Буйное Пламя. Клаира Фа (1)

 
ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЙ
ЧАСТИ: «КЛАТЪЕНА» 
 
Свет в черноте — это в космосе. Но черноте условной. Ибо —
 
 
Там, у подножия вечных костров,
Если позволит космический страж,
Будут сиять миллиарды миров:
Чистый огонь и алмазный мираж
 
 
 
Интерлюдия  1
Не слишком ли много огня? Для нас, мирных людей? 
// Увы, но это его мир. Который мы, мирные люди, видим лишь смутно.
Но разве те, кто был не прочь ослепнуть от чёрного, видят его так же?
// Те нет.
Но тогда как?
// Те просто знают. Что вечные, да, костры — это пламя метафор, вечность её: энергии. Космический страж же — законы тапанты (тон пантон, если точнее).
А что он позволит? Должен, точнее?
// Всё та же метафора, троп: по сути. Как и всё в этом плеске образов. Он просто есть: и страж и она, у стража. И не ищите тут тайный смысл. Тапанта — это вселенная, коей предпочли слово «космос», а тон пантон — банально в родительном.
Ну, если она ещё и алмазна... Или что, они?
// Мираж. Он. Алмазный мираж — он, апофеоз нашего мира как флёра абсолютно бездонной, вечно познаваемой темы. 
Так значит, наш мир — иллюзия?
// О нет. Вершина айсберга, ближе. Проявление — ощущаемое — реалий, стоящих за ним и создавших его. Фундаментальной материи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интермеццо
∎  Амитофо. О будда Амитабха. Почтительно прошу прощения, но ваши идеи близки — во многом — классике школы, базе махаяны. Буддизма Большой Колесницы, хотя и Малой тоже. Не возникает ли у вас чувство, что вы, по сути, тяготеете к концепции сансары как безначального, но конечного модуса бытия?
«Чувство — нет, ибо я кто угодно, но не буддист. Но — однако — блистательный шарм буддийской философии греет мне душу. Так, если фигурально. И сходство, парадоксальное, астрофизики и буддаджняны изысканно и великолепно».
∎  Амитофо. Благодарю вас.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интервал
// Простите, но как физик замечу, что здесь уместнее термин  «космология». Астрофизика — несколько иной профиль. //
"Абсолютно согласен. Но это вопрос стиля. Космология — элемент и буддизма: у буддологов. Возможны сбои семантики, путаница. Астрофизика  —  панацея".  
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интерлюдия  2
Так вот, по поводу материи. Пусть и так и блеск, но... Все эти реалии — в настоящем, ясно. А там, в ожидаемом, они...
// Они да, я понял. Объективно — и да и нет. Добавятся новые грани, оттенки, искры. И ощущения — тоже иные, кардинально, с новой, проснувшейся мощью мозга. 
По нестандартности, видимо, сходно с почтенным гуру из монастыря? И гостем из академии?
// Сходно — да, но крайне, весьма условно. Их мышление, при всём колоритном шарме, лишь напоминает: слегка и очень так — расцветку и россыпь красок шилеман тъё. Мышления тех и там, мира тон пантон у подножия ярких, безумно ярких костров.
Но из чего всё это следует, строго говоря? Грандиозный шарм и пожар грядущего?
// Из простого и, парадоксально, сложного расчёта. Оценок его, грядущего, неимоверно много, и все они, практически, дилетантски. Уровень аса здесь — сплав, синтез художника и учёного, логика и поэта. И музыканта, если предельно фигурально.
Из чего, видимо, вытекает, что алмазных оценок в беллетре мало?
// На фоне полевого шпата. И с учётом лингвеяр шау: дальности будущего. Ибо блеск алмаза, элаита, есть они: грани, оттенки, искры психологии как шелинъю (производной) гениально мощного мозга. И дальше так. Ведь гениальность как тальфан: талант на фоне таланта — есть атрибут нашего мира, переходной фазы эволюции с блокадой нейронной мощи. Синдром ПШ: полевого шпата.  
Начало же новой фазы...  
// Всё так. Шелинъю - производная как повсеместность и, парадоксально, стандарт. Кардинально, убийственно, сокрушительно иной мир. 
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интермеццо
✔ Рискнул бы заметить, что переход и блокада — реалии многозвучные. Но по сути это...
«Спящие возможности. В силу фишлайе: неизвестных — пока лишь — законов тъены (природы) и, в унисон, психики».
✔ Как философ, не могу избежать: в унисон, по-вашему, это безначально, модус сансары, или вслед за?
«Утончённо, мой респект. Но смысл ясен. Вслед за, безусловно. Психический мир — плод материи, это общее место. В пределах миража, а дальше, вне — тема отдельная».  
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интервал
// Блестящий подход, мой респект тоже. Вселенная как тапанта  —  каскад элементов - аналогов нашего космоса: чёрного, или ПВМ, пространственно - временного многообразия. В мираже, алмазном, мы имеем дуальность тъены: природы — и её плода, и да, согласен. В иных ПВМ (чёрных, по сути) её, психики, может и не быть.  
"Вы предвосхитили мой ход, отменно. Оценка физика, очень кстати".
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интерлюдия  3
По поводу ПВМ, речь была ведь о...
// Наш алмазный мираж  —  это пространство и время, то есть ПВМ. Оно бесконечно и, в ином смысле, конечно. Высшая геометрия, космология. Таких, аналогичных, в тапанте плеяда. То есть много: по расчётам.
И вы полагаете, что они отличны от нашего? ПВМ, или миража?
// Это априори, но в деталях туман. И пик смысла в том, что рассеет его: радикально  —  лишь она: элаита, лайюна, блеск сокрушительно иного мира.
Но... не хватает аккорда: увидеть — мысленным взором — её: палитру искр. Грани - оттенки. И раствориться в них, прозрев от буйства чёрного пламени. И вновь ослепнув: от буйства красок шилеман тъё.
// Я бы не сказал лучше. Хотя точнее, вы уже. Клаира фа  —  вторые врата после чёрных, с накатом палитры сна. 
Что означает...
// То самое: блокаду и спящие. Фигурально — тусклые блики слепящей бездны костров. Переходный этап.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интермеццо
✿ Видимо, я уловил вашу мысль. И мозг и психика — потенциал огромен, но стопорится. Ощущения СНМ: структуры нашего мира — примитив; а ля дальтоники. Видим и слышим не всё, страшно не всё, что можно, в принципе. И, адекватно, мышление НР, низкого уровня. Как у бушменов перед дисплеем.
«Филигранно. Аура психолога. Да, это бушмены. Их язык для описания физики и перевода Ницше. И Байрона. Палитра сна, тусклые блики. И наша клаира фа — прекрасная тень реальности». 
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Интервал
∎  Рискну добавить: язык - речь шелинъю (если правильно понял), всеместной гениальности, неизмеримо выше по глубине и размаху. Выше того, что есть. Опера Моцарта перед свирелью.
"Неотразимо. Вторая аура — лингвистики. Благодарю".
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Пробуждение   
Последняя подача особо заметна. Или нет? По большому счёту, без беллы - беллетры нет финальности: лайюны, шилеман и лингвеяр шау. И, кстати, вопрос. Алмазные оценки — те, что есть — блестящие пробы пера, действенны ли в обычной словесной форме? 
// Условно, да. Как исключение. И их заслуга двойная. Они открывают тень, великолепную, врат. И они же — стимул, преддверие новых алмазов. С огранкой той, что ещё не было.
И вы... Вы готовы, могли бы, открыть тень? Ну то есть?
// Она открыта. Почти. В Дальнем Громе, у новых врат. В Клатъене: огне будущего. 
Это он? Тот, который?
// Да. Он открыл её раньше, ещё тогда, и он же создал, открыл: посредством времени — третьи врата. Тот самый, новый алмаз. Алый рассвет сада магнолий. 
Значит, всё - таки «Час». Так всё - таки это не он, Алые Врата?
// Это не он. Но войти мы можем. И стоит. Эти врата — ключ и к нему.
*********************************************************************
Да. Понимаю. И всё же — наглядно. Предельно ясно, где? Я помню, ПВМ, высшая геометрия, но где именно он, Сад Магнолий? В нашем мираже, в дальнем ПВМ? Ведь где-то же он есть?
// Вы идеально правы. Он да, но точность, парадоксально, эзотерика. Он здесь, в нас, и рядом. Реален, как свет: инфра К, ультра Ф. До их открытия. Но изощрённее. В расчётах и сам рассвет и магнолии зажгут утро для элоян: даже — но день, доступ к нему, саду, увидит лишь мозг лоенши. И сад — одна из граней, миллиардов и больше, клаиры фа: пламени будущего.
Я очарован. И чувство, что наш уважаемый гуру знает, видимо, аналог этой сферы.    
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Вторжение Кармы
∎ Благодарю вас. Рискну быть полезным. Аналог — бодхи, крайний этап сансары, врата нирваны. Просветление. Но я остерегусь назвать вашу девочку там, у прибоя, бодхисаттвой: носителем бодхи. Разве что очень условно.
«Поклон, уважаемый гуру. Лао ши, если позволите. Ваше мнение как наставника очень ценно».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я отвлекусь на миг. Лао ши... 
// Думаю, вы угадали. Индийское гуру — китайское лао ши. Учитель. 
Понятно. Интересная тенденция. Мы как бы идём по ней, по... Как лучше?
// И образно, и дословно — тропа грома. Бесконечно упрощённо, за нехваткой выхода: иного пути. Опера, свирель.
По тропе грома, идущей в зарослях: больше — и вне: меньше, касаясь их. Звуков клаиры, тъяу шилеман.
// Келлари нчи. Звуков речи усложнённого мира. Речи лоенши и шилеман тъё. Речи клаиры фа. 
То, что он, мир, усложнён алым утром и тропой нчи, в целом, ясно, при всех переливах Моцарта. Но тянет спросить, нет ли второго грандиозного маэстро. Нет ли усиления, резонанса клаиры в более широком плане?
// Иначе, только ли Сад магнолий — главная фиоритура оперы?
Тропа грома великолепна, но и наш язык: элоян — способен к алмазным граням. 
 
Перейти на страницу автора