Киберартель. Глава 2

Глава 2
Итак, месяца три я мысленно прорисовывала детали этой схемы, мечтала о том, как было бы это все здорово и благолепно. А потом поняла. Никогда власть предержащие не отдадут основу, сакральный смысл свое власти – власти распоряжения денежными средствами общества. Да и вопрос контроля над расходованием этих средств наладить в такой схеме невозможно. Властью распоряжаться и контролировать обладают только собственники. А мы над своими налогами не властны. Мы не имеем права распоряжаться ими. Причем главное тут  не распределение налогов, а право распоряжения добавленной стоимостью в целом. То есть, моментально встает вопрос о праве собственности на средства производства, только коллективная собственность на все общественное хозяйство позволит осуществить эту схему. Слава небесам, училась я в советской школе, потом институте. И я сразу вспомнила, что государство, в котором право распоряжаться общественными благами принадлежит народу, называется коммунистическим. То есть, я далеко не первая в истории человечества изобрела велосипед, «придумала» ни что иное, как коммунизм.
Прифигев от своего открытия я впала в долгое раздумье. Тут следует сделать небольшое лирическое отступление и рассказать читателям о том, что такое женское мышление. Здесь все сложно. Мужской мозг, подумав А, потом Б, затем Г, неизбежно приходит к выводу Д. Женское мышление иное. Если мы начинаем думать А, то нас сразу относит в У, потом в З, затем, если повезет, мы мельком пробежимся через Б, затем Г отбросим за ненадобностью и через Е и Ё наконец прибудем в Д. И то не факт. И не факт, что мы там задержимся и не рванем далее по маршруту К-Ф-М-Э…
В общем, не могу точно описать путь моей мысли, блудила она долго, но неожиданным выводом стало то, что тот брежневский развитой социализм, который я застала в детстве, никаким предшественником коммунизму не являлся. Ровно потому, что механизмы доступа народа к распоряжению добавочной стоимостью от гигантского  комплекса советского хозяйства отсутствовали напрочь. И даже не были предусмотрены в каких либо зачаточных формах. Тут подоспело мое увлечение лекциями Андрея Фурсова, который рассказал мне, что СССР был государством-корпорацией. И его социальные и административные наработки по сей день с успехом используют западные корпорации. Картинка сложилась. Государство-корпорация в принципе, по своей природе не отличается от частной корпорации. Вывод - СССР, который я знала, был ничем иным, как одной из форм многоликого капиталистического общества.
Наверно, многие из моего поколения, вспоминая угар распада Советского Союза, мучительно и безуспешно искали ответ на вопрос: как же так? Как так получилось? Как мы так могли? Кто виноват? Что делать?
 
продолжение 
Перейти на страницу автора