йехууу

Ах, как молниеносно я носилась
с душой твоей, как с писаной торбой.
Я верила, надеялась и билась,
что станешь ты только моей судьбой.
Не бойся, ведь остатки моей страсти
уложены в свинцовые гробы.
И сердце снова спущено на части 
в воронку удивительной судьбы...
 
После смерти Марины Цветаевой издали ее записи и письма, опубликовали все ее блокноты и записные книжки, этакие поскребыши великих шедевров. Листаю вот свой ежедневник (у кого-то он реально ежедневник, а у меня стихотворник-рисованник, матерщинник и чердак признаний), так там такие строчки, выплюнутые то в нежности, то в истерике, мне кажется , это так интимно, вываливать на суд людской и редакцию то, что варится в твоих недрах.
 
Кольца сняты, песни спеты.
Больше не звенят браслеты.
Что стало с нами? Было небо, но...
Нас и не было...
Всё сама придумала, теперь надо забывать.
И воздушные фазенды свои надо разбирать...
 
В душе бродит Женя. В ушах поет Боно. Even better than the real thing... Мужики приходили и уходили, а музыка оставалась всегда.
 
Перейти на страницу автора