Отношения как зеркало внутреннего Я

Я писала о своих тягостных отношениях в предыдущем тексте. Конечно, можно обвинять во всем моего мужчину, расстаться с ним и искать другого, более хорошего. Вопрос в том, будет ли этот другой лучше. Любой мужчина ведет себя так, как мы ведем себя по отношению к себе. Отношения обнажают истинную картину чувствования себя. Я чувствую себя ужасно, когда он не приходит, не заботиться, игнорирует, потому что это мое внутреннее ощущение себя. Я так чувствую себя в глубине души. Я чувствую себя покинутой, брошенной, обесцененной и ненужной. Это мое настоящее и истинное чувствование себя. Это мое глубинное самоощущение. Я тщательно стараюсь это укрыть, спрятать от других и, главное, от себя! Это очень больно и очень горько, это трудно переживаемое и трудно принимаемое. Поэтому так хочется изменить фасад. Поэтому так хочется красиво одеваться, достигать успехов, улыбаться и демонстрировать радость и удовольствие. Все это необходимо мне для того, чтобы не встречаться с настоящей собой. Она такая никчемная, такая слабая и ужасно  раненая. Лучше ее похоронить где-то там на задворках души и забыть. Так не очень больно, так не очень горько! Только тратиться огромное количество сил и энергии, чтобы удерживать взаперти эту свою настоящую часть. Там много эмоций. Прежде всего, там много обиды и боли, возможно, злости и гнева. Чтобы это все удержать в склепе, необходимы силы и энергия. Поэтому сил у меня не хватает на настоящую спонтанность, на искреннее общение, на заботу о себе. Есть только возможность выпендриваться, удерживать красивую картинку "у меня все в порядке". А самая главная расплата - это одиночество,  потому что любые близкие отношения взламывают этот склеп и обнажают эту настоящую меня в всей "красе". Можно бесконечно разговаривать со своим мужчиной, пытаться исправить его, повлиять на него, изменить его, но это все бесполезно. Внутреннее содержание будет требовать аналогичного ко мне отношения. Если я ощущаю себя брошенной, ненужной, никчемной, лишней, мужчина будет вести себя так, чтобы соответствовать моей брошенности, ненужности, никчемности... Самое интересное заключается в том, что, если бросить свои ресурсы на то, чтобы изменить мужчину,   и о, чудо! он изменится и станет заботливым, нежным и прекрасным, он уйдет к другой женщине! Изменения возможны, если начать открывать самой этот склеп и потихоньку и с большим интересом и сочувствием изучать и принимать эту неприятную часть себя через  проживание боли, проживание гнева, проживания обид. И тогда в какой-то момент будет не страшно расставаться или не страшно оставаться в отношениях. Вся борьба с моим мужчиной, это борьба с собой, с нежеланием видеть себя настоящую. Я хочу быть женщиной-праздником, изящной, легкой, нежной, красивой, но это все настоящее спрятано глубоко под толщей боли, отчаяния и ненужности себя. Я могу предъявлять миру только себя ненастоящую, вечно улыбающуюся  и манящую в мир иллюзий. Я пытаюсь доказать своему мужчине, что я замечательная, но я сама не верю в это. Как случилось, что я соорудила этот склеп и положила туда себя настоящую, практически живой?!
Я обращаюсь в свое детство. Проблема не в том, что было много горя и обид, они есть у каждого ребенка. Проблема в том, что у меня не было возможности их проживать. У меня не было возможности проживать свои обиды, рассказывая их кому-то, проживать свою злость, топая ногами и настаивая на своем, проживать свою боль, заливаясь слезами, зная, что кто-то обнимет меня. Все мы в детстве ранимся, все получаем от жизни пинки и затрещины, только одни их принимают и психологически пережевывают, а другие застывают в этих состояниях. Когда я обижалась, у меня не было возможности кому-то это поведать и получить обратную адекватную реакцию. Я давилась в одиночку слезами, но складывала обиды в комочек. И чувствовала свою ненужность... Когда я злилась, никто не говорил мне, что это нормально. Я знала, что так нельзя, я обвиняла себя. Я считала себя плохой и недостойной. Когда я грустила, я не могла ни с кем поделиться своей грустью. Я тихо грустила, и думала, что это очень плохо, так нельзя... Несколько раз в детстве я пыталась как-то поведать, что на меня очень давят, и отказывалась есть. Сначала мать игнорировала, а затем за волосы приволокла меня за стол. Я всегда была брошенная в своих детских страданиях. Я всегда была оставленная в своих переживаниях. Никто и никогда не заботился о моем эмоциональном состоянии.
И самое печальное заключалось в том, что мне необходимо было демонстрировать как мне хорошо. Недовольный взгляд, грустное выражение лица, нервное движение, все безумно раздражало мою мать! Я знала, что я разрушу ее, если не буду веселой, довольной и счастливой. Все, что было больно, неприятно, тягостно, злобно, все вытеснялось, все отправлялось в ссылку в закоулки моей души. На сцене была  всегда довольная жизнью дочь, может серая и убогая (затмевать звездную мать нельзя!), но всегда довольная. Маме нравилось показывать мои грамоты, но не нравилось узнавать как чувствую себя в процессе их зарабатывания. Не надо заботиться о дочери, она и так обеспечивает успешность реализации миссии матери. Я всегда была брошенной, но это была тайной, про это нельзя говорить. Заброшенность и ненужность скрывались. Никому не нужна была маленькая чувствительная девочка, никого не интересовало, что она чувствует. Я была придатком матери, ее нарциссическим продолжением. Я настоящая была упакована и тщательно спрятана в склепе. Я настоящая  матери была не нужна, а значит и всему миру. 
Перейти на страницу автора