Даль. Перелив Молний

 
Продолжение «И Отзвуков Грома. Дальше»
 
"Начинается..." в новом приступе - накате молчания катилось эхо, резонанс, по этажам - уровням сознания. Скрытого за пеленой явного. Таюла смещалась медленно, плавно, вдоль и в такт линий и с ними: линий глубинного. Импульсы мозга творили пластику рук, ног, тела. Расходились дальше, путями связи с фоном, закрытым, внешнего мира. Касались их, точек выхода: к области мага, зоне астары, сфере... чего-то.
"Так что же это?" — всплыл и отлился запрос. "Не чувствую".
"Ладно, солнышко." — мягко пролился ответ. "Пока, верь не верь, неважно. Похоже, всё — или почти — под контролем. Да". 
И волны: волны нажима, бегущие от центра, кресла, к орбите Чёрного, ходу Дождя, прекратились. С остановкой её, мягким — таким же — кивком. Согласия и готовности. И странным, внезапным, невероятным треском: негромким нетихим, сотрясшим и стены, и мысли, и запах хвои. Как будто рушились подспудные своды, основы мира. Ну вот...
— Ну вот! — резко отрывисто грянул голос Логьери, Светлого. — Держись, зайчик. Поехали!
 
****
 — И что? Теперь? И... — эта фраза, утверждение, выдалась как вопрос. Фраза неясности - тумана. В расчёте, ожидании, на сияние мысли первого. В расчёте...
— Ну да, в расчёте на разумный ответ. — И в тоне его, Эндояра, мелькали нотки иронии, как и искры всезнания. "Условного, кроме шуток", мелькнула новая. "Хотя тебе...", и угасла во вспышке встречной "Да, так. Мне мало".
— Мало. — он акцентировал ответ голосом, сохраняя ночь: туман, нольность, эмоций. — Ты можешь по - своему, хоть и не знаю, как. Но я без точности... — Шлем хмуро: недовольно, замялся. — Время истекло, что теперь?
Ответом была та же ночь: туман, нольность, слов. И не только. "Мыслей". Этот вывод он выдал жестом: озабоченности. "Блокада? И кто поставил?". И встретил холодный — и непривычно, и теперь уже слегка так, привычно — взор первого. 
Встречный жест, едва лишь заметный. Второй. Крайняя степень, высший пилотаж: общения. Оттенки, невыразимые даже в мыслях. Идущие по нитям скрытого фона реальности. Вдоль, бок о бок, с ними: тенями льющей мороси, черноты. Её. Значит...
Шлем, Красный, сделал шаг назад. И склонился: непроизвольно - почтительно, перед силой и мощью того, сидящего. "Режим клеммы, высший пило... Но время истекло. И что...". И почувствовал: уловил, близость наката ответа — на сомнения — от носителя сокрушительного сияния там, за пеленой спокойствия и обычности. "И ответ..."
"Прост. Ответ прост", оформился — в полную силу — накат и его крещендо: вслух. — У них началось. Чёрный Дождь начал пролив. Сбой идёт эстафетой. — Голос Эндояра привычно, в момент истины, вибрировал. — Готовься, и быстро. Теперь твой черёд.
— И когда? — голос Шлема, Красного, становился гладким, в противовес. — Кто второй? Мы, ветер?
— По ветру она ударила. По нам ещё нет. Значит, скорее, удар будет от сбоя.Насколько я...
"Насколько ты", утратил голос, по эстафете, второй, "понимаешь. Тем лучше? Или..."
И тон Эндояра, тон ответа:
— Думаю, лучше, — внезапно угас, растворился, сник в наползающем шорохе - перезвоне, неизвестно откуда, но понятно: понятно куда. Набирающем силу, громкость, могущество. И теперь...
— Теперь! — Эндояр словно ликующе перекричал, на миг, гром нашествия. — Буйство ночи. Теперь, Красный! 
 
Обращение
 
— Мне... послышалось или... ты что - то сказал? — Голос Ли Джея, слегка заторможенно, выдавал новую стадию: перехода в транс. Транс на особый случай. Проблемы выхода из краха: тяжёлого, вне решения обычным путём. Логики, действия. Противодействия. — Мне...
— Тебе нет. Но сказал, да. — Голос теперь уже Юса был, как в противовес, ворчливо энергичным. — И сказал он... я, то есть, и раз молния и два. И ноль три. И меня это, предчувствуя твой вопрос, без малого почти радует.
— Хм, — и первым голосом, в том же режиме, обозначилась тема. — Тогда предчувствуй второй. Пока я в силах. Задавать.
— Повинуюсь, лорд Сон, — звучали чёткие обертоны. — Второй, рискну заметить, вопрос: что, собственно, такое я, воин ветра, почувствовал там, в модусах параллельности, что изменило моё... Гм.
И после новой, уже почти традиционной, паузы возник сплав: ощущаемый шум, речи и мысли.
— Твоё... Да. Я бы ответил сам: про твоё, по эстафете, но лучше, чувствую, не отвлекаться. Итак.
— Итак, — эхом ответил ветер. — Моё настроение. Я понял, почувствовал. И услышал. Она, первая волна, ударила  краем. Наш модус - мир. Наше солнышко, чёрное, как и его дождь, слегка поторопилось. Или просчиталось. А её, или его, светлый покровитель не успел вмешаться. В итоге — эффект резонанса, образно говоря. Мы получили две молнии, хвала эффекту, а на наших друзей Светлого и Чёрную обрушился ад. Причём почти нефигурально.
— Так. Так - так. Эффект. — Всё так же смутно скрыто ощущаемо. — И насколько оно всё это фатально?
— Настолько, что отразилось и... — И с этим словом Юс, воин ветра, повернул голову, вперив ясный и резкий взор в тёмную, спящую, хмурую мощь Ли Джея, Объятия Сна. — Ты понимаешь, что это значит? 
— Вопрос - риторика и ответ тоже. — Голос Ли Джея плавно переходил: перетекал, в шёпот. — Будут задеты все: предельно банально. На нас пойдёт вторая волна, только эффект, — и шёпот переходил перешептал в мысли, — просчитать нельзя: в силу резонанса. И значит, мы имеем...
И мысль, как облако дыма, менялась и клубилась в сознании. Его, затем второго, а дальше — через цепочку лент, фигур и точек — отдаваясь смутной тенью в гранях соседнего.
— Мы имеем, — подхватил ветер, — почти фатальный крах. Если ты, Сон, не докажешь... что наш дуэт, он... как бы особенно особен. В отличие...
— Я чувствую! — теперь пробудился он. — Вот и они, гости. Бесшумно в гости. Вторая... 
Его голос прервался. Прервался и жест Чандры.
 
 
 
 
 
 
 
Перейти на страницу автора