Про отца

Мой отец... Я пытаюсь собрать его образ в единое целое... Я пытаюсь честно вспомнить чувства и эмоции, переживаемые мною к нему. И это безумно трудная для меня задача. Отец - это такой расщепленный образ. Он для меня и герой и жертва. И сильный и очень слабый. Любящий и отстраненный. Близкий и безумно далекий. Из всего вороха этих воспоминаний я сейчас понимаю, что было что-то, что я переживала, а что-то, что было приказано чувствовать. Я так сильно была вплетена в отношения моих родителей, что в моей душе был жуткий хаос и бардак. Я помню папу в детстве до 6 лет. Помню, что мы ездили с ним на мотоцикле, ходили за грибами, считали до 10... Воспоминаний не так много, но мать помню еще меньше... Я пришла в школу и прекрасно считала, потому что научил папа. Я была папина дочь. Что я чувствовала, что переживала? Я его очень любила. Для меня он был близким и родным. Я не знаю, как он относился ко мне. Потом он уехал, и я пережила ужасное потрясение, потерю, горе... И застыла в нем. Не было возможности кому-то про это рассказать. У меня забрали что-то очень важное для моей жизни. На психологическом языке, я не прошла идипову стадию. Второй раз отец ушел, когда мне было 17 лет. Ушел навсегда... умер. И я опять застыла, замерзла... И тема отца как ледяная глыба живет в моей душе до сих пор.
Какой-же он был?
Я вынуждена была смотреть на моего отца через призму родительских отношений. Все их отношения были вывернуты наизнанку перед нами, детьми. Мы от матери всегда получали информацию о том, какой наш отец. И, конечно, должны были принимать сторону матери. Я думаю сейчас, зачем нужно было это моей матери? Ей было важно вовлекать меня в их отношения. Их отношения были частью моей жизни. Я слушала их разборки. Я должна была быть свидетелем и активным участником. Зачем? Мать постоянно формировала во мне это стойкое ощущение, что она героическая женщина, которая терпит моего отца во имя меня. Она страдалица и правильная женщина, а отец ужасный алкаш, пьяница, никчемный и ужасный. Но все это было в кругу семьи. А  за ее пределами, у нас прекрасная семья. Я сейчас удивляюсь, как я не сошла с ума, живя в этом сумбуре. Как моя психика выдерживала это постоянное переключение тумблера: при народе - отец прекрасен, в кругу семьи - негодный алкаш. Что я испытывала к отцу? Это было многослойное образование: наверху - злость, отвержение, стыд, а в глубине - жалость, сочувствие и... нежность. Я разрывалась между любовью к матери и отцу. Мать все время требовала: выбери меня, выбери меня! И я выбирала! И все нежное и настоящее вытесняла в глубины своей психики.
 
Перейти на страницу автора