Алый Полдень. Запах Магнолий

 
Продолжение «Алого утра, Сада Магнолий»
Там. Это там, где светочем лика бездонной отмыкается ллаф: листовый зал плеяды. И вдоль и вокруг цепочки би йежи смыкается льётся вновь, россыпью, ореол выcших. Ллео дда йяр. Со мной из ложа и с ней, на зове. 
И я — нна йюн мьёри йяр — один и не один, образ и касание его, в восхождении, я возвращаюсь к ней и в неё. В резкость и ясность линзы уснувшего солнца. И сразу, и нет; один из ченн гья о, чьи образы плавны у горна выхода к слитку. И там, и в ней, пронзительной резкости чистых мерных, мы — я и они, скрытые в центре фокуса чаши, чаши расплава — вводим её. Цепочку тайю тъер мъё, в грань и размытость сада запахов. Сада магнолий.
И ты, лакъёрми дья о файю ор, девочка в сумраке сна. Ты здесь и снова, в невидимом блеске, неслышимом громе чаши. Чаши фиала.
Ты — кьёо ормью оин ллай, остриё обжигающей мощи, остриё в сужении зова. Зова блещущей чары. 
•••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••
 
Контур ясности
 
(Ряд терминов — в контуре ясности «Алого Утра, Сада Магнолий»)
------------------------------------------------------------------------------------
Горн выхода к слитку — модус обозначения в системе граней тапанты как перехода к линзовой резкости.
Нна йюн мьёри йяр — одно как многое в модусе Алого утра.  
Оно, в восхождении — ритмика лланшьи, основ лингои, в размытости граней вложенной пелены.
Тайю тъер мъё — распады и сплавы сверхъяркости тъены.
Чаша расплава — фиал в момент скрытого сотрясения от взрыва кьерр о, энергии  тъены, при сгущении образов. 
 
Чистые мерные — листовый зал плеяды в момент проявления в линзовой резкости центра фиала.
 
 
 
 
 
 
Перейти на страницу автора