, она стала часто болеть. Но эти состояния невозможности сделать что-то самой и попросить помощи остались для меня не прожитыми и не переработанными. В то время я это сделать не могла в силу возраста. Мать контейнировать наши агрессивные эмоции не могла, ведь скорее всего, мы отрабатывали агрессивные аспекты взаимодействия взрослых в нашей семье. Поэтому мама это отрицала, бабушка не прекращала, а отец даже не догадывался. Ведь если бы это были просто детские разборки, то я бы жаловалась, мама верила в наличие драк, бабушка вмешивалась и т.д. И самое главное, у меня не было бы таких тягостных ощущений. Ведь я играла в войнушку с мальчишками, даже в гестапо, но никаких тягостных состояний не было, воспоминания яркие и даже светлые.
Чувственно одинаковое состояние у меня было тоже года в 4-5, когда я очень хотела пойти в детский сад. Странное желание, обычно дети не хотят в детский сад. Я хотела не просто очень, а неистово! Утром я вставала рано, рано и шла к кровати родителей и просила их отвести меня в детский садик. Мама говорила, что сегодня не получиться и обещала это сделать завтра. И так каждый день! Я никогда не могла понять, почему так случилось. Я уверена, что если бы я тогда ходила в детский сад, многих проблем в моей жизни не было. У меня было бы другое пространство, где я бы могла себя проявлять, у меня было другое место для взаимодействия. У меня была бы возможность как-то схватить другие паттерны поведения, другие эмоциональные реакции... Теперь я точно знаю, если семья как-то использует ребенка (бессознательно конечно), она также бессознательно будет делать все, чтобы он оставался в лоне семьи. Все будет складываться так, что он будет изолирован от мира. На это будет всегда как бы объективная причина: проживание вдали от школы, домашнее обучение, болезнь ребенка и т.д. О нем будут заботься: кормить, одевать, лечить, но не давать главного, эмоциональной поддержки, это у него будут требовать. Так вот я была тогда нужна своей семье. Я была осуждена не учиться брать, просить, требовать, жаловаться, то есть чувствовать свои потребности и претендовать на их удовлетворения. Я всеми силами пыталась удовлетворить потребности своей семьи. Конечно, я ждала ответа в виде любви, признания и нежности.
Мама рассказывала, что я была великолепным ребенком. Когда мне было немногим больше года, я уже тогда хотела угодить. Если мама с папой хотели пойти в кино, они мне об этом говорили и предлагали мне пойти спать, я всегда соглашалась. Я была спокойным ребенком. Это мнение моей матери. Я думаю, что я была очень беспокойным ребенком. Сколько я себя помню, я всегда не могла уснуть, я просыпаюсь от любого шороха, я хронически не высыпаюсь, у меня бессонница была всегда. Но про это никто не знал. Я была идеальной. Я старалась одиноко переживать свои проблемы в ожидании вознаграждения в виде любви. Но переживать было невозможно и нестерпимо больно.
Вот и сейчас я переживаю эту нестерпимую боль, которую мне причиняет Р. и надеюсь, что будет все хорошо. Я в глубине души верю, что он оценит все мое терпение и подарит мне если не любовь, то хотя бы внимание и признание. А может я нужна ему для того, чтобы контейнировать свои негативные чувства и эмоции?  Также как моя мать он не хочет и не может видеть и чувствовать мою боль? Ему важнее освобиться от чего-то жуткого через мои переживания? Я знаю одно, что если я не смогу переживать и переработать этот ком боли, злости, отчаяния, я буду вечно встревать в эти истории с Р. или с кем-то другим. Я знаю, что если я найду силы для чувственной проработки этой боли, я найду силы и для расставания или оставания в отношениях. 
Перейти на страницу автора